“Я была единственной арабкой с юга”: бедуинский адвокат, вошедшая в историю


“Я была единственной арабкой с юга”: бедуинский адвокат, вошедшая в историю

С детства Мае аль-Хаджудж Рахат (27 лет) знала, что хочет стать юристом. Около года назад она преодолела “стеклянный потолок” и стала первым юристом из бедуинской общины.
Воплотить мечту в жизнь было нелегко: “Образование в этом секторе находится на очень низком уровне. Мне пришлось приложить двойные усилия”.
Мае мечтает пройти по карьерной лестнице до должности ​​судьи Верховного суда.
Год назад ее наняла прокуратура Южного округа. Так Мае стала первым бедуинским юристом и вошла в историю.

“Меня всегда интересовала криминалистика,” - с улыбкой вспоминал аль-Хаджадж.
“По телевидению показывали детские сериалы, от которых мне было не оторваться. Например, был японский сериал о следователе Конане, который расследовал убийства. А дома у нас была большая библиотека, в которой были все книги Агаты Кристи. Эта литература была мне не по возрасту, и родители не хотели, чтобы я ее читала, мне тогда было 12 лет”.

Она начала изучать право в колледже Сапир, и оказалась единственной бедуинской женщине среди 120 студентов.

 “Процесс был очень сложным. Я с трудом закончила полный курс. Уровень образования в нашем секторе очень низкий. Ни учителей, ни учебных часов.
После того, как учитель физики в школе уволился, учитель электроники Авад Джабарин начал заниматься со мной и с другими учениками за счет своего личного времени. Никто ему не заплатил".

Отец аль-Хаджудж - консультант по вопросам образования, а мать - педагог. Всего в семье семеро детей. Остальные братья и сестры занимаются преподавательской деятельностью и психологией. 

“Чтобы выучить как следует иврит, мне пришлось записаться на частные курсы, которые оплатили мои родители. Ученики из моей школы были очень одаренными, но не имели базовых условий для успешного продолжения учебы. Они очень старались и прилагали много усилий, но не у всех были деньги, чтобы платить репетиторам”.

Когда она поступила в юридический институт в возрасте 18 лет, аль-Хаджадж знала, что ей повезло поступить, в отличии от одноклассников.

"Мне создали условия, которых не было у других ребят. Я понял, что я говорю на иврите на хорошем уровне и могу продолжать учебу. Меня поддержал заведующий факультетом Нир Кейдар. Он сказал: “Я готов принять вас при условии, что вы прочитаете три юридических книги на иврите и кратко их мне перескажете”.
“Целый год я занималась этим”, - сказала она. Он спросил меня: “Если вас сегодня не примут, что вы будете делать?”
Я сказала, что проверю, почему меня не приняли, и в следующем году это уже не будет причиной.  В итоге, несмотря на все трудности, я закончила высшее образование с высокими показателями и получила степень магистра в Тель-Авивском университете”.

По состоянию на 2020 год в государственной прокуратуре работало 167 сотрудников из арабского сектора, среди них 94 юриста и 38 стажеров, научных сотрудников, административных служащих и студентов.

  Читайте нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ



Из Сочи с любовью

Мы попали в плохую компанию, в которой нам, к тому же, нечего делать.