Процесс идет


Процесс идет


Александр Осовцов

Сразу после принятия Кнессетом госбюджета я с некоторым удивлением отмечал, что многие комментаторы написали об этом событии так, как будто главное уже произошло. В то время как при всей важности принятия главного финансово-экономического документа, которого к тому же в Израиле не было с 2018 года. Главное — это не принять бюджет, а исполнить его. Конечно, журналистов тоже можно понять. Принятие бюджета, политическая борьба, около 1000 голосований, филибастеры, лидер оппозиции, по ошибке голосующий вместе с коалицией шесть раз подряд, бессонные ночи — все это само по себе создает ощущение яркости происходящих событий и дает много материала, как раньше было принято говорить, для пера. Последующая рутинная повседневная работа правительства и парламента всегда и везде бывает куда менее заметна, не носит за редкими и не очень-то плодотворными исключениями событийно-репортажного характера. В том числе поэтому мне показалось правильным, а, возможно, интересным коротко рассказать о случившемся в процессе исполнения бюджета и вокруг него буквально за первые четыре недели после его принятия.

Буквально после первой из них относительно мало заметно прошел важнейший закон об изменении процедуры взимания налога на добычу полезных ископаемых. Не все пока привыкли к тому, что содержимое недр, прежде всего, добыча газа на морском шельфе — важная и довольно большая статья наших государственных финансов. Так вот существовавшая ранее процедура выплаты налогов добывающими компаниями — между прочим, эти деньги поступают в государственный Фонд благосостояния — позволяла им, как это не странно, фактически годами этих налогов не платить. По ранее действовавшим нормам после того, как налоговое ведомство исчисляло суммы, которые должны были быть уплачены в бюджет, эти компании могли их оспорить, что само по себе совершенно нормально, оспорить сумму налога имеет право любой налогоплательщик, включая каждого гражданина. А вот что отличало именно эти коммерческие структуры, так это то, что их обращение с требованием пересмотреть суммы налогов приостанавливало необходимость их уплаты вплоть до окончания спора в последней инстанции. Таких выгодных возможностей в Израиле, да и не только в Израиле обычно никто не имеет. Вдумайтесь, все то время, в которое вопрос об огромных деньгах будет рассматриваться в израильских бюрократических и судебных инстанциях, а скорость их работы мы хорошо знаем, наши местные газпромы могли не платить налогов. Почему предыдущая власть так облагодетельствовала сырьевиков, я даже предположить не рискну. Зато знаю точно, что лафа кончилась, по предложению минфина Кнессет принял соответствующие поправки к закону о налогообложении прибыли от эксплуатации природных ресурсов, и теперь, как любому, кто платит налоги в израильский бюджет, им предстоит сначала заплатить, а потом сколько угодно долго доказывать и обосновывать свое мнение о том, что они заплатили слишком много. Фонд благосостояния наконец-то начнет работать в нормальном режиме, в конце концов он и не должен быть фондом состояния газодобывающих компаний.

Разумеется, задачей кабинета является не только изыскивать финансы, но и правильно их расходовать. Не для кого не секрет, что пусть не самой большой статьей, но одной из самых больших в Израиле является оборона. Мы привыкли гордиться нашей армией, мы любим мальчиков и девочек в военной форме и хотим заботиться о них. Заботиться не только, как их родственники, друзья, но и как народ, как страна. Поэтому с особым удовольствием значительное большинство израильтян воспринимают новость о повышении, как это принято называть по-русски, денежного довольствия нашим солдатам и солдаткам — повышении весьма значительном — на 50%, в 1,5 раза. С будущего года ежемесячные выплаты военнослужащим будут составлять вплоть до более чем 3 000 шекелей для третьего года службы в боевых частях. Конечно, не сумасшедше много, но для человека 20-ти лет от роду, живущему на всем готовом, совсем неплохо. Сразу вслед за этой новостью прозвучало сообщение о том, что аналогичное решение принято также и в отношении тех, кто отдает свой долг Израилю, проходя гражданскую (альтернативную) службу. Министр финансов выполняет свои предвыборные обещания, что на самом деле крайне непросто, учитывая то, в каком состоянии предыдущее правительство оставило экономику страны, следуя популистскому курсу и угождая отдельным секторам общества, в обмен на политическую поддержку.   

Понятно, что объем этой колонки не позволяет рассказать обо всем, что было сделано даже всего лишь за четыре недели. Хотелось бы, конечно, подробнее рассказать о 3 млрд на развитие инфраструктуры друзских и черкесских общин — вклад друзов в защиту и укрепление государства Израиль дорого стоит, и еще о многом. Хотелось бы уделить больше внимания тому, что расходы на выплаты солдатам, как и повышение финансирования академических стипендий для воинов боевых частей и еще несколько решений, заложенных в бюджете, осуществлены дополнительно к бюджету, и проанализировать, где минфин ухитрился найти почти миллиард шекелей на это благое дело. Но и из того, что сказано, уже довольно понятно, что ежедневная кропотливая работа, пусть она не всегда попадает в медиа и становится известной всем и каждому, в отличие от пустопорожних скандалов, идет и идет в правильном направлении.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Эпоха пост-Биби

Пока вся страна гадает, согласится ли Нетаниягу на судебную сделку, и если да, то на каких условиях, наиболее дальновидные эксперты начинают строить прогнозы, как будет выглядеть израильская политика эпохи пост-Биби, ведь эта эпоха все равно когда-нибудь наступит.