Полиция и политика


Полиция и политика


Израильтяне уже привыкли, что каждый день нас пугают войной. Но новости «мирного» времени звучат не менее угрожающе: в Сахнине произошла массовая драка, семейная пара подверглась атаке камнеметателей в Иерусалиме, взрыв около дома журналиста, на севере неизвестные расстреляли автомобиль... 

Если бы не знакомые названия, можно было бы подумать, что эти инциденты произошли где-нибудь в Колумбии, в Сомали, в Ираке… Но нет, это наша страна, где уровень преступности по традиции считается одним из самых низких в мире. Но мы с каждым днем все больше убеждаемся в обратном. События, пополняющие сегодня криминальную хронику, - симптомы болезни, не менее опасной, чем «корона».  

Когда-то действительно казалось, что организованная преступность в Израиле – что-то вроде клуба по интересам, а разборки в арабских и бедуинских населенных пунктах – практически семейное дело, в которое государству лучше не вмешиваться. Сегодня юг страны охвачен бедуинским рэкетом, на севере идут перестрелки между группировками, а евреи становятся жертвами линча в центре страны и в Иерусалиме. 

Где же наша доблестная полиция? Почему она не справляется с ситуацией? 

Когда арабские погромщики бушевали в Рамле и других городах, поджигая машины, синагоги и еврейские бизнесы, полицейские генералы признали, что не готовы к такому повороту событий.

Точно так же полиция севера была не готова к тому, что празднование Лаг ба-Омера на горе Мерон приведет к трагедии. А полиция южного региона настолько не готова к борьбе с процветающим там рэкетом, что бизнесмены предпочитают платить дань, а не обращаться за помощью к правоохранителям. 

Сейчас полицейские начальники хотят подготовиться к новым беспорядкам, которые они заранее называют гражданской войной. В чем же заключается эта подготовка? Самое главное: упрощены условия, допускающие использование дубинок против нарушителей. А где работа с осведомителями, где агентурная сеть, где современные технологии наблюдения и слежения – все, что помогает предотвратить трагедию, а не пускать в ход дубинки и резиновые пули? 

Может быть, полиции не хватает ресурсов и кадров? Но во время «короны» и жесткого локдауна мы могли убедиться, что у правоохранителей имеется отлаженная стратегия, позволяющая фиксировать буквально каждый шаг каждого гражданина. Под контролем были телефоны, кредитки, проездные карточки тысяч людей, в социальных сетях отслеживалась информация о запланированных вечеринках. Непонятно, почему с такой эффективной системой оказалось невозможно предсказать арабские беспорядки, выявить и задержать зачинщиков раньше, чем они выведут толпы на улицы. 

В сентябре полиция установила на дорогах десятки временных блокпостов, чтобы пресечь нарушения карантинного режима - но у нее не хватает людей для рейда по задержанию рэкетиров в Негеве. Видимо, ловить отдыхающих и штрафовать старшеклассников, собравшихся потанцевать на крыше, проще, чем бороться с настоящей преступностью. Впрочем, о чем мы говорим, если у полицейских не получалось даже отменить массовые торжества харедим, о которых было известно заранее.

Тем временем страна продолжает бурлить. Каждая пятничная молитва на Храмовой горе сопровождается демонстрациями, на которых полицейских забрасывают камнями. В иерусалимском квартале Шейх Джарах, в других арабских деревнях продолжаются беспорядки, и подростки бросают в полицейских бутылки с зажигательной смесью. Полицию никто не боится!

И это неудивительно, поскольку уже известно: наши правоохранители привыкли избегать сложных и рискованных операций и выбирают легкие и безопасные пути. Рядовых преступников ловят с помощью «наживки», например, оставляя открытую машину в неблагополучном районе, хотя суд признает такие методы незаконными. Большая часть показаний у задержанных добывается с помощью тюремных «наседок», угроз и торга – в итоге многие преступники заключают договор со следствием, уходят от наказания и продолжают нарушать закон. Все это очень далеко от настоящей оперативной работы, зато обеспечивает результат – высокую статистику раскрываемости, поощрения и карьерные продвижения. Впрочем, было бы странно, если бы полицейские руководители вели себя иначе, чем другие высокопоставленные чиновники. Они плоть от плоти нашей политической реальности – боятся рисковать, покрывают или подсиживают друг друга и думают прежде всего о собственной карьере. 

Особая категория расследований - политические дела, которыми не покладая рук занимаются полицейские чины. Невозможно сосчитать, сколько денег, времени и ресурсов потрачено только на расследования и подготовку обвинений против Нетаниягу и других высокопоставленных политиков – а ведь только часть из них принята прокуратурой. Но это беспроигрышная игра: такие дела на слуху, о них пишут СМИ, они приносят следователям и генералам популярность, с которой им можно самим идти в политику. В то же время операции против погромщиков и бандитов приносят только упреки в превышении полномочий и иски адвокатов-правозащитников. 

Участие полиции в политических играх - давно не новость. Сегодня разгорается скандал вокруг нынешнего генерального инспектора Коби Шабтая, который накануне своего назначения встречался с активистами Ликуда. В Ликуде даже не скрывают, что продвигали кандидатуру Шабтая на эту должность с одобрения Нетаниягу.

Влияние политики на полицию проявляется в общем отношении к жизни и безопасности граждан. Если государство не в состоянии защитить от ракет жителей юга, то вполне закономерно, что оно не может защитить жителей Акко, Иудеи и Самарии от погромов, бизнесменов – от рэкета, арабское население – от бандитизма и радикализма. Ведь это явления того же порядка, что огненный террор и шантаж ХАМАСа. И палестинцы в Газе, и арабские погромщики, и криминальные элементы видят нашу слабость и чувствуют свою безнаказанность. Эту тенденцию нужно остановить, пока не поздно. И сегодня именно полиция должна показать свою силу, твердость и профессионализм, иначе мы не справимся ни с одной угрозой - ни с внутренней, ни с внешней.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK