Сбитый компас


Сбитый компас

Не успел Израиль осознать размах бедуинской преступности, как СМИ и ШАБАК заговорили о бедуинском терроре. Эта новость также застала общество врасплох. Хотя бедуины испокон веков промышляли контрабандой и в некоторых случаях – торговлей оружием, считалось, что они занимаются мелким гешефтом, не вмешиваются в политику и вполне лояльны к еврейскому государству.

Зато Мансур Аббас всегда хорошо понимал, какой потенциал заложен в бедуинской общине, - не случайно он добился принятия закона об электричестве для незаконных построек. Когда бедуины оказались для правительства миной замедленного действия, владеть ситуацией стал тот, кто держит в руках пульт – то есть обладает авторитетом в их глазах. Это вовсе не Беннет и даже не Лапид, который не очень убедительно вмешался в конфликт с посадками деревьев.

Беспорядки в Негеве начались после очередной попытки Еврейского национального фонда озеленить участок между стихийными бедуинскими поселками. Сама по себе эта акция не имеет никакого отношения к экологии. Это чистая политика, призванная затормозить незаконное строительство, а главное – подтвердить и закрепить факт еврейского присутствия и государственного суверенитета на этой территории. Бедуины, со своей стороны, считают эти земли своими и не собираются прекращать строить на них дома и пасти скот. В итоге растения все равно уничтожаются местным населением, а их посадка уже не первый раз сопровождается столкновениями и каменными атаками. Однако сейчас у бедуинов Негева появились в правительстве влиятельные заступники в лице партии РААМ и других левых фракций, которые готовы встать на их сторону, как сделал Яир Лапид, призвавший остановить высадку деревьев.

На самом деле, в сегодняшнем раскладе роль мины замедленного действия играют депутаты РААМ и левых партий, а не бедуинская община. Впрочем, это не вполне корректное сравнение, поскольку цель левых деятелей – не развалить правительство, что лишило бы власти их самих, а перестроить его политику на свой лад. Помните, как поступил отрицательный персонаж из романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан»? Он подложил под компас железный топор, чтобы сбить корабль с курса.  Злодей вовсе не хотел, чтобы судно затонуло, он просто развернул его в другую сторону. Точно так же арабская часть нашей коалиции пользуется происходящими в стране событиями, разворачивая правительство влево. Но, в отличие от персонажа Жюля Верна, они делают это открыто, не скрываясь и не опасаясь противодействия своих правых партнеров. Бояться им нечего. Угроза РААМ перестать голосовать вместе с коалицией, если в Негеве не прекратят сажать деревья, заставляет Беннета, Элькина и Шакед спрятать подальше свои правые убеждения и послушно плыть по указаниям стрелки сбитого компаса. Что касается Яира Лапида, то он уже сообразил, что попутный ветер дует слева, и стремится повысить свой рейтинг, играя на стороне РААМ и МЕРЕЦ.

Сегодня посадки приостановлены, но беспорядки на юге продолжаются под аплодисменты ХАМАСа и злорадные усмешки оппозиции. Есть риск, что они перерастут в серьезное противостояние, и разговоры о бедуинском терроре перестанут быть фигурой речи. Такой поворот приведет правительство на грань кризиса, которого оно могло бы избежать, если бы продумало свои шаги заранее. Можно было бы, например, прийти к соглашению с лидерами бедуинских кланов или сторговаться с РААМ, чтобы добиться от них более сдержанной позиции. Даже отказ от высадки деревьев под предлогом года шмиты, когда земля по еврейским законам должна отдыхать, был бы более разумным выходом, чем нынешняя откровенная капитуляция перед камнями протестующих и шантажом арабской партии.

Правительство, вероятно, постарается спустить все на тормозах, как делало уже не раз, попадая в сложные ситуации. Если на юге станет тихо, то оно выиграет еще какое-то время – до следующего кризиса. Но кризисы будут случаться все чаще, потому что мин замедленного действия в стране гораздо больше, чем хотелось бы руководству. Нетаниягу и его кабинету удавалось двигаться по этому минному полю в одном направлении, обходя опасные участки, вроде бедуинской проблемы, и делая вид, что их не существует. Но невозможно избежать взрывов, перемещаясь зигзагами. Так что Беннету и его команде остается одно – сворачивать влево, куда их тянут Лапид, МЕРЕЦ и арабские политики. С каждым шагом этот крен становится все очевиднее, хотя правые члены правительства не хотят в этом признаваться ни себе, ни народу.

Результат такого левого марша может быть двояким. Первый вариант: правые силы найдут в себе мужество не поступиться принципами, прислушаются к своим избирателям и перестанут пасовать перед партнерами. Левые либо уменьшат свои требования, и курс на время выровняется, либо внутренние противоречия все-таки приведут к кризису, разрушат правительство и спровоцируют новые выборы. Дальнейшее будущее Израиля пока очень неясно, но именно этого ждет Ликуд, радуясь каждому проколу правительства.

Вторая версия развития событий – постепенное движение политики влево, разовые, но все более частые уступки арабам и МЕРЕЦ, отчетливое смещение в левую сторону условного политического центра в лице Лапида и Ганца. Если при этом не случится серьезных катаклизмов, войны и интифады, если отступит «корона» и у левых деятелей хватит ума продвигать полезные социальные и экономические законопроекты, то население не увидит в такой тенденции ничего плохого. Более того – общее отношение к левой политике может измениться к лучшему. Что произойдет, когда придется решать вопрос с Западным берегом, Газой, Ираном, Хизбаллой? Как мы будем выходить из левого поворота, если появится угроза существованию Израиля? Нынешнее правительство, точнее, его правое крыло, наверняка гонит от себя такие вопросы, иначе оно бы продумывало свои шаги наперед и не позволяло бы своим левым партнерам сбивать политический курс в опасную сторону.
Автор//: Ирина Петрова
 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ