Стена раздора


Стена раздора


Разделительной стеной в Израиле принято называть забор безопасности, защищающий граждан от проникновения террористов с палестинской стороны. Но с недавнего времени роль разделителя стала выполняет Стена, которая тысячелетиями объединяла наш народ самим фактом своего существования – Западная Стена, она же Котель, или Стена Плача. Вокруг нее набирают силу разногласия и склоки, которые грозят стать еще одной непреодолимой пропастью между религиозным и светским населением.

Речь идет о компромиссном плане, выдвинутом в свое время Натаном Щаранским. Суть его в том, чтобы выделить один участок стены для совместной молитвы мужчин и женщин, как это принято в реформистском и консервативном течениях иудаизма. Эта инициатива была оформлена в законопроект в 2016 году и сперва получила одобрение тогдашнего премьера Нетаниягу, но под давлением депутатов-ультраортодоксов заморожена. Тем не менее, представители консерваторов и реформистов используют южную площадку у Стены для совместных молитв и праздников, что часто вызывает провокации со стороны харедим и ультраортодоксов из национально-религиозного лагеря. 

Сегодня «компромисс Щаранского» снова стал одной из ведущих тем СМИ.  За решение проблемы выступают многие члены правительства, в дело вмешался БАГАЦ. Тем временем оппозиции, и прежде всего ультраортодоксальные партии, готовятся в решающему сражению в этой «войне, объявленной еврейскому характеру государства». Однако не стоит заблуждаться: в конфликте вокруг Стены гораздо больше политики, чем религиозных соображений.
Самое интересное, что изначально клерикальные партии не особо волновала смешанная молитва на отдельном участке. Более того, некоторые ортодоксальные раввины даже считают «компромисс Щаранского» важным и полезным шагом. Но волна протестов в радикальных религиозных кругах заставила депутатов-харедим еще в 2016 году «встать на защиту святыни» и надавить на Нетаниягу. Премьер оказался в сложном положении – решения по Стене активно добивались американские спонсоры, поскольку большинство еврейских общин США принадлежат к реформистам и консерваторам. Именно эти общины в первую очередь поддерживают Израиль и лоббируют его интересы. Но Биби пришлось сделать выбор в пользу «Еврейства Торы» и ШАС ради сохранения власти. 

Одного этого достаточно, чтобы кабинет Беннета вновь начал продвигать эту инициативу. Раз Нетаниягу заморозил закон о Стене, то новое правительство просто обязано его разморозить и принять, чтобы лишний раз унизить экс-премьера и показать избирателям: мы лучше бывших, мы работаем на благо народа и не боимся трудностей.

Подобных острых и спорных законопроектов в планах коалиции немало. Каждый из них, с одной стороны, действительно требует решения, но с другой – угрожает целостности и самому существованию правительства. Выпускать разом всех джинов из бутылок довольно рискованно, особенно в наше сложное время, когда еще не побеждена пандемия и ее последствия, экономика нестабильна, международное положение тревожно, а в обществе и без того царит разлад. Компромисс по Стене разумнее было бы до более спокойных дней, поскольку это не вопрос жизни и смерти…
  
Тем не менее, в правительстве очень спешат и с этим, и с другими опасными решениями. Создается впечатление, что наши политики не знают, сколько времени у них осталось, и стараются провести как можно больше новых законов и радикальных перемен. Для чего? И им, и всему Израилю хорошо известно, что законы отменяются так же легко, как и принимаются, стоит прийти к власти другому лагерю. Ответ прост: кипучая деятельность наших лидеров на самом деле преследует лишь одну цель - каждый из них старается показать избирателям, как самоотверженно и успешно он защищает их интересы.  Коалиция для многих представителей лагеря «анти-Биби» - это прежде всего возможность работать на свой рейтинг, который может пригодиться уже очень скоро. Даже если правительство рухнет, рейтинг останется с ними, и это главное.

Точно так же зарабатывают очки на конфликте вокруг Стены оппозиционные политики-харедим, выступая перед своим электоратом несгибаемыми защитниками еврейских ценностей. Арье Дери и Яаков Лицман, еще недавно искавшие лазейки в коалицию, воспрянули духом, увидев шанс укрепить свою популярность. Они атакуют правительство резкими обвинениями и собирают деньги на массированную кампанию протеста, поскольку, как оказалось, тема Стены Плача очень важна для ультраортодоксальной общины. Борьбу харедим за Котель открыто поддержал и Нетаниягу, который пользуется любой возможностью подорвать власть своих противников. 

Хуже всего приходится Беннету – в этом противостоянии он рискует и своим креслом, и репутацией. Если коалиция падет из-за компромисса по Стене, вместе с ней рухнет политическая карьера нынешнего премьера. Религиозные избиратели не простят ему посягательства на святыню, а светские – неспособность сохранить правительство. Если же Беннет пойдет на уступки харедим, то он, во-первых, испортит отношения с американцами и, во-вторых, даст повод говорить, что он прогибается перед харедим так же, как Биби. 

Но главную опасность сложившаяся ситуация представляет для израильского общества. Измученные эпидемией, локдаунами, запретами, пережившие несколько всплесков гражданских конфликтов, разобщенные более чем когда-либо люди получили от своих руководителей еще один повод для вражды и взаимной ненависти. Их снова разделяют и натравливают друг на друга в политических целях, и особенно возмутительно, что для этого разделения используется символ единения и общей судьбы всего еврейского народа. Кажется, именно сейчас так важно не забывать, что из-за разногласий и склок были разрушены оба Храма. Западная Стена уцелела не случайно – она призвана напоминать нам о событиях давнего прошлого и опасности раздоров. Не внимая этому напоминанию, мы продолжаем разрушать Храм до сих пор. 

Автор//: Ирина Петрова

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK