Rambler's Top100









Опросы

















Назад, в ядерное будущее | Фото: openDemocracy/Flickr16.04 15:22   Ирина Петрова

Назад, в ядерное будущее

Бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад зарегистрировался кандидатом в президенты, чем вызвал у мировой общественности много вопросов. Формально Ахмадинежад имеет право баллотироваться спустя четыре года после окончания своей последней каденции. Однако он обещал не выдвигать свою кандидатуру, поскольку против этого высказался духовный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи. Что это – бунт на корабле Исламской республики или ее новый политический поворот?

Махмуд Ахмадинежад занимал пост президента Ирана с 2005 по 2013 год, и запомнился своими антисемитскими заявлениями. Он отрицал Холокост и предсказывал исчезновение Израиля с карты мира. У себя в стране Ахмадинежад заморозил даже те немногие либеральные реформы, которые пытались осуществить его предшественники.

Второй срок дался президенту непросто. Его избрание в 2009 году вызвало массовые протесты под лозунгом "Долой диктатора!". Многотысячные выступления были жестоко подавлены, и аятолла Хаменеи призвал народ поддержать избранного президента.

Однако в свою последнюю каденцию Ахмадинеджад вызвал немилость аятоллы, пытаясь расширить свои полномочия и посягая на авторитет Верхового руководителя. В итоге после его ухода в 2013 году мир почти ничего не слышал о шестом иранском президенте. Правда, в середине прошлого года он заявил о намерении выставить свою кандидатуру на президентских выборах, но Хаменеи посчитал, что это "вызовет раскол в иранском обществе".

Однако 12 апреля, зарегистрировавшись кандидатом на выборы, Ахмадинежад заявил, что не нарушил воли Хаменеи, поскольку то был не запрет, а "совет". Характерно, что сам аятолла пока не высказался по этому поводу. Между тем, вступление Ахмади в президентскую гонку совпало по времени с обострением в Сирии – применением зарина в Идлибе и американским обстрелом авиабазы Шайрат. Кроме того, о возвращении Ахмадинежада первым сообщило близкое к духовному лидеру агентство ISNA.

Означает ли это, что Хаменеи счел Ахмадинежада более подходящим для нынешнего момента главой государства, чем реформатор Рухани?

Стоит отметить, что зарегистрированный участник президентской гонки вовсе не обязательно попадет в избирательные бюллетени. В отведенные для регистрации дни сотни иранцев выражают намерение стать президентом – это своего рода проявление активной гражданской позиции. Из них Наблюдательный совет ИРИ, состоящий из представителей высшего духовенства и исламских юристов, выбирает самых достойных – не более 10 человек. Наблюдательный совет действует по указке Верховного руководителя, поэтому, если Хаменеи не захочет, то Ахмадинежад в этот список не попадет. Тем не менее, даже его попытка вернуться к власти может быть инспирирована сверху и содержать ясный намек всем остальным странам – в первую очередь, США и Израилю.

Появление Ахмадинежада на политическом горизонте – знак того, что Тегеран готов вернуться к прежней жесткой линии. Это ответ Трампу на его обещания расторгнуть ядерную сделку и стремление выдавить Иран из Сирии. Это конец реформам, либерализму и сближению с западным миром. И разумеется, это усиление антиизраильской риторики и возобновление ядерной программы.

Да, такой поворот означает возвращение международных санкций, но правящий режим это не слишком пугает. В Тегеране не раз выражали недовольство тем, что отмена санкций происходит слишком медленно, а освобожденная от бойкота экономика растет недостаточно быстрыми темпами. Приход к власти Трампа показал аятоллам, что от Запада не стоит ждать дальнейших шагов навстречу.

С другой стороны, конфликт в Сирии, особенно в последние дни, так сильно разделил мир, что вряд ли можно говорить о международном сообществе как о едином целом. ООН катастрофически теряет влияние. Союзники Тегерана – Китай и Россия – с высокой вероятностью не оттолкнут его в случае выхода из ядерной сделки и, скорее всего, не присоединятся к новым санкциям. Что до стран Евросоюза, то они могут занять нейтральную позицию, опасаясь, что очередное обострение на Ближнем Востоке вызовет новую волну беженцев.

Недавно бывший президент впервые за четыре года дал интервью, в котором, в своем прежнем духе, предрек коллапс США и их уход с позиции главной сверхдержавы. Он также сообщил, что причиной этих перемен станет новая война, которую, по его сведениям, намерен развязать Вашингтон.

Что ж, если режим аятолл действительно готовится к войне, то во главе государстве ему нужен безумный Ахмадинежад, а не "западник" Рухани. И тогда Тегеран безусловно постарается втянуть в эту войну Израиль.

Впрочем, и для холодной войны Ахмадинежад вполне подходит. При его правлении Иран не откажется ни от своих интересов в Сирии, ни от поддержки "Хизбаллы" и других экстремистских группировок, ни от шиитской экспансии, ни от создания ядерной бомбы.

Израиль сегодня находится в более выгодном положении, чем накануне заключения иранской сделки. Он может рассчитывать на поддержку США, у него есть союзники в регионе, где фактически создана антииранская коалиция. И все же, если Иран решится нанести удар, то его первым объектом станет еврейское государство.

Эксперты не исключают, что возвращение Ахмадинежада было его собственной инициативой в процессе борьбы за власть. Не случайно против экс-президента резко выступили религиозные организации и духовные деятели. Существует также конспирологическая теория об участии в этой интриге западных спецслужб, намеренных спровоцировать беспорядки в Иране и привести к смене режима. Однако мало шансов, что в гипотетической "иранской весне" победят прозападные силы – в стране их почти не осталось. Если же на смену аятоллам придет Ахмадинежад, то мир получит еще одного диктатора вроде Саддама Хуссейна – но без пяти минут с атомной бомбой. В этом случае еще больше вероятности, что Израилю придется превентивно атаковать иранские ядерные объекты.
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook