В чем сила слабого звена


В чем сила слабого звена


Правительство Беннета – Лапида собиралось с миру по нитке, поэтому без Ганца там обойтись не могли, тем более что он тоже принадлежит к многочисленной армии униженных и оскорбленных царем Биби. Именно демарш Ганца лишил Нетаниягу последнего опоры и предопределил смену власти. Но сегодня бывшего главнокомандующего называют самым слабым звеном в коалиции и потенциальной причиной ее развала. Так ли это? И почему бывший главнокомандующий так недоволен своими партнерами?

Вероятно, Ганц досадует не только на коллег, но и на себя. В свое время он понял, что нет смысла поддерживать Нетаниягу, поскольку тот никому уступит трона, и перешел в лагерь «анти-Биби». Но близится ноябрь, когда Ганц по ротации должен был занять кресло премьера, и его наверняка начинают мучать сомнения: не упустил ли он свой шанс? Задним числом потерянная ротация уже не кажется такой невозможной, особенно на фоне щедрых посулов Биби, который пытается вернуть бывшего соратника. 

Ганц не поддается на уговоры, но общего языка с Беннетом и Лапидом тоже не находит. Видимо, экс-генерал считал, что его уход от Нетаниягу зачтется ему как особая заслуга и будет соответственно вознагражден. Он видел себя пусть не преемником главы правительства, но, по меньшей мере, третьим человеком в коалиции. 

Назначение на прежний пост главы минобороны вроде бы означало, что его ценят. Но оказалось, что министр обороны в правительстве Биби и тот же самый министр в правительстве Беннета – Лапида – «две большие разницы». Глава военного ведомства не участвует в большой политике, а занимается исключительно делами армии, и порой его просто ставят перед фактом. Например, решение о том, что ЦАХАЛ будет бороться с преступностью в арабском секторе, было принято вопреки позиции Ганца и даже без консультации с представителями армии. Также на минобороны возложено неблагодарное и почти безнадежное дело урегулирования с Газой. 

Иными словами, пока Беннет и Лапид ездят по всему миру, зарабатывают международный авторитет и дают пресс-конференции, министр обороны вынужден делать самую грязную работу в правительстве.

Можно понять, почему Ганц изо всех сил старается проявить самостоятельность и показать, что он тоже лидер. Но большинство потуг министра выставить себя политиком, от которого что-то зависит, не принимаются всерьез. Его визит к Махмуду Аббасу должен был вызвать скандал, но Беннет лишь снисходительно заметил, что знал об этом. К тому же неблагодарный Аббас, не оценив оказанную ему честь, начал требовать встречи с Лапидом.
Более успешной оказалась попытка поднять шум, объявив террористическими ряд палестинских организаций на Западном берегу. На нее отреагировали и США, и международные правозащитники, а на сторону Ганца встали руководители служб безопасности и армии, а также глава МВД Айелет Шакед. 
Уже же по этим двум историям видно: глава «Кахоль-лаван» бросается из одной крайности в другую, пытается показать себя то миротворцем, то ястребом, лишь бы привлечь внимание и заставить коллег с собой считаться. Но такой конфликтный путь политической деятельности идет вразрез с имиджем «правительства единства и компромиссов», который так важен Беннету и Лапиду. 

Напряженность нарастает и подпитывается мелкими обидами - например, Ганца не пригласили участвовать в традиционной фотосессии на открытии зимней сессии Кнессета. Есть и принципиальные разногласия: Ганц настаивает на создании госкомисии по расследованию «дела о подводных лодках», но Беннет выступает против. Та же ситуация – с «законом Нетаниягу», запрещающим обвиняемому по уголовному делу занимать пост премьер-министра. 
Ганц присоединяется практически ко всем парламентским инициативам, которые идут вразрез с мнением премьера и его преемника. Недавно он сообщил в интервью лондонской газете, что готов с оговорками поддержать новую ядерную сделку с Ираном. Если бы такое заявление сделали Беннет или Лапид, это вызвало бы настоящую бурю, но высказывание Ганца прошло практически незамеченным. Очевидно, Ганц не просто «слабое звено» в коалиции – он еще и очень слабый политик. Чем больше он пытается доказать обратное, тем это очевиднее. 

Удастся ли Нетаниягу сыграть на тщеславии и уязвленной гордости Ганца и переманить его на свою сторону? Вряд ли. Бени Ганц достаточно умен, чтобы понимать: метания туда и обратно не добавят ему популярности. Но он может воспользоваться любым серьезным конфликтом в правительстве, чтобы проголосовать за противников Беннета и Лапида и привести к новым выборам, на которых, как он надеется, ему больше повезет. 
Сила слабого звена не только в том, что оно может порваться - никто не знает, когда это произойдет, поэтому окружающим приходится постоянно ждать подвоха. Напряженность и растущее недоверие – единственное, чего добился Ганц в своем противостоянии с коллегами. Вряд ли это было его целью, да и Беннета с Лапидом совсем не устраивает такая ситуация. Если коалиции удастся укрепить свои ряды перебежчиками из Ликуда, фракция Ганца станет первым кандидатом на выход. 

Автор//: Ира Коган

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



И не друг, и не враг

Нет смысла демонизировать или идеализировать спецслужбы – они лишь орудие в руках государства