Что стоит знать о новом бюджете и почему это стоит знать


Что стоит знать о новом бюджете и почему это стоит знать


Дискуссии о главном регулирующем документе государства ведут те, кто его не читал, с теми, кто не хотел, чтобы он прошел. Что там на самом деле?

Утром понедельника в результате бурной бессонной ночи правительство одобрило проект государственного бюджета на остаток 2021-го и 2022 год.

Было и прошло. Почему же столько споров, разговоров, домыслов вокруг этого документа, который большинство из нас не читало и вряд ли прочтет? С чего такой накал политических страстей – от торжества, близкого к ликованию, у одних до гнева и панических прогнозов у других? Что он принесет и чем грозит простым израильтянам, то есть, собственно, нам? 

Попробуем разобраться…

Аттестат зрелости правительства

Когда 13 июня после долгих споров, торгов, посулов, манипуляций и истерик, не считая предшествующих четырех предвыборных кампаний, трех волн пандемии и одной почти войны, было, наконец, сформировано правительство Израиля, многие не воспринимали его всерьез и не считали, что оно  надолго.  Если бы это был младенец, рожденный в Спарте, его бы тут же сбросили в пропасть – настолько не жилец. Слишком много факторов нежизнеспособности.

На это и рассчитывал, неожиданно для себя оказавшись главой не правительства, а оппозиции Биньямин Нетаниягу. Всем своим видом, поведением, речами и политическими ходами он демонстрировал, что эта ситуация  - чистое недоразумение, которое разрешится не сегодня – завтра: шаткая коалиция развалится на первом же серьезном ухабе, а уж такой барьер, как согласование бюджета ей ни за что не взять.

Неутвержденный бюджет, как известно, влечет автоматическую отставку правительства, а за ним - роспуск Кнессета, новые выборы – то есть возвращение ко всему тому, чем жила наша страна, отвлекаясь лишь на пандемию и войну, почти три года, и в чем Нетаниягу чувствует себя, как рыба в воде, - здесь ему равных нет…

Вот почему нынешний понедельник стал для бывшего премьера черным днем. Его надежды на скорое возвращение в насиженное кресло рухнули. Правительство, которому он предрекал развал на части в течение считанных месяцев, утвердив бюджет, получило удостоверение о кашерности – то есть жизнеспособности, аттестат зрелости, можно сказать.  Больной оказался скорее жив, чем мертв, хотя считалось, что наоборот.

Этот бюджет почти наверняка будет одобрен Кнессетом. Правительство Беннета-Лапида-Либермана, на устойчивость которого еще два месяца назад никто бы не поставил и сотни шекелей, избавлено от Дамоклова меча над собой до конца 2022 года и имеет все шансы продержаться полный срок – четыре  года с лишним.

Так что понятно, почему главный герой нынешней бюджетной драмы - министр финансов Либерман - ходит именинником, а вчерашние хозяева страны – бывший премьер и его бывшие министры, главы ультраортодоксальных партий и раввината – на все имеющиеся у них голоса возвещают о приближении  Апокалипсиса.

То, что рано было говорить 13 июня, когда это правительство удалось сформировать, пришла пора осознать 2 августа, когда этому правительству удалось согласовать бюджет: эпоха Нетаниягу кончилась.

Зачем нужен бюджет?

Поскольку 9 из 10 нормальных людей не только ни разу не держали в руках ни одного тома госбюджета, соответственно, не заглядывали в него и даже не испытывали никогда такой потребности, не всем понятно, зачем он нужен и нужен ли вообще. 

Последний раз правительство (а вслед за ним -  Кнессет) утверждало бюджет 3,5 года назад – то есть до пандемии, выборного марафона, произошедших вместе с ними изменений и возникших нужд. Все это время Израиль, удивляя весь свободный мир и международные финансовые организации, жил без бюджета. 

И ничего: небо не разверзлось, море не высохло, земля не иссякла, страна не развалилась. Ну и что, что не было бюджета – то есть согласованного, взвешенного плана деятельности государства, а не только его расходов и доходов, которым тоже нужен баланс и ясный порядок приоритетов? Государство продолжало функционировать, только управлялось в расчетно-ручном режиме.

Механизм такого управления известен и прост. Когда нет нового бюджета, берется старый, делится на 12 с коррекцией на увеличение населения – так определяется месячная норма расходов-доходов. Это – расчетная часть.

Дальше следует ручная. Когда возникают непредвиденные нужды, требующие не заложенных в прошлом бюджете расходов, премьер-министр (или с его санкции – министр финансов) в ручном режиме решает, давать или не давать. Обычно дает тем, кто умеет громче кричать и крепче ухватить его за самые болезненные для него места. Поэтому харедим всегда получали от Нетаниягу все, что хотели. И им, и ему был удобен такой порядок. Ему – потому что все зависело исключительно от него, им – потому что он был зависим целиком от них. Никаких бюджетных рамок и сложных согласований.

Что плохого в этой системе, если и с ней государство функционирует?  Только две вещи. Первая: так можно управлять не демократическим государством, а авторитарным или частной лавкой, во что наше государство и стало превращаться. Вторая: при таком управлении полностью исключается стратегия, это прямой путь к стагнации.

Невозможно отвечать на новые вызовы, возникающие актуальные задачи, решать стратегические проблемы, опираясь на старый бюджет. Если весь смысл государственного руководства заключается в том, чтобы удержаться у власти, а вся мудрость - в том, чтобы потакать шантажистам и интересантам, которые тебя у власти держат, - не до стратегии, не до перспектив, не до решения назревших проблем.

Израиль в конце 12-летнего периода правления Нетаниягу  увяз в состоянии застоя. У блока Биби-харедим не было никакой не только возможности из него вырваться, но и желания. Они, напротив, хотели сохранить все, как есть.

У нового правительства противоположные цели. Они впервые заявлены не на уровне деклараций (на что любой горазд – наслушались в течение четырех предвыборных кампаний), а обсчитаны и записаны в проекте государственного бюджета, откуда попадут в Закон о государственном регулировании. То есть не останутся на уровне предвыборных обещаний - станут буквой закона.

По словам Либермана, для него и его коллег по правительству было важно заявить и зафиксировать намеченные перемены в законе. «Это сигнал гражданам Израиля и политической системе, - говорит он, - что, наконец, есть определенность, что пришло правительство, которое знает, куда вести страну и как».

Фабрика фейков

Такое заявление можно считать самонадеянным, а можно и смелым. В проект бюджета вошел целый ряд реформ. Причем самые громкие из них сосредоточены вокруг решения проблемы, к которой остерегалось не только подступиться, но и даже назвать ни одно прежнее правительство.

Речь идет о проблеме роста цен в Израиле. Многие брались фрагментарно – снизить цены на жилье, например, но не особо преуспели в этом. В планах (теперь уже записанных в проекте бюджета) нынешнего правительства – комплексная программа борьбы с дороговизной.

Израиль, не будучи страной с высоким уровнем дохода населения среди развитых государств, стал одной из самых дорогих стран мира. Причем, даже в тех областях, где у него объективные преимущества.

После вопросов безопасности (а в повседневной жизни – даже прежде их) это главное, что волнует большинство израильтян. Намерение правительства взяться за такой неподъемный прежде гуж, должно было бы вызвать в обществе массовую поддержку.

В лагере противников нынешнего правительства увидели в этом главную опасность для себя и основное препятствие к реваншу, о котором мечтает Нетаниягу и его верные союзники-харедим. Пропагандистский аппарат «Ликуда», сплоченный, закаленный и набравшийся опыта в ходе трехлетнего выборного марафона, занялся серийным  производством небылиц по поводу принимаемого бюджета. В полном соответствии с канонами дезинформации белое называется черным, а бюджет, направленный на обуздание дороговизны, выдается за программу фронтальных подорожаний.

Если разбираться по пунктам, набирается целый набор фейк-сведений о бюджете – документе, который никто не читал, а значит, не сможет проверить.

Разорение на сладком

Еще до утверждения бюджета, сразу после назначения министром финансов, Либерман утверждал, что не собирается повышать налоги. Он обосновал эту позицию: львиная доля налогов в Израиле приходится на 20% населения, увеличивать налоговое бремя на них – бессмысленно: сбегут – и налоговая база казны уменьшится.

Но публике уже уши прожужжали по поводу введения новых налогов, которые якобы разорят израильтян. Тут есть две группы фейков – просто выдумки и действительные факты, поданные в фейковой интерпретации.

Ко второй группе относится повышение акцизных тарифов на пластиковую посуду и сладкие напитки. Да, намерение сделать их дороже есть – чтобы уменьшить спрос на эти вредные товары. Государство на этом не обогатится. Цель - попытаться изменить привычки израильтян. У нас на душу населения использование одноразовой посуды (что, как известно, загрязняет окружающую среду) в 5 раз выше, чем в Европе. А по потреблению сахара мы на одном из первых мест в мире. И соответственно – доля больных диабетом в Израиле самая высокая среди развитых стран. Надо с этим как-то бороться? Надо! Повышением цен? В том числе – да; исследования подтверждают эффективность такой меры.  Разорит ли это израильтян? Нет!

Удар электричеством

А вот, что могло бы их действительно разорить, если бы не было чистым фейком. Социальные сети наполнены страшилками (авторами некоторых из них являются известные русскоязычные активисты «Ликуда») о намерении Минфина (пишут – Либермана) повысить тарифы на электричество на 27%.

Представьте себе последствия такой меры. Это взрывное повышение цен вообще на все. А теперь представьте политика, который решится инициировать или взять на себя такую глупость, да хотя бы согласиться на нее. Если, конечно, он не задумал совершить публичное политическое самоубийство таким оригинальным, разрушительным  и удобным для проклятий способом. Вот Либерман – со всем, что вы про него знаете, и что про него говорят, даже негативного, – способен так поступить с собой?

Это полная чушь. Но согласно правилам классической фейкологии, каждая ложь должна содержать некоторую долю правды, чтобы выглядеть правдоподобной. Какая же доля есть в фейке про электричество? Измерьте сами.

Звон прозвенел издалека. В целях заботы об уменьшении техногенного влияния на климат ведущие государства мира, входящие в G-20, постановили обязать все страны ввести налог на углероды. Это не пожелание, не призыв, а обязательство. Причем не только странам – членам G-20, а их по отношению к другим странам: те обязаны ввести этот налог у себя, а если нет – он будет взиматься с тех товаров, которые поступят из безналоговых государств в страны G-20.

Например, у знаменитой израильской компании «Изкар» основные покупатели – фирмы Германии, Японии, США… Если Израиль вовремя не введет углеродный налог у себя, «Изкар» заплатит его за свои изделия в Германии, Японии, США, и они поступят в казну этих стран. Это как назло кондуктору купить билет и пойти пешком.

Более того. Деньги от углеродного налога предусмотрено использовать для компенсации повышения расходов энергетических компаний, чтобы сдержать рост тарифов для потребителей электричества. Так стоит платить этот налог у себя или отдать другим?

Но и это еще не все. Углеродный налог будет вводиться, а затем повышаться постепенно, а начнет он вводиться – здесь внимание! – с 2023 года. То есть никакого отношения к бюджету 2021-2022 он не имеет и иметь не может. А гвалт стоит уже и именно в связи с предстоящим бюджетом.

Так делаются фейки.

Дорогое поле

Значительное понижение цен вызовут реформы импорта – как ряда промышленных товаров, так и продуктов, особенно – овощей и фруктов. Последняя вызвала яростный протест фермеров, а если быть точнее – различных ассоциаций сельхозпроизводителей, которые видят в снижении импортных пошлин угрозу своему монопольному положению на рынке и грозят разорением фермерских хозяйств, предрекая уничтожение израильского сельского хозяйства вообще.

Никто не хочет конкуренции, это понятно. Но за последние годы цены на фрукты выросли более чем на 102%, а овощей – на 81%, в то время как общий уровень цен (без учета стоимости жилья) поднялся лишь на 21%. В нынешнем году скачок был так велик, что фрукты стали считаться предметом роскоши, не все их могут себе позволить.  В целом потребление овощей и фруктов снизилось из-за дороговизны на 20%, а в бедных слоях населения – на 40. В солнечном Израиле виноград стоит дороже, чем в Скандинавии. Это аномалия.

Аграрии утверждают, что вина в таком резком подорожании – не их, цены взвинчивают торговые сети. Но данные Антимонопольного управления свидетельствуют, что доля прибыли торговых сетей осталась на прежнем уровне. Значит, основная причина дороговизны – в начале цепочки, у производителей овощей-фруктов. 

Причины не только в возросших аппетитах фермеров, но и в отсталости фермерских хозяйств. Израиль считается нацией старт-апов, но на одном гектаре земли у нас выращивают в 8 раз меньше помидоров и в 6,5 раз меньше огурцов, чем в Голландии, например.

У нас в сельском хозяйстве занято всего 7 тысяч человек. Средний возраст в отрасли – 66 лет. Молодежь туда идти не хочет. Хозяйства нерентабельны из-за той же отсталости. Нужен резкий скачок – но не цен, а новых технологий. Задача – модернизировать сельское хозяйство, привлечь туда новые силы, сделать его конкурентоспособным. Монополия и задирание цен за счет нее только мешает подъему отрасли. Открытие рынка для импорта будет способствовать решению всех этих задач, цены снизятся, каждая израильская семья получит за счет этого, согласно расчетам, по 840 шекелей в год.

Обязательства

По другой линии уже в начале 2022 года вырастет доход пенсионеров.

В НДИ утверждают, что их стремления получить министерство финансов и финансовую комиссию Кнессета было связано с необходимостью выполнить свои обещания перед избирателями. Среди них – установление минимального дохода пенсионеров на уровне 70% минимальной зарплаты. Теперь этому препятствий нет – и соответствующая статья внесена в бюджет. Выделены средства для увеличения на 2580 шекелей специального пособия для переживших Холокост. На 1400 шекелей увеличится пособие на съем жилья для пожилых пар.

Выделены средства для увеличения фонда государственных квартир. Впервые за 20 лет государство будет приобретать квартиры на частном рынке. С середины 90-х годов квартиры из этого фонда только распродавались, а деньги уходили куда угодно – только не на покупку и строительство новых. Мы же собираемся купить 1700 квартир для очередников на социальное жилье и более 3000 единиц жилья для пожилых пар в рамках «микбацей-диюр»

Все это заложено в новом бюджете, и если исходить из того, что в нем действительно есть, а не чего нет и только приписывается фабрикой фейков, новый бюджет Израиля на пользу всем израильтянам.

Константин Подольский
 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK