Стрелять или не стрелять?


Стрелять или не стрелять?

На фоне очередных новостей о терактах в Израиле уже забывается недавняя история с допросом и изъятием оружия у солдат подразделения МАГАВ, застреливших террориста в Старом городе Иерусалима. На самом деле, для военнослужащих, которые нейтрализовали палестинского нелегала, напавшего с ножом на 20-летнего ортодокса и на них самих, все могло закончиться гораздо хуже. Достаточно вспомнить процесс Эльора Азарии, получившего небольшой, но реальный срок за контрольный выстрел в террориста. Между тем, в обоих случаях военные действовали по инструкции: даже раненый террорист должен быть нейтрализован, если существует риск, что он приведет в действие пояс шахида. Как выразился один из офицеров, «раз есть сомнение, значит нет сомнений».

Видимо, что-то меняется в нашей реальности, потому что на этот раз до суда не дошло. Магавникам вернули оружие и даже вынесли благодарность за профессионализм и решительные действия. Их командиры, ведущие политики и армейское руководство – все выразили им полную поддержку. Одним словом, инцидент исчерпан. Но все же осадок остался.

И не только осадок. Даже формальное расследование и временная конфискация оружия у военнослужащих после нападения террориста играет на руку нашим врагам. ХАМАС и прочие палестинские и пропалестинские источники распространяют видео с «расправой» над палестинцем, обрезав кадры его нападения на безоружного человека. Правозащитники всех мастей голосят о «хладнокровной казни» и «безразличии к человеческой жизни». Ничего другого не стоило ожидать от этой братии, но зачем давать противникам Израиля лишний повод для нападок? Для чего подрывать мотивацию и боеспособность наших солдат? Ведь это может иметь роковые последствия для всех нас, особенно сейчас, когда напряженность вновь возрастает, в первую очередь на Западном берегу и в Иерусалиме. Не случайно и Нафтали Беннет, и Яир Лапид упомянули в своих комментариях, что Иерусалим «не должен стать рассадником терроризма».

Но как можно бороться с терроризмом, если тащить солдат на допрос после каждого выстрела? Стоит ли ждать от армии эффективной реакции на террор, если каждый военнослужащий ходит под дамокловым мечом расследования? Кстати, дело против бойцов МАГАВа официально еще не закрыто, несмотря на их возвращение к службе.

Если солдат или полицейский в критический момент будет обдумывать, не пойдет ли он под суд за выстрел в террориста, это может стоить жизни ему или кому-то другому. Если солдат не уверен, что его командиры, правительство и вся страна не стоят за его спиной, когда он охраняет жизнь граждан, если он предпочтет не стрелять, чтобы не нажить себе неприятностей, – страшно подумать, что произойдет с нашей армией и с нами. Если родители будут бояться, что их сына или дочь убьют, пока они будут сомневаться в своем праве открывать огонь, у нас станет больше дезертиров и уклонистов. Уже сейчас многие матери провожают своих детей в армию со словами: «Пусть ты попадешь в тюрьму, но вернись живым». Это ли не позор для еврейского государства – выбор солдата между жизнью и тюрьмой?

Понятно, что с помощью подобных разбирательств государство Израиль демонстрирует всему миру, что оно соблюдает законность даже по отношению к
террористам. Но это не работает: наших военных все равно считают убийцами и агрессорами (именно их, а не «борцов с оккупацией»), различные международные суды объявляют их преступниками и выдают ордера на их арест. Наши собственные расследования только помогают этим судьям и обвинителям. Что будут делать политики, если в один прекрасный день кто-то из солдат или офицеров действительно будет задержан за границей и помещен в тюрьму за «военные преступления»?

Но это не самое страшное. Гораздо хуже - угроза безопасности, которая возникает из-за того, что государство все время оглядывается на международное общественное мнение и мнимую законность. Да, эта законность – мнимая и выдуманная, потому что закон, защищающий убийцу, оставляет без защиты его жертв. Хватит приравнивать палестинских террористов к неразумным детям, хватающимся за ножи от бедности и безнадежности, или к пламенным борцам-патриотам, имеющим право на все ради свободы своей несчастной «оккупированной» родины. Эти «дети» и «патриоты» пролили столько крови, оставили столько осиротевших, безутешных семей, что должны изначально быть вне закона. Никакой закон не должен защищать того, кто посягает на нашу безопасность.

Все действия государства Израиль и его официальных представителей должны четко говорить об одном: террорист, напавший на людей, - не «пострадавший», не раненый, хладнокровно застреленный, вместо того чтобы милосердно и цивилизованно оказать ему медицинскую помощь, – об этом твердят в унисон с ХАМАСом наши депутаты- арабы. Это опасный преступник, который пришел отнять человеческую жизнь, и он не заслуживает сострадания. Не имеет значения, что у него в руках – нож, автомат, руль автомобиля или пульт от пояса шахида.

Трудно представить себе такое решение в нынешнем право-левом правительстве, но тем не менее, инструкции ЦАХАЛа об открытии огня рано или поздно должны быть изменены. И прежде всего необходимо обеспечить нашим военнослужащим иммунитет от судебного преследования за действия в ходе террористических атак. В случаях, когда такое расследование действительно необходимо, оно должно проходить за закрытыми дверями, без огласки, политических комментариев и освещения в СМИ. Именно так проводятся многие полицейские расследования, так почему нельзя тем же способом защитить доброе имя наших солдат и нашей армии?

Сейчас совсем неподходящий момент для послаблений. Количество терактов растет. Все чаще их совершают одиночки, которых трудно вычислить оперативными методами, с помощью агентуры и разведки. Мы можем рассчитывать только на нашу армию на местах, на профессионализм и быструю реакцию наших солдат. А они, в свою очередь, должны быть уверены, что государство не бросит их на произвол судьбы и не осудит за то, что они защищали свою и чужую жизнь.

Автор: Ирина Петрова

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Сбитый компас

Цель левых деятелей – не развалить правительство, что лишило бы власти их самих, а перестроить его политику на свой лад