Запрет на молитву


Запрет на молитву


Во времена Британского мандата евреям было запрещено не только молиться, но и просто стоять у Стены Плача. Охранники бдительно следили, чтобы ни один человек, одетый как религиозный еврей, проходя возле Котеля, не задерживался – ведь тогда возникало подозрение, что он произносит молитву. Это могло разозлить местное население и спровоцировать беспорядки, которых британские власти старались избежать.

Сейчас старожилы рассказывают эту историю как пример абсурда и дискриминации. Слава Богу, все изменилось, и если кого-то раздражает вид молящегося еврея, это их проблемы. Мы у себя дома и можем молиться, где хотим. А Храмовая гора, как известно, в наших руках с 1967 года…

Но, как говорится, все не так однозначно. Согласно договору с ВАКФом, Советом по контролю над мусульманскими святынями, а также мирному договору между Израилем и Иорданией, на Храмовой горе запрещено совершать ритуальные религиозные действия. Причем запрещено именно евреям. Более того, туда нельзя проносить так называемые предметы культа – молитвенники, талит, свиток Торы и проч. Особо порицается коллективная молитва. За нарушение этих правил предусмотрено административное наказание, и полиция строго предупреждает об этом всех желающих подняться на Гору.

Заметим, что подобные ограничения действуют только в отношении иудаизма. Представляете, какой шум поднялся бы во всем мире, если бы израильские власти ограничили право молиться в каком-либо месте христианам или мусульманам? А если бы запрет на еврейскую молитву появился в любой другой стране, Израиль бы первым возмутился и заговорил об антисемитизме. Но у нас в еврейском государстве с евреями можно не церемониться.

Недавно группа молодых харедим нарушила этот запрет, произнеся на Храмовой горе главную еврейскую молитву «Шма Исраэль» - «Слушай, Израиль». Они не хулиганили, не бросали камни, как делают порой их арабские ровесники, атакуя людей у Стены плача, не призывали никого убивать или изгонять – они просто молились, за что и были наказаны. Однако судья мирового суда Цион Сахараи не усмотрел в этом поступке угрозы общественному порядку и отменил запрет на посещение Горы, изданный полицией против молодых людей. В ответ правоохранители подали апелляцию в окружной суд Иерусалима.

Полицейских можно понять. Беспорядки на Храмовой горе возникали несчетное количество раз и порой перерастали в масштабную эскалацию – достаточно вспомнить «интифаду Аль-Акса», разразившуюся после визита Ариэля Шарона. Некоторые правые деятели, не признающие запрета, посещают Гору именно для того, чтобы демонстративно его нарушить. Дело, как правило, заканчивается вспышкой насилия, или, в лучшем случае, протестами со стороны Иордании и ВАКФа. Полиция в этой ситуации оказывается крайней, ведь она обязана обеспечить соблюдение правил, которые не она устанавливала.

Но если вдуматься, ситуация ненормальная и просто бредовая. Кому и каким образом может помешать молитва – то есть разговор человека с Богом? Как она оскорбляет чувства последователей иной веры? Или представители ВАКФа опасаются, что евреи после коллективной молитвы пойдут громить мечеть Аль-Акса?

Очевидно, что на Храмовой горе арабы не хотят видеть молящихся евреев по одной простой причине. Им хочется думать, что это принадлежащее им место, их земля, а вовсе никакой не Израиль. И если на то будет воля Аллаха, такой очищенной от израильтян землей когда-нибудь станет вся так называемая Палестина. Об этом возносятся молитвы в мечети Аль-Акса, и понятно, что ее прихожанам не хочется при этом видеть рядом евреев. Они не хотят жить в стране, где найдется место для любой молитвы, любого мирного собрания, любой веры, если она не призывает к войне и убийству. Храмовая гора, в представлении мусульманских авторитетов, должна быть чистым островком ислама, воплощением мечты об одном государстве для одного народа, и этот народ – не евреи.

Но почему мы должны поддерживать эти абсурдные желания и в угоду им ограничивать права наших граждан? Ради сохранения спокойствия и во избежание насилия? Давно известно, что такая стратегия работает с точностью до наоборот. Любое потакание арабским радикалам, любая уступка их условиям вызывает новые требования, новые угрозы, новую вспышку террора с целью добиться своего. Аппетит приходит во время еды – это правило неизменно действует в отношении наших «партнеров». Чем больше мы уступаем, тем больше от нас хотят. Стоит ли возмущаться требованиями разделить Иерусалим, если мы добровольно и смиренно отдаем чужой стране контроль над самым сердцем Иерусалима и запрещаем там еврейские молитвы?

Хочется верить, что когда-нибудь все изменится, и мы будем рассказывать новоприбывшим об эпохе запретов на Храмовой горе как о далекой и абсурдной истории. Но для этого перемены должны произойти прежде всего в головах наших лидеров.

Автор: Ира Коган
 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ