Кроме шуток

 Когда-то презираемый и чуть ли не запрещенный в Израиле «Новигод» в последнее время обретает невиданную популярность. Во многих городах установлены елки, рестораны и магазины заманивают посетителей сияющими гирляндами и праздничными скидками. Даже многие раввины признали, что елочка и Дед Мороз не оскорбляют чувства верующих, как любят выражаться в стране нашего исхода. Правда, 1 января до сих пор остается в еврейском государстве рабочим днем, когда некоторые работники могут взять «выходной по выбору», но этот раз отмечающим повезло. Новый год выпал на субботу, и к его празднованию радостно присоединились светские израильтяне. Артисты, телеведущие, крупные политики наперебой поздравляют алию, произнося по-русски непривычные слова и демонстрируя перед камерой тарелки с салатом оливье  – ситуация, которую невозможно было себе представить еще двадцать лет. 

По идее, мы должны радоваться и гордиться, что наша община подарила государству такой прекрасный веселый праздник. Но у этой радости есть какой-то неприятный привкус.

В поздравлениях, которые мы слышали в последние дни, то и дело звучала скрытая или откровенная ирония. Чего стоит одна только песня популярного исполнителя Омера Адама о «русских» девушках – доступных, много пьющих и плохо говорящих на иврите. Мы как будто вернулись в 90-е, когда насмешки над репатриантами и обвинения их во всех смертных грехах были в порядке вещей. Но сейчас это почему-то считается праздничной шуткой.

Недалеко ушел от певца и лидер оппозиции Нетаниягу, записавший свое поздравление вместе с блогером Семеном Графманом. Чего только нет в этом ролике – и русский мат, и уличный жаргон, и флаг Ликуда, и водка, и упоминание цензуры в Советском Союзе, и несколько шпилек в адрес главного противника Биби – Нафтали Беннета. Может быть, кому-то это и кажется смешным, но не имеет никакого отношения к нам и к Новому году. Экс-премьер просто воспользовался предлогом, чтобы напомнить о себе и уколоть своего соперника.

Сам Беннет обошелся без шуток, но посвятил свое поздравление перечислению собственных достижений, а президент Герцог и его жена напомнили о важности вакцинации. Эти пафосные речи, по замыслу выступающих, должны радовать «русских» олим и создавать у них праздничное настроение. На деле же, как нетрудно понять, мы скорее чувствуем себя оскорбленными. Почему дорогой для нас праздник – это лишь предмет для шуток? Ведь есть Мимуна – праздник марокканских евреев, который по факту давно стал всеизраильским. Не все его отмечают, но он пользуется всеобщим уважением и признается культурным наследием не только марокканской общины, но и всего еврейского народа.

А что же Новый год? С него наконец сняты обвинения в христианском происхождении и ассоциации с католическим святым Сильвестром. И все же в Израиле он до сих пор считается забавной странностью «русских». Не случайно на смену «Сильвестру» пришло искаженное русское «Новигод», хотя начало календарного года испокон веков отмечает весь западный мир. Но у нас это чисто «русский» праздник с неизменным оливье, «шубой», икрой, водкой и возможностью посмеяться над чужим галутным пережитком.

Нет сомнений - мы бы никогда не увидели в Израиле никаких елок и гирлянд, если бы не предприимчивость торговых сетей, открывших для себя дополнительный источник заработка на подарках, да еще привычка израильтян во всем находить повод для праздника, отраженная в труднопереводимом выражении «еш сиба ле-месиба» - «есть причина для вечеринки».

Впрочем, время от времени даже у израильских политиков появляется серьезная причина для вечеринки на «русской улице» – выборы. Если бы они предстояли нам в ближайшем будущем, то мы бы сейчас наблюдали длинную очередь поздравляющих, от премьера до малоизвестных деятелей, впервые штурмующих электоральный барьер. Комплименты в адрес алии звучали бы куда громче и торжественней, и никто не позволял бы себе двусмысленных шуток о водке и наших девушках. Что до руководителей крупных соперничающих списков, то они бы, пожалуй, нарядились в костюмы Деда Мороза, раздавали детям конфеты и отплясывали под главной елочкой, установленной по такому случаю возле Кнессета. И это закономерно: когда община становится электоратом, у тех, кто рассчитывает на ее голоса, сразу просыпается внимание к ее традициям и признание ее заслуг. Собственно, именно электоральный вес алии привел к тому, что нам в конце концов разрешили открыто праздновать Новый год и даже начали с ним поздравлять «на высшем уровне». Но поскольку статус этого праздника до сих пор не определен, то в те годы, когда наши голоса не нужны, это поздравление стараются обратить в шутку. Почему? Наверное для того, чтобы мы не принимали все сказанные комплименты за чистую монету и не думали, что наши заслуги перед страной действительно так высоки, как нам сообщают по случаю праздника.

Кто бы объяснил поздравляльщикам, что не надо путать Новый год с первым апреля! Что в стране, где была запрещена религия и отмечались исключительно советские и революционные даты, это был единственный праздник, связывавший нас с остальным миром, праздник семейных ценностей, веры в лучшее будущее и надежды на чудо. Именно в этом смысл Нового года, а не в оливье, елочке и водке. И именно поэтому мы празднуем Новигод и продолжали бы его праздновать, даже если бы это было запрещено в Израиле. Наше отношение к этому дню заслуживает уважения, а не насмешек и злых шуток. 

У нас есть чувство юмора, мы сами любим посмеяться над собой и не склонны обижаться на шутки. Но когда, кроме шуток, мы не видим никакой помощи от высокопоставленных политиков, это по-настоящему обидно. Пенсии для стариков, пособия для неполных семей, строительство дешевого жилья – эти и другие реальные шаги гораздо важнее, чем поздравления на фоне оливье. Но власть имущие предпочитают ограничиться двусмысленными поздравлениями, потому что это гораздо проще, чем что-то сделать для алии или хотя бы откровенно поговорить об ее нуждах.

Автор//: Ирина Петрова


 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Эпоха пост-Биби

Пока вся страна гадает, согласится ли Нетаниягу на судебную сделку, и если да, то на каких условиях, наиболее дальновидные эксперты начинают строить прогнозы, как будет выглядеть израильская политика эпохи пост-Биби, ведь эта эпоха все равно когда-нибудь наступит.