Зачем нам мир с Сирией?

Израильский политический обозреватель Ави Бнаягу выдвинул предположение, которое тут же привлекло внимание мировых СМИ. Речь о том, что сейчас, когда влияние России на Ближнем Востоке растет, а Асад находится на грани краха, у Израиля появляется уникальная возможность заключить мир с Сирией, не отдавая Голанские высоты. Роль главного примирителя может сыграть российский президент Путин, которому якобы не дают покоя лавры Нобелевского лауреата Барака Обамы. Не исключается также присоединение к мирному договору Ирана.

Бнаягу ссылается на анонимные авторитетные источники, но компетентность этих источников вызывает сомнения. Подобные прогнозы может строить лишь тот, кто верит во всемогущество Путина и в искренность его мирных намерений. И то, и другое далеко от истины.

Прежде всего, Россия вовсе не заинтересована в установлении мира на Ближнем Востоке. Нескончаемое противостояние в регионе позволяет сохранять относительно высокие цены на нефть, без которых экономика РФ давно уже свалилась бы в штопор. Да, Кремлю нужна спокойная безопасная Сирия как военная база и оплот своего политического влияния. Но, похоже, придется удовольствоваться лишь частью территории – вряд ли российской армии удастся очистить от мятежников всю страну. События обещают развиваться не по чеченскому, а по афганскому сценарию, и даже если Москва не увязнет в Сирии, часть страны останется под контролем оппозиции. О разделе Сирии как наиболее вероятном варианте окончания войны говорят многие международные аналитики.

И Дамаск, и большинство крупных городов, и важный для России порт Тартус находятся достаточно далеко от израильской границы. Сегодня приграничная территория занята в основном различными оппозиционными группировками. Вряд ли Москва будет целенаправленно заниматься их уничтожением - есть куда более важные стратегические цели, а кроме того, существует опасность случайного удара по израильской территории. Поэтому граница новообразованного алавитского государства под патронажем России, скорее всего, не будет проходить по Голанским высотам, и вопрос об их возвращении отпадет сам собой.

Удивление вызывает идея заключить мир с Асадом, пока он слаб и приперт к стенке. Нет никакой гарантии, что он останется у власти – даже нынешние друзья в Кремле легко сдадут сирийского президента. И как тогда можно рассчитывать на соблюдение договора теми, кто придет ему на смену?

Впрочем, ни Асад, ни его возможные преемники не согласятся добровольно отказаться от Голан. Это будет означать капитуляцию перед "сионистами". Для врагов сирийского правительства такой отказ станет прекрасным поводом мобилизовать все силы против "предательского режима" – и против Израиля. Вообще быть союзником Асада, вести с ним переговоры и даже быть упомянутым в одном с ним контексте для Израиля чрезвычайно опасно. Залог относительного спокойствия северной границы – наш нейтралитет по отношению к сирийским событиям. Идти на дипломатические контакты с Дамаском можно только при условии полного разгрома всех группировок на территории Сирии и появления в стране полноценной власти. Но на это рассчитывать не приходится.

Наконец, примирения Сирии с Израилем не допустит Иран, чья внешняя политика в регионе построена на ненависти к еврейскому государству. Невозможно поверить, что Дамаск откажется от поддержки Тегерана. Да и Путину не стоит ссориться с Ираном и шиитами, после того как он уже настроил против себя суннитский мир.

Идея присоединение Тегерана к мирному договору – и вовсе из области фантастики. Да, во времена шаха у Ирана и Израиля были неплохие отношения, но сейчас для того, чтобы их вернуть, нужна новая иранская революция. Аятоллы не изменят свою позицию в отношении Израиля, особенно сейчас, после того как Исламская республика на глазах у всего мира "поступилась принципами", приняв западные условия соглашения по ядерной программе. У России практически нет рычагов давления на руководство Ирана – в отличие от Асада, которого российская армия спасает от позора, потери власти и физического уничтожения.

Даже если представить себе такую фантастическую ситуацию: Израиль подписал мирный договор с Сирией и остался при Голанах – она по большому счету ничего не меняет. Главная опасность на Севере исходит не от Сирии, а от Хизбаллы в Ливане. А уж Партию Аллаха Путин при всем своем желании не уговорит мириться с Израилем.

Самому Путину этот шаг вовсе не добавить популярности. В глазах мусульман Ближнего Востока он будет выглядеть не миротворцем, а пособником сионистов, защищающим интересы Израиля и оставившим Сирию без Голанских высот. Да и вообще растущая роль России в регионе сильно преувеличена. Можно было говорить о влиянии Кремля, когда он стоял "над схваткой" и демонстрировал равноудаленную позицию. Но сейчас, когда российские ВВС бомбят в Сирии всех подряд, включая стратегических союзников, положение России становится все более сомнительным. Недавно один из религиозных авторитетов Саудовской Аравии призвал единоверцев к джихаду против "русских крестоносцев" за преступления против исламского мира.

Нобелевскую премию мира, конечно, присуждают за что попало, а иногда и вовсе ни за что. Но вряд ли она достанется Путину, пока Россия ведет военные действия в Сирии. Помимо всего прочего, отсутствие мирного договора между Израилем и Сирией сегодня мало волнует международное сообщество, и это не та область, где российская дипломатия может сорвать аплодисменты. Нет большой заслуги в том, чтобы добиться мира там, где де-факто нет войны.

Чем кончится сирийская кампания, тоже неясно – возможно, даже армия РФ не спасет режим Асада. Поэтому призывать Израиль сейчас укреплять сотрудничество с Москвой по сирийскому вопросу, по меньшей мере, неосмотрительно. Разумеется, нельзя портить отношения со сверхдержавой, но любые радикальные шаги нужно отложить до более стабильного периода.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Сбитый компас

Цель левых деятелей – не развалить правительство, что лишило бы власти их самих, а перестроить его политику на свой лад