Входит и выходит


Входит и выходит

Принятую на днях поправку к закону о Кнессете уже назвали "норвежским законом по-еврейски".

В изначальном варианте суть "норвежского закона" предельно проста: министр не может одновременно быть депутатом парламента. Поэтому, если парламентарий назначается министром или другим государственным чиновником высокого ранга, он слагает с себя депутатские полномочия и передает их следующему в своем партийном списке. Перестав быть министром, этот политик уже не может вернуться в парламент.

Такой порядок принят не только в Норвегии, но и в Нидерландах, Литве, Грузии, Болгарии, России и других президентско-парламентских республиках (в Норвегии роль главы государства отведена королю). Израиль же изначально позаимствовал британскую (Вестминстерскую) политическую модель, в которой министры назначаются из депутатов партий, вошедших в правящую коалицию. При этой модели совмещение министерских и депутатских полномочий даже обязательно.

Норвежский принцип выглядит более прогрессивным, потому что он позволяет максимально разграничить исполнительную и законодательную власть (а разделение ветвей власти, как известно, основа демократии) и позволить министрам сосредоточиться на своих прямых профессиональных обязанностях, а не на партийных задачах. Однако это очевидная мысль почти не звучала при обсуждении нашего "норвежского" закона. Главная его цель была определена так: министры физически не успевают и заседать в Кнессете, и управлять своими ведомствами, поэтому надо облегчить им жизнь. За этим прочитывался и коалиционный интерес: министр в силу своей занятости чаще других депутатов может пропустить важное голосование, а при минимальном перевесе в 61 голос это грозит провалить важные для правительства законы.

Упоминалось также, что поправка пойдет на пользу маленьким фракциям, позволяя им полнее участвовать в парламентской деятельности. О демократии и принципе разделения ветвей власти не говорилось вовсе. Вероятно, подразумевается, что все инициативы, исходящие от наших законодателей преследуют цель укрепления демократии и совершенствования качества власти на благо народа.

Но если так, то Израилю не помешало бы рассмотреть еще один норвежский закон, аналога которому нет в мире: здесь депутаты имеют право объявить правительству вотум недоверия и отправить его в отставку без «ответной акции» в виде роспуска парламента и объявления досрочных выборов. Сколько средств и времени при этом экономится!

Но о таких причудах демократии у нас пока можно только мечтать. Израильский вариант "норвежского закона" не требует увольнения министра из Кнессета, а лишь позволяет ему уволиться и уступить место товарищу по партии. Причем сделать это может только один министр из каждой фракции. Если же министр уходит из правительства, он может вернуться в Кнессет, и тогда его сменщик теряет мандат.

Эта чехарда вызывает особое недовольство юристов и экспертов из-за странного статуса "пограничного" депутата, который то входит, то выходит из состава парламента. Вероятно, депутаты решили ввести поправку в действие немедленно, чтобы посмотреть, как она будет работать, поскольку предсказать это заранее затруднительно.

Пока известно, что первым сложит с себя депутатские полномочия глава "Еврейского дома" Нафтали Беннет, а его место займет Шули Муалем-Рафаэли. Как сообщают СМИ, Беннет через полгода вернется, а из Кнессета уйдет Аелет Шакед, которая, в свою очередь, поменяется с Ури-Ариэлем, а тот – с Эли Бен-Даганом.

На первый взгляд, преимущества этих перестановок налицо: политики успевают и уделить время своим министерским обязанностям и поработать в Кнессете. Кроме того, партийный деятель, оказавшийся без мандата, теперь не перебежит в другой список, как не раз уже случалось, - остается надежда, что ему тоже дадут "порулить". Все это идет на пользу партии и укреплению ее влияния в Кнессете. Но много ли проку для общества от таких "музыкальных стульев"?

Да, министр занимается своими делами, не отвлекаясь на парламентскую деятельность. Но работа правительства была бы куда эффективнее, если бы все министры слагали с себя депутатские полномочия. Может, в этом случае они бы хоть изредка забывали, что служат всему народу Израиля, а не только своей партии и своему электорату.

Партийность – одна из главных бед нашей политики. Министерские посты распределяются не по профессионализму, опыту и способностям, а исходя из количества мандатов, полученного партией в Кнессете, и места кандидата в партийном списке.

По сути, назначение министром – это награда за успешно проведенную предвыборную кампанию и плата за участие в коалиции. А сколько раз в Израиле создавались новые министерства, чтобы "не обидеть" того или иного политика! Сколько откровенно непрофессиональных назначений и бессмысленных перестановок!

Практически каждый вновь назначенный министр начинает работать на свою политическую карьеру и на благо своей партии – чтобы потом записать в ее актив осуществленные в министерстве реформы.

Порой, когда министр считает, что он добился больших успехов, а родная партия его недостаточно ценит, он задумывается о создании собственного партийного списка.

Партийность проявляется и в том, что каждая фракция в Кнессете бьется за увеличение бюджета для "своих" министерств, и в назначении министром своих соратников на ответственные посты. В свое время даже был принят специальный закон, ограничивающий "аппетиты" каждого нового министра сменой не более чем семи чиновников в своем ведомстве. А помимо теплых местечек и должностей, есть еще различные министерские заказы и тендеры…

Разумеется, не все наши министры – интересанты и партийные функционеры. Но существующая система поощряет такую ситуацию. Усеченный "норвежский" закон практически ничего в ней не меняет. Он может служить лишь маленьким шажков в сторону по-настоящему независимого и профессионального правительства.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Сбитый компас

Цель левых деятелей – не развалить правительство, что лишило бы власти их самих, а перестроить его политику на свой лад