Цена дружбы между Турцией и Израилем


Цена дружбы между Турцией и Израилем

Израильское правительство согласилось выплатить компенсации семьям погибших, а также пострадавшим в инциденте с турецким судном “Мави Мармара” в 2010 году. Ходят неподтвержденные слухи о подготовке визита премьера Турции Реджепа Эрдогана в Израиль. СМИ пишут о скором возвращении посольств и окончательном преодолении кризиса между двумя странами.

Справедливы ли эти утверждения? Ведь вопрос компенсаций был не единственным камнем преткновения. Турецкие руководители требуют, чтобы Израиль полностью снял блокаду сектора Газа, против которой была направлена акция так называемой “Флотилии мира”. Вряд ли Израиль пойдет на это после недавних атак “Исламского джихада” и захвата судна "Клосс Си" с иранским оружием для боевиков Газы.

Недавно Эрдоган снова упоминал об этом условии. Вспомнит ли он его после муниципальных выборов, когда парламент будет утверждать договор о нормализации между Иерусалимом и Анкарой? Возможно, и нет, если турецкому премьеру действительно нужно помириться с Израилем – так же, как “Мави Мармара” была лишь удобным поводом, чтобы с ним поссориться.

Израиль и Турция были исторически обречены на сотрудничество – два государства прозападной ориентации в окружении арабских стран, два важнейших союзника США в регионе. Турция первой в исламском мире признала Израиль. Первый договор о сотрудничестве был подписан в 1958 году.

С приходом к власти Эрдогановской “Партии справедливости и развития” (ПСР) в 2002 году ситуация стала меняться. Стремясь завоевать авторитет в исламском мире, Эрдоган начал дистанцироваться от “сионистского образования”. Анкара с почетом принимала лидера ХАМАСа Халеда Машаля, демонстративно налаживала отношения с Ираном и резко осудила израильскую военную операцию “Литой свинец”. Поводом для окончательного разрыва стал скандал с “Мави Мармара”, причем спровоцировали его прежде всего сами турки, приняв участие в акции, откровенно враждебной еврейскому государству.

Однако эксперты утверждают, что, несмотря на отзыв послов и воинственную риторику турецких СМИ, сотрудничество между двумя странами продолжалось. В том же 2010 году турецкий импорт в Израиль вырос на 18%, а экспорт – на 29%. В последующие годы рост продолжался. Были заморожены только некоторые оборонные проекты, пострадала туристическая отрасль. Но с этими потерями обе стороны более или менее примирились. Кризис перешел в вялотекущую стадию, Израиль и Турция начали искать новых союзников, причем небезуспешно.

Год назад израильский премьер Нетаниягу неожиданно принес извинения за события на “Мави Мармара”. Это вызвало недоумение израильского общества – ведь даже комиссия ООН признала, что израильские коммандос действовали в рамках международных норм, хоть и чересчур жестко.

Инициатором примирения, выступил, разумеется, американский президент Обама, которому необходимо консолидировать своих союзников на фоне утраты влияния в регионе в связи с событиями в Египте и других странах “арабской весны”. Особенно актуальна эта задача стала, после того как режим Асада продемонстрировал высокую способность выживания. Не случайно в последнее время на границах Сирии участились инциденты, в которые невольно втягиваются военнослужащие Израиля и Турции. Но если Турция действительно заинтересована в падении Асада, то для Израиля сирийский конфликт – это война между нашими врагами, ввязываться в которую было бы самоубийственно, даже если итогом этого вмешательства станет разгром “Хизбаллы”.

Но даже Обама не заставил бы Эрдогана помириться с Израилем, если бы турецкого руководителя не вынуждали к этому свои обстоятельства. Его рейтинг в стране падает, подорванный коррупционными скандалами, его политические противники набирают силу. Уже высказываются сомнения в победе ПСР на муниципальных выборах. Да и мусульманский мир не признал лидерской роли Турции, на которую претендовал Эрдоган.

Израиль, разумеется, приветствует возобновление былой дружбы, особенно на нынешнем этапе поляризации мира. Но не слишком ли дорогой ценой дается она на этот раз?
21 миллион долларов компенсации – это огромная сумма, вынутая из кармана налогоплательщиков. Готовы ли они на повышение цен и налогов ради возможности вернуться на турецкие курорты? В уступках и извинениях Израиля есть очевидное признание своей неправоты, с которым часть общества активно не согласна.

В целом примирение с Турцией выглядит откровенно непопулярным шагом правительства. Не исключено также, что в рамках “жестов доброй воли” произойдет ослабление блокады Газы. Вряд ли она будет снята полностью, но дело не ограничится разрешением на строительство больницы. Помимо проблем безопасности, эти меры вызовут трения с Египтом, настаивающем на полном бойкоте сектора. А сотрудничество с Каиром особенно важно для Израиля в свете радикализации Синайского полуострова.

Экономисты отмечают, что у Турции и Израиля сегодня есть новый общий интерес – газовое месторождение Левиафан. По сведениям экспертов, правительства двух стран втайне обсуждают строительство подводного газопровода, по которому израильское голубое топливо будет поступать в Турцию и дальше – в Европу. Этот амбициозный план, несмотря на его недостатки, выглядит столь заманчиво для обеих сторон, что они готовы принести ему в жертву и деньги, и амбиции, и политические рейтинги.

Но будет ли инцидент исчерпан, когда послы вернутся в свои резиденции, а израильские туристы вновь заполнят турецкие отели и пляжи? Три года конфликта не прошли даром. За это время в сознании турецких граждан успешно создавался образ врага – кровавого сионистского агрессора, убивающего палестинских детей и мирных моряков. Возможно, турецким политикам удастся представить обществу примирение с Израилем как вынужденный компромисс, но взращенная в душах людей враждебность никуда не уйдет. В будущем новым политическим силам будет легко использовать ее в своих целях.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ



Эпоха пост-Биби

Пока вся страна гадает, согласится ли Нетаниягу на судебную сделку, и если да, то на каких условиях, наиболее дальновидные эксперты начинают строить прогнозы, как будет выглядеть израильская политика эпохи пост-Биби, ведь эта эпоха все равно когда-нибудь наступит.