Битва за гиюр

Тема гиюра вновь стала поводом для скандала. Главный сефардский раввин Израиля Шломо Амар пригрозил, что уйдет в отставку, если будет принят законопроект Давида Ротема (НДИ) об армейских гиюрах. Этот демарш был тем более неожиданным, что совсем недавно Главный раввинат высоко оценил армейские гиюры и подтвердил обязанность органов местной власти признавать их. Таким был ответ на апелляцию, поданную в Высший суд справедливости (БАГАЦ) общественной организацией "Итим". А еще раньше, в сентябре этого года, Шломо Амар заявил, что репатрианты, принявшие иудаизм в рамках армейской программы "Натив", считаются полноценными евреями.

В октябре, в ответ на позитивный отзыв рава Амара об армейских гиюрах, два авторитетных ашкеназских раввина издали галахическое постановление. В нем гиюры солдат-репатриантов объявлялись фальшивыми, и "мир Торы и Галахи" должен был добиваться их прекращения. Таким образом, наметилось противоречие между сефардским и ашкеназским раввинатами. Теперь же они, похоже, пришли к консенсусу. Рав Амар утверждает, что законопроект, выводящий армейские гиюры из-под контроля Главного раввината, запрещающий ретроактивно признавать их недействительными, - это попытка "разрушить религию народа Израиля".

Главная претензия ультраортодоксальных лидеров к армейскому гиюру – его упрощенная, по их мнению, процедура. Действительно, ЦАХАЛ предоставляет возможность перейти в иудаизм всем желающим, в то время как "гражданский" гиюр осложнен многочисленными бюрократическими препонами и откровенным недоверием раввинов.

В законопроекте Ротема возмущение Главного раввината вызывает также его распространение не только на солдат срочной службы, но и на резервистов. Поскольку в "милуим" служат почти все израильские мужчины, любой из них может воспользоваться этим для прохождения "облегченного" армейского гиюра.

Инициаторы законопроекта, кроме того, предлагают открыть гражданам, желающим перейти в иудаизм, возможность обращения в любой раввинат страны, а не только по месту жительства. Отменить уже совершенные гиюры будет невозможно, разве что появятся доказательства явного обмана со стороны обращенного.

Сама по себе проблема гиюра во многом искусственна и вызвана ущемлением прав тех израильтян, кого Главный раввинат не признает евреями. Согласно опросам населения, 70% коренных израильтян уверены, что для репатриантов-неевреев интеграция в израильское общество затруднена, а 40% считают это препятствие очень существенным. И все же сейчас, спустя 20 лет после начала Большой Алии, отношение израильтян к тем, кто не является галахическим евреем, стало намного спокойнее. Смешанными браками в наше время никого не удивишь. Если бы в стране существовала процедура гражданских браков и было бы достаточно гражданских кладбищ, ажиотаж вокруг гиюра значительно сократился бы. В иудаизм переходили бы лишь те, для кого быть евреем – это прежде всего соблюдать религиозные заповеди.

Возможно, политическим силам, защищающим права репатриантов, как раз и следовало бы сосредоточить свои усилия именно на достижении гражданского равноправия, не вмешиваясь в сферу традиций и галахических уложений. Но в случае с военнослужащими ситуация иная. Для тысяч молодых людей быть евреем означает любить и защищать еврейское государство. Их желание пройти гиюр вызвано вовсе не страхом быть похороненным за оградой военного кладбища – в этом возрасте редко думают о похоронах. Свое понимание еврейства они оплатили потом и кровью, нашим спокойствием и страхом наших врагов. Потому они имеют право считаться евреями, даже вопреки убеждениям Главного раввината, и долг общества – помочь им пройти все необходимые процедуры, раз уж они существуют.

Как свидетельствуют сотрудники государственного управления по делам гиюра, в последнее время к ним обращается все больше молодых людей, родившихся и выросших в нашей стране. Их родителям отсутствие еврейства не помешало устроиться в Израиле, но они сами чувствуют себя такими же евреями, как их ровесники, у которых есть еврейская мама. По большей части, эти люди проходят гиюр в армии, где их не подозревают в корыстных помыслах.

Главная причина противоречий между ультраортодоксальными и светскими кругами в отношении гиюра, состоит в том, что ортодоксальный подход требует от перешедшего в еврейство строгого соблюдения религиозного образа жизни. Считается, что гер, нарушающий заповеди, приносит народу Израиля гораздо больше вреда, чем несоблюдающий еврей. Возможно, когда-нибудь один из религиозных авторитетов решиться оспорить это положение, и тогда отношение к гиюру принципиально изменится. Главным аргументом перехода в еврейство станет искреннее, подтвержденное делом желание человека разделить судьбу еврейского народа. Но пока рассчитывать на эти перемены не приходится.

Впрочем, среди ортодоксальных авторитетов и сейчас нет единства по вопросу гиюра. Недавно сефардский раввин Хаим Амсалем, среди прочих своих взглядов, выразил одобрение армейским гиюрам, за что коллеги подвергли его остракизму и даже сравнили со злейшим врагом еврейского народа – Амалеком.

Но если позиция ультраортодоксальных деятелей понятна и оправдана, то готовность правительства постоянно идти у них на поводу вызывает удивление. Демарш рава Амара мог бы стать поводом для ослабления монополии Главного раввината и еще одним шагом в сторону отделения религии от государства. Вместо этого власти предпочли отложить рассмотрение законопроекта на два месяца. Эксперты считают, что закон о гиюре не будет принят, по крайней мере, пока ШАС входит в коалицию. Сегодня же у него и вовсе нет шансов, поскольку Нетаниягу опасается, что министр от ШАС Эли Ишай проголосует против уже обещанного американцам моратория на строительство в поселениях.

Объяснения, что правительство опасается нового закона о гиюрах как средства получения гражданства для палестинцев или иностранных рабочих, не выдерживают никакой критики. Палестинский араб, мусульманин, выразивший желание принять иудаизм, будет неминуемо отторгнут своей общиной и своей семьей. В тех редких случаях, когда такое происходит, гиюр действительно вызван глубокими убеждениями. Что касается иностранных рабочих, то они не служат в армии и обычно живут в рамках своей диаспоры, так что им трудно будет доказать свою причастность к народу Израиля.

По большей части скандалы вокруг гиюра имеют политические причины, главная из которых – борьба Главного раввината за влияние. Даже в религиозных кругах многие считают лишним существование этого института в еврейском государстве. Должность главного раввина как представителя интересов еврейской религиозной общины была введена в ряде стран Европы, и, в частности, в Великобритании, и "по наследству" возникла в подмандатной Палестине. В Израиле, где религиозные евреи имеют свои политические партии и представительство в парламенте, значение двух Главных раввинатов постепенно сходило на нет, пока не появилась массовая алия. Тогда Главный раввинат взял на себя функцию проверки еврейства вновь прибывших и утверждения гиюров. Новый законопроект, передавая эти полномочия местным раввинам и Главному военному раввинату, фактически лишает религиозных чиновников силы, власти и львиной доли бюджета, выделяемой на проведение гиюров. Неудивительно, что в конечном итоге и ашкеназские, и сефардские раввины объединились против этих нововведений.

Обсудить на "Мнениях" Тема гиюра вновь стала поводом для скандала. Главный сефардский раввин Израиля Шломо Амар пригрозил, что уйдет в отставку, если будет принят законопроект Давида Ротема (НДИ) об армейских гиюрах. Этот демарш был тем более неожиданным, что совсем недавно Главный раввинат высоко оценил армейские гиюры и подтвердил обязанность органов местной власти признавать их. Таким был ответ на апелляцию, поданную в Высший суд справедливости (БАГАЦ) общественной организацией "Итим". А еще раньше, в сентябре этого года, Шломо Амар заявил, что репатрианты, принявшие иудаизм в рамках армейской программы "Натив", считаются полноценными евреями.

В октябре, в ответ на позитивный отзыв рава Амара об армейских гиюрах, два авторитетных ашкеназских раввина издали галахическое постановление. В нем гиюры солдат-репатриантов объявлялись фальшивыми, и "мир Торы и Галахи" должен был добиваться их прекращения. Таким образом, наметилось противоречие между сефардским и ашкеназским раввинатами. Теперь же они, похоже, пришли к консенсусу. Рав Амар утверждает, что законопроект, выводящий армейские гиюры из-под контроля Главного раввината, запрещающий ретроактивно признавать их недействительными, - это попытка "разрушить религию народа Израиля".

Главная претензия ультраортодоксальных лидеров к армейскому гиюру – его упрощенная, по их мнению, процедура. Действительно, ЦАХАЛ предоставляет возможность перейти в иудаизм всем желающим, в то время как "гражданский" гиюр осложнен многочисленными бюрократическими препонами и откровенным недоверием раввинов.

В законопроекте Ротема возмущение Главного раввината вызывает также его распространение не только на солдат срочной службы, но и на резервистов. Поскольку в "милуим" служат почти все израильские мужчины, любой из них может воспользоваться этим для прохождения "облегченного" армейского гиюра.

Инициаторы законопроекта, кроме того, предлагают открыть гражданам, желающим перейти в иудаизм, возможность обращения в любой раввинат страны, а не только по месту жительства. Отменить уже совершенные гиюры будет невозможно, разве что появятся доказательства явного обмана со стороны обращенного.

Сама по себе проблема гиюра во многом искусственна и вызвана ущемлением прав тех израильтян, кого Главный раввинат не признает евреями. Согласно опросам населения, 70% коренных израильтян уверены, что для репатриантов-неевреев интеграция в израильское общество затруднена, а 40% считают это препятствие очень существенным. И все же сейчас, спустя 20 лет после начала Большой Алии, отношение израильтян к тем, кто не является галахическим евреем, стало намного спокойнее. Смешанными браками в наше время никого не удивишь. Если бы в стране существовала процедура гражданских браков и было бы достаточно гражданских кладбищ, ажиотаж вокруг гиюра значительно сократился бы. В иудаизм переходили бы лишь те, для кого быть евреем – это прежде всего соблюдать религиозные заповеди.

Возможно, политическим силам, защищающим права репатриантов, как раз и следовало бы сосредоточить свои усилия именно на достижении гражданского равноправия, не вмешиваясь в сферу традиций и галахических уложений. Но в случае с военнослужащими ситуация иная. Для тысяч молодых людей быть евреем означает любить и защищать еврейское государство. Их желание пройти гиюр вызвано вовсе не страхом быть похороненным за оградой военного кладбища – в этом возрасте редко думают о похоронах. Свое понимание еврейства они оплатили потом и кровью, нашим спокойствием и страхом наших врагов. Потому они имеют право считаться евреями, даже вопреки убеждениям Главного раввината, и долг общества – помочь им пройти все необходимые процедуры, раз уж они существуют.

Как свидетельствуют сотрудники государственного управления по делам гиюра, в последнее время к ним обращается все больше молодых людей, родившихся и выросших в нашей стране. Их родителям отсутствие еврейства не помешало устроиться в Израиле, но они сами чувствуют себя такими же евреями, как их ровесники, у которых есть еврейская мама. По большей части, эти люди проходят гиюр в армии, где их не подозревают в корыстных помыслах.

Главная причина противоречий между ультраортодоксальными и светскими кругами в отношении гиюра, состоит в том, что ортодоксальный подход требует от перешедшего в еврейство строгого соблюдения религиозного образа жизни. Считается, что гер, нарушающий заповеди, приносит народу Израиля гораздо больше вреда, чем несоблюдающий еврей. Возможно, когда-нибудь один из религиозных авторитетов решиться оспорить это положение, и тогда отношение к гиюру принципиально изменится. Главным аргументом перехода в еврейство станет искреннее, подтвержденное делом желание человека разделить судьбу еврейского народа. Но пока рассчитывать на эти перемены не приходится.

Впрочем, среди ортодоксальных авторитетов и сейчас нет единства по вопросу гиюра. Недавно сефардский раввин Хаим Амсалем, среди прочих своих взглядов, выразил одобрение армейским гиюрам, за что коллеги подвергли его остракизму и даже сравнили со злейшим врагом еврейского народа – Амалеком.

Но если позиция ультраортодоксальных деятелей понятна и оправдана, то готовность правительства постоянно идти у них на поводу вызывает удивление. Демарш рава Амара мог бы стать поводом для ослабления монополии Главного раввината и еще одним шагом в сторону отделения религии от государства. Вместо этого власти предпочли отложить рассмотрение законопроекта на два месяца. Эксперты считают, что закон о гиюре не будет принят, по крайней мере, пока ШАС входит в коалицию. Сегодня же у него и вовсе нет шансов, поскольку Нетаниягу опасается, что министр от ШАС Эли Ишай проголосует против уже обещанного американцам моратория на строительство в поселениях.

Объяснения, что правительство опасается нового закона о гиюрах как средства получения гражданства для палестинцев или иностранных рабочих, не выдерживают никакой критики. Палестинский араб, мусульманин, выразивший желание принять иудаизм, будет неминуемо отторгнут своей общиной и своей семьей. В тех редких случаях, когда такое происходит, гиюр действительно вызван глубокими убеждениями. Что касается иностранных рабочих, то они не служат в армии и обычно живут в рамках своей диаспоры, так что им трудно будет доказать свою причастность к народу Израиля.

По большей части скандалы вокруг гиюра имеют политические причины, главная из которых – борьба Главного раввината за влияние. Даже в религиозных кругах многие считают лишним существование этого института в еврейском государстве. Должность главного раввина как представителя интересов еврейской религиозной общины была введена в ряде стран Европы, и, в частности, в Великобритании, и "по наследству" возникла в подмандатной Палестине. В Израиле, где религиозные евреи имеют свои политические партии и представительство в парламенте, значение двух Главных раввинатов постепенно сходило на нет, пока не появилась массовая алия. Тогда Главный раввинат взял на себя функцию проверки еврейства вновь прибывших и утверждения гиюров. Новый законопроект, передавая эти полномочия местным раввинам и Главному военному раввинату, фактически лишает религиозных чиновников силы, власти и львиной доли бюджета, выделяемой на проведение гиюров. Неудивительно, что в конечном итоге и ашкеназские, и сефардские раввины объединились против этих нововведений.

Обсудить на "Мнениях"

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ



Тайна третьей прививки

Утрата доверия к власти страшнее любой эпидемии, поскольку без доверия эпидемию не победить.