Кому выгодны стабильные банки?


Кому выгодны стабильные банки?

Знаете ли вы, что стоящая во глава Банка Израиля Карнит Флуг уже в третий раз подряд вошла в восьмерку лучших управляющих Центробанками (из 75 стран) по версии издания Global Finance? К слову, на почетном пьедестале место с ней разделили управляющие из России, Великобритании, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин и Тайваня.

Главный редактор журнала заявил, что перед управляющими стоят нелегкие задачи и разумная монетарная политика, проводимая банками, может уравновесить отрицательное влияние политических и экономических катаклизмов. На фоне того, что учетная ставка в Израиле находится на уровне 0,1% уже 19 месяцев подряд и абсолютно непонятно, когда она изменится в ту или иную сторону, остается загадкой, какую именно разумную монетарную политику проводит Центробанк Израиля.

Судя по публикациям, у нас предпочитают просто следить за решениями Центробанка в США, где так же не имеют ни малейшего понятия и меняют мнение относительно будущего учетной ставки два раза в неделю. Кроме проведения ответственной монетарной политики, банк Израиля забоится о стабильности цен и стабильности финансовой системы.

Возможно кто-то и живет воспоминаниями о гиперинфляции 80-х, но в последнее десятилетие инфляция практически покинула нас и большинство западных экономик, включая израильскую, находятся на пороге дефляции. Так что стабильность цен уже стала историей и не требует заботы. Но вот что касается стабильности финансовой системы, то тут Банку Израиля есть чем гордиться.

Израильские банки являются, как показал последний финансовый кризис, одними из наиболее стабильных в мире, что, несомненно, является заслугой регулятора, то есть Центробанка и профессора Стэнли Фишера, который возглавлял его с 2005 по 2013 годы. Того самого Стэнли Фишера, который пытался одновременно помочь экспортерам, которые громко возмущались падением курса доллара по отношению к шекелю, и заменить правительство в решении жилищной проблемы.

Оружие у последнего было одно — учетная ставка, и он ее постепенно снижал, пытаясь сделать шекель менее привлекательным. Что делало жилищную проблему еще более нерешаемой, потому что снижение учетной ставки превращало все солидные инвестиции, кроме рынка жилья, в неатрактивные.

В результате, мы остались с нерешенными проблемами, но крепкими и надежными банками, которые раздали огромные кредиты местным магнатам, чтобы потом согласиться на частичный возврат, которые дают ссуды под огромный процент, принимая вклады под нулевой, которые не стесняются в комиссионных, которые не любят давать ссуды малому бизнесу, но готовы свободно давать деньги потребителям, чтобы те тратили их, вклад которых в развитие экономики является более чем сомнительным, и которые считают преступлением требование продать принадлежащие им компании кредитных карт, что должно усилить конкуренцию на рынке кредитов.

Нам нужна такая стабильность?

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK