У справедливости женское лицо. Интервью с адвокатом Олесей Мошкович


У справедливости женское лицо. Интервью с адвокатом Олесей Мошкович

Олеся Мошкович – очень необычный адвокат. Мама четверых детей, она сделала солидную карьеру и в юридических кругах имеет репутацию победительницы. Магистр политологии, третейский судья и общественный деятель, помогающий репатриантам освоиться в Израиле – она человек больших знаний и опыта, помогающих ей и в работе, и в отношениях. Ее адвокатская фирма «Мошкович Зубок» ведет дела, связанные с семейным правом, получением гражданства и статуса в Израиле, а также выплат от Битуах Леуми. Так или иначе все эти три направления тесно связаны с психологией человеческих отношений и чувств, с состраданием и умением добиваться своего. О своей работе, семье и отношении к жизни Олеся нам рассказала в этом интервью.

Олеся, у меня к вам главный вопрос, который я просто не могу не задать: как вы все успеваете?

О. М: Как правило, те, кто много успевают, чаще всего вкладывают много сил и времени в организацию процессов, находят себе талантливых и преданных помощников и их ежедневники расписаны на месяцы, а то и годы вперед. Это высокий уровень ответственности, но и удовлетворение от него высокое. Я очень люблю свою семью, и я очень люблю свою работу. Поэтому мне приходится успевать, планировать свое время таким образом, чтобы его хватало не только на консультации, апелляции и суды, но и на детей, и на себя.

Сейчас популярны сериалы, в которых главной героиней является женщина – адвокат. И стереотип таков, что внутри она железная леди (не лишенная, конечно, слабостей), даже если снаружи демонстрирует мягкость. Насколько он, этот стереотип, соответствует реальности, по-вашему?

О. М: Это зависит от того, о какой именно женщине-адвокате из реальности мы с вами говорим. Наверняка, есть и такие, как в сериалах «железные леди». Себя я не назвала бы «железной леди», хотя да, конечно, я очень дисциплинированная, организованная – без этого я бы просто не смогла бы работать. Но если говорить о чувствах – я как раз из тех адвокатов, которых дела «цепляют». Мне по-человечески глубоко не безразличны справедливость и не справедливость, страдания моих клиентов.

Когда работаешь с делами по Битуах Леуми, тут практически невозможно не вовлекаться эмоционально. Расскажу вам об одном деле, которое я веду уже 6 лет. Мой клиент – ребенок с инвалидностью. Когда ему было всего два года, и он еще жил в Украине, ему поставили диагноз – рак кости ноги. Украинские врачи видели только один способ лечения – ампутацию ноги, и родители стали срочно искать другие возможности. Они срочно репатриировались, чтобы лечить малыша в Израиле. Он перенес несколько операций и передвигается в инвалидном кресле, и Битуах Леуми каждые полгода снижает ему инвалидность до 50 %. Я иду с ним на комиссии, добиваюсь 100%, восстанавливаю для него выплаты по «наядут», которые Битуах Леуми тоже отменяет - и так каждые 6 месяцев на протяжении 6 лет.

Представьте ребенка, которого регулярно оперируют, для которого в Германии лично изобрели специальный имплантат для кости, чтобы он ее фиксировал в нужном положении и оперировать приходилось оперировать реже. Ребёнка, который приезжает в школу на инвалидном кресле или приходит на костылях – семилетний мальчик и он так хочет побегать со своими сверстниками на спорт площадке или просто в коридоре школы и не может... И каждый раз он снова и снова подвергается проверке комиссии – не начал ли он ходить самостоятельно, не обманывает ли он. При этом его состояние подробно описано в его медицинских документах. Я вижу, что эти комиссии его травмируют, а у него итак ведь совсем не безоблачное детство. Я пытаюсь максимально оградить его от неприятного опыта, но во мне все кипит. Я сама мама, и меня не может такое не задевать. На каждой комиссии я борюсь за таких детей, как за своих. Мои маленькие клиенты для меня – самые важные.

Да. Эта история действительно задевает за живое. А если говорить о вашем стиле работы – это такой баланс мягкости и жесткости, который позволяет добиваться желаемого результата.

Я считаю, что жесткость всегда должна быть использована только по делу. Там, где это уместно, где жесткость не разрушает диалог, а создает необходимые границы защиты. Например, в деле о разводе по причине физического насилия в семье я буду жесткой, потому что жесткая тактика тут адекватна и нужна, даже если пострадавшая сторона склонна оправдывать своего мучителя. Она может колебаться в своих требованиях, но я ему спуску не дам. Мне кажется, что любую женщину такие истории глубоко задевают, невозможно не проникнуться и не начать отстаивать интересы пострадавшей стороны, как свои.

Как правило, в парах самыми серьезными вопросами занимается кто-то один. И чаще всего это мужчина. Под серьезными вопросами я подразумеваю: финансы, недвижимость, права и обязанности в браке. Я не считаю такую тактику правильной, но что есть, то есть. И часто тот партнер, который в этих отношениях является ведомым не представляет, а на что он имеет право претендовать. Что в этом общем – его. Ко мне часто приходят женщины, которые искренне удивляются, узнав, чего они «стоили» в этом браке, насколько их вклад в отношения был по правде объективно ценен и значим. Жаль, конечно, очень, что узнают они об этом от меня – адвоката по разводам – а не от своего супруга.

Недавно у нас был интересное дело о разводе, прямо как в кино или даже в триллере. Женщина пришла разводиться со своим очень состоятельным мужем, который плохо с ней обращался. Он ей внушил, что ей ничего не положено и что он ее просто может выкинуть, в чем была. Но ее, слава богу, направили к нам. И мы ей объяснили, что даже без войны ей причитается гораздо больше, чем она просит. Муж ее – очень влиятельный человек, с обширными связями, в полиции, в том числе. Когда мы обратились в миштару, полицейские, которым он, видимо, уже позвонил, повели себя совсем не адекватно. Просто буквально смотрели сквозь нас и отказывались открыть дело. Я подала два иска – на мужа и на полицейских. И знаете, что? Он испугался! Он то думал, что она тихо уйдет, а она пошла к адвокату. Думал, что адвокат-женщина спасует, не добившись справедливости в полиции. А тут замаячил суд – проблема стала становиться гораздо более серьезной, чем он предполагал. Он испугался и так быстро пошел на наши условия, что даже я удивилась. Перечислил ей все положенные компенсации. Снял ей квартиру на полгода. Хотя, к сожалению, мне кажется, что она к нему вернулась.

Сейчас тема насилия в семье – одна из самых обсуждаемых в социуме. То, о чем вы сейчас говорите, похоже на Стокгольмский синдром. Но я думаю, не все наши читатели могут быть в курсе, что это.

О.М: Давайте им расскажем. Об этом нужно знать, чтобы обезопасить себя и своих близких. Если очень упростить: Стокгольмский синдром - это когда жертва насилия выбирает не свою сторону, а сторону своего мучителя. Она создает видимость для себя и окружающих, что защищает себя, а по факту защищает его, от собственных обвинений в том числе. Она находит оправдания всем его действиям и верит в то, что между ними настоящая любовь, «просто» они поссорились, «просто» он ее ударил… Это очень сильная психологическая зависимость и по сути болезнь, от которой никто не застрахован и которая требует лечения. Я же со своей стороны могу помочь тем, чем может помочь адвокат – получить максимальную компенсацию для пострадавшей.

Известно, что насилие в семье бывает не только физическим, но и эмоциональным, и финансовым. Насколько оно доказуемо в суде?

О. М.: Доказать его довольно сложно, но возможно. Тут необходима экспертиза психиатра и других специалистов. В некоторых случаях, например, если пострадавшая сторона в браке получила инвалидность по Битуах Леуми, начала посещать психолога, психиатра – доказать насилие немного легче. Но как бы это ни было сложно, выигрывать – огромный кайф.

Что вас вдохновляет в вашей борьбе?

О.М.: Справедливость и, конечно, Любовь! Я считаю, что каждая женщина заслуживает того, чтобы рядом с ней был тот, кто ее любит, уважает и ценит. Тот, кто не пытается ее контролировать, а дает ей расцвести, дает ее самооценке вырасти, а талантам и нежности раскрыться. Я ведь не только занимаюсь разводами -  я вижу очень много счастливых пар, которые искренне любят друг друга. Я почти ежедневно вижу людей, которые переехали в Израиль из других стран, чтобы быть вместе со своими половинками. И я делаю все от меня зависящее, чтобы получить для них легальные основания для их совместной жизни здесь – статус для партнера иностранца или гражданство. И именно потому, что я так часто наблюдаю счастливые пары, я верю, что и у других, пока несчастных, пока выбирающихся из тех отношений, что их травмировали, тоже может быть счастливая любовь.

Адвокатская фирма «Мошкович Зубок»
Наши телефоны: 052-354-5256 
                                050-900-2902
                                 054-623-1255

Наша страница в Фейсбуке: https://bit.ly/3jUwLwt
* В сотрудничестве с адвокатом Олесей Мошкович
На правах рекламы. Текст и фото предоставлены заказчиком. 


 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Память и политика

Возможно, недалек тот день, когда немцы спросят свое правительство: сколько еще мы будем содержать евреев и Израиль?