РААМ невозможно провернуть назад


РААМ невозможно провернуть назад

За последние годы нас, кажется, стало трудно чем-то удивить. И все же реальность продолжает преподносить сюрпризы, поражающие воображение. Могли ли мы предполагать, что когда-нибудь высший религиозный орган арабской партии РААМ – совет Шуры - будет решать, быть или не быть израильскому правительству?

Именно это произошло 10 мая – совет Шуры постановил, что партия останется в коалиции, но продлит принятое в апреле решение о замораживании своего членства в Кнессете. Первым пунктом в списке требований совета к правительству значится сохранение статус-кво в мечети Аль-Акса и обязательство препятствовать молитвам и ритуалам евреев на Храмовой горе. Кроме того, в знак протеста против позиции премьер-министра Беннета по Храмовой горе, РААМ будет контактировать только с его партнером Яиром Лапидом. И все же Беннет теперь может спать спокойно – исламские авторитеты дали легитимацию его кабинету.

Интересно, в арабском языке есть понятие, аналогичное ивритскому «хуцпа»?

Самое поразительное, что происходит все это мракобесие при правительстве, возглавляемом политиком из среды религиозных сионистов, лидером партии, само название которой указывает направление направо - «Ямина». Впрочем, первым переговоры о вступлении РААМ в коалицию начал другой правый лидер – Нетаниягу, который сегодня обвиняет Беннета в потакании арабам. В Ликуде этот факт отрицают, но большинство израильтян, судя по опросам, верят утверждениям Мансура Аббаса о том, что Биби звал его в правительство.

Биби и Беннет нарушили негласное правило, через которое в прошлом не переступил ни один израильский политик, ни правый, ни левый, – арабских партий в коалиции быть не должно. Даже Рабин, пожимавший руку Арафату, и тот при утверждении соглашений Осло довольствовался внешней поддержкой арабских фракций; даже Авода и ее предшественница МАПАЙ сохраняли верность этому принципу. Поведение нынешних лидеров тем более позорно, что они руководствовались не своими политическими взглядами (будь эти взгляды левыми, желание кооптировать РААМ в правительство было бы хоть как-то объяснимо), а стремлением удержаться у руля любой ценой. Что ж, ставки растут, и можно только гадать, что нас ждет дальше. Может, избрание в Кнессет членов ФАТХ? Или зависимость от одобрения шейхов Исламского Государства?

Почему нельзя допускать к власти арабские списки (подчеркнем, что речь не идет о депутатах-арабах, которые представляют разные еврейские партии и занимают в правительстве и Кнессете различные посты)? Дело тут не в дискриминации, на которую любят сетовать сторонники равноправия, а в том, что, как откровенно заявил Мансур Аббас: «РААМ выполняет свои демократические обязательства перед арабским обществом и его самоопределением». Это то самое общество, которое ассоциирует себя с жителями Рамаллы и Шхема и предпочитает называться палестинцами. Конечно, будь настроение этого общества иным, все было бы иначе, но тогда мы и жили бы в другом Израиле. В реальности и РААМ, и Объединенный арабский список представляют население, с разной степенью агрессивности настроенное против еврейского государства.

Верно, Мансур Аббас высказывается против власти ХАМАСа в Газе и осудил поджог синагог в Лоде. Зато в вопросе Храмовой горы он всецело на стороне радикалов и находит повод оправдывать теракты против израильтян. Мазен Гнаим, второй номер в его партии, фотографируется с ненавистником Израиля шейхом Раедом Салахом, а другой раамовец, Ата Абу-Мадиам, в эфире израильской радиостанции требует вывести полицейских с Храмовой горы, а евреям, если они хотят там молиться, предлагает сменить веру.

Это происходит, напомним, в еврейском государстве и касается его суверенной территории. Но руководители государства не возмущаются и не предлагают партии РААМ покинуть правительство, раз она не согласна с его курсом. Ведь без РААМ они потеряют власть, а это для них страшнее всего, страшнее терактов и фактической потери Храмовой горы.

Поэтому вполне закономерно, что судьбу коалиции сегодня решают арабские партии по указаниям своих религиозных вдохновителей. И же совсем не удивительно, что от вотума недоверия правительство спасает оппозиционный «Объединенный список», гораздо более радикальный, чем РААМ. Достаточно вспомнить, что в него входит движение БАЛАД, отрицающее право Израиля на существование. Но сегодняшний кабинет полностью зависит от доброй воли этих пособников террористов, которые в любо момент могут либо его развалить, либо потребовать за свои услуги любую цену.

Самое печальное, что внезапно выросшая роль арабских движений в Кнессете и правительстве – вовсе не временное явление. Трудно рассчитывать на то, что новая власть отправит Мансура Аббаса в оппозицию, разорвет любые отношения с Объединенным списком, и арабский шантаж можно будет забыть как страшный сон. Этот фарш невозможно провернуть назад. Почувствовав вкус и преимущества власти, арабские политики начнут еще активнее мобилизовать электорат и набирать мандаты. Не один, так другой арабский список сумеет просочиться в коалицию, поскольку нашим деятелям, как правым, так и левым, всегда нужны союзники в их борьбе друг с другом. Вариантов нет: правительство с участием арабских фракций и зависящее от них и от советов Шуры – наше «светлое» будущее. Надеяться можно лишь на то, что среди израильских арабов тоже царят острые разногласия, которые не дадут им объединиться в мощную пятую колонну. Но и эта надежда сомнительна – при всех своих противоречиях, арабы, организованно идущие в израильскую политику, едины в своем стремлении либо уничтожить еврейское государство, либо превратить его в государство для себя. И теперь у них есть такая возможность.

Древняя мудрость гласит, что посеявший ветер пожнет бурю. Те, кто впервые допустил участие арабской партии в правительстве, посеяли ветер, который принесет нам бури, возможно, еще более опасные, чем все, что мы видели раньше.

Автор: Ирина Петрова. 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK