Герой во главе страны


Герой во главе страны

Ухудшение состояния находящегося в коме с 2006 года Ариэля Шарона заставило мир вновь вспомнить об одном из самых неоднозначных политиков в истории Израиля. Пожалуй, никого не ненавидели и не любили так сильно, как Шарона, причем часто эти чувства испытывали к нему одни и те же люди.

Арика Шарона называли бульдозером за умение идти вперед, не обращая внимания на преграды и возражения. Меняя свои политические взгляды, он сохранил это качество неизменным.

Шарон родился в Кфар Малале в семье выходцев из Белоруссии и уже в 14 лет вступил в военное движение а-Хагана. Во время Войны за Независимость он был командиром в составе Бригады Александрони, а в 1953 году создал так называемый 101-й отряд для борьбы с вылазками арабских боевиков. Деятельность отряда помогла сократить число терактов против израильтян.

В 1956 году, во время Суэцкого кризиса, молодой Шарон уже проявил характер. Командуя парашютно-десантной бригадой, он нарушил приказ командования и вступил в бой, который привел к гибели около сорока израильских военнослужащих.

Многие считают, что именно Шарону Израиль обязан победе в Шестидневной войне – его бронетанковая дивизия прорвала фронт египтян и вышла к Суэцкому каналу. Во время войны Судного дня войска под его командованием окружили 3-ю египетскую армию и заставили ее сдаться. Шарон стал национальным героем. Его называли спасителем Израиля; имя Ариэль в 70-е годы было самым популярным среди новорожденных мальчиков. Проведенные им операции до сих пор изучают в военных академиях разных стран.

Вскоре Шарон был избран в Кнессет, но отказался от мандата ради военной службы. Депутатом он стал только в 1977 году. Менахем Бегин назначил его министром сельского хозяйства и председателем комиссии по поселениям. Шарон стал идеологом поселенческого движения, число поселений в Иудее, Самарии и Газе при нем удвоилось. Впрочем, он поддержал эвакуацию города Ямит при возвращении Египту Синайского полуострова.

В качестве министра обороны Шарон был инициатором введения войск в Южный Ливан в 1982 году. В 1983-м ему пришлось уйти в отставку – комиссия Верховного суда признала его частичную ответственность за резню, устроенную ливанскими фалангистами в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила, находившихся на подконтрольной израильтянам территории.

После поражения Нетаниягу на выборах 1999 года Ариэль Шарон возглавил Ликуд и в 2001 году был избран премьер-министром с огромным отрывом от соперников.

Накануне выборов Шарон с соратниками поднялся на Храмовую гору и заявил, что она навсегда останется под израильским суверенитетом. Вспыхнувшие после этого беспорядки в Иудее и Самарии переросли в интифаду Аль-Акса. Шарона часто обвиняли в провоцировании насилия, хотя интифада, несомненно, готовилась заранее. В ответ Шарон провел операцию "Защитная Стена", целью которой было разрушение инфраструктуры палестинского террора.

Еще с 2000 года имидж Шарона - националиста и «ястреба» - начал меняться. Западная пресса отметила, что он стал "более реалистично смотреть на вещи". Став премьер-министром Израиля, Шарон провозгласил "политику сдержанности" – нормализацию отношений с палестинцами при условии их отказа от терроризма и признания еврейского государства. Поддержку Шарону осторожно выразили лидеры ряда арабских стран. В палестинском руководстве тоже заговорили о том, что Шарон, по крайней мере, «знает, чего хочет».

К 2005 году, заняв пост главы правительства во второй раз (после выборов-2003), Шарон действительно знал, чего он хочет. Одностороннее размежевание – эта идея повергала в шок поселенцев, которые привыкли считать Арика своим главным защитником. Совсем недавно он заверял их, что Гуш-Катиф, поселение в Газе, значит для Израиля не меньше, чем Тель-Авив. Против плана Шарона выступали и многие активисты Ликуда, но сбить с пути бульдозер было невозможно. Многочисленные акции протеста и демарши политических оппонентов не помешали эвакуации Гуш Катифа. Так Шарон окончательно превратился из верного друга в заклятого врага поселенцев. Правые радикалы провели против него обряд проклятия «пульса де-нура». Позже, когда Шарон впал в кому, в религиозных кругах говорили, что его настигла заслуженная кара Небес.

После размежевания Ариэлю Шарону надоело бороться с оппозицией внутри своей партии. В ноябре 2005 года он вышел из Ликуда и создал центристскую партию «Кадима» («Вперед»). Уже без Шарона, но пользуясь его именем и лозунгами, «Кадима» два раза подряд выигрывала выборы.

Неизвестно, что сказал бы Арик Шарон, увидев сегодня жалкие остатки своей партии, как бы он отреагировал на Хамастан в Газе, и ракетные обстрелы израильских городов. Возможно, у него появился бы новый план, который он принялся бы выполнять с прежним напором и убежденностью.

В идее односторонних шагов, несомненно, было рациональное зерно. Шарон не верил в шанс договориться с палестинцами, и считал, что Израилю выгоднее самому прочертить свои границы и решить вопрос территорий. Не исключено, что, если бы Шарон был здоров и продолжил свою тактику одностороннего отделения, еврейское государство потеряло бы меньше, чем от него требуют сейчас. С другой стороны, именно размежевание разогрело нынешние аппетиты палестинцев.

Израиль никогда не забудет Ариэля Шарона. Он был героическим командиром, ярким и харизматичным лидером и поэтому стал одним из самых горьких разочарований для народа. Его популярность только усугубила вред, который он нанес обществу в последние годы своего правления. История Шарона – повод, чтобы задать себе вопрос: нужен ли Израилю лидер, который идет к цели напролом, не подвергая свои взгляды сомнению? Нужен ли во главе страны бульдозер, которого невозможно остановить? Не лучше ли оставить героям поле боя, а управление государством доверить политикам, не столь блестящим, но умеющим слушать других и идти на компромиссы?

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Место для мафии

То, что русский преступный мир выбрал Израиль своей новой базой, - очень тревожный сигнал для еврейского государства.