Репаративная медицина и политика


Репаративная медицина и политика

Принятый минздравом запрет на репаративную медицину – не такая уж второстепенная новость даже на фоне «короны» и возможной войны России с Украиной. В этом событии столкнулись два разных, по сути, противоположных друг другу Израиля – религиозно-консервативный и либеральный, ориентированный на западные ценности. В сегодняшнем раунде второй Израиль победил, что, казалось бы, можно только приветствовать. Но все не так просто.

Короткая справка: репаративная, она же конверсивная медицина направлена на изменение половых предпочтений, излечения от гомосексуализма и других так называемых сексуальных преверсий. Первые ее практики берут начало в середине-конце XIX века веке, когда гомосексуальность стала рассматриваться как болезнь, а не грех и не преступление, что само по себе было большим достижением гуманизма. Тем не менее, методы репаративной терапии (часто довольно жестокие) крайне редко давали желаемый результат и на данный момент признаны в мировом медицинском сообществе опасным для здоровья шарлатанством. В наше время гомосексуальность официально не считается отклонением от нормы, а законы цивилизованных стран защищают личную жизнь человека от вмешательства извне. Именно поэтому во многих странах репаративная медицина запрещена, а ее практика и реклама наказываются вплоть до тюремного заключения.

Остаются, однако, два фактора, которые не укладываются в эту схему – религия и политика. В Израиле этот клубок противоречий запутан особенно сильно.

Борьба ультраортодоксов Израиля против легализации однополых браков, гей-парадов и прочих аспектов признания прав ЛГБТ ведется давно и ожесточенно, но не слишком успешно, хотя их отношение разделяют не только харедим. «Прайды» уже несколько лет проводятся даже в святом городе Иерусалиме, несмотря на протесты, провокации и другие методики, одна из которых – активное политическое лоббирование.

(Кстати, пересечение темы гомосексуализма и политики – вовсе не наше изобретение. В послевоенных США, в разгар охоты на ведьм, геев и лесбиянок называли коммунистическими агентами. До сих пор Штаты остаются в этом плане консервативным обществом, в то время как Европа все сильнее зависит от ЛГБТ-электората.)

В июле 2020 года, когда пленум Кнессета утвердил закон о репаративной медицине в предварительном чтении, депутаты от ШАС и «Еврейства Торы» были возмущены подобным «нарушением договоренностей». Премьер Биби с трудом убедил их, что такое больше не повторится. Но власть сменилась, и один из многих кошмаров религиозного населения общины стал реальностью.

По большому счету, запрет минздрава посягает на незыблемую норму религиозного общества: человек принадлежит не только себе, но и общине. Община диктует своим членам поведение, поступки, моральные ценности и рамки, в которых он может распоряжаться своим телом. Индивидуализм и право на частную жизнь разрушают этот основополагающий порядок.

Как отмечает израильский профсоюз врачей, большинство тех, кто обращается к репаративной медицине, – подростки из религиозных семей. Возможно, кого-то из них новый закон спасет от навязанного «исцеления», но можно заранее сказать, что в религиозном секторе запрещенные практики все так же будут применяться, невзирая на возможное наказание, лишь более тайно. И это еще сильнее увеличит пропасть между религиозным и светским населением страны. Также не исключено, что решение минздрава будет отменено при следующем правительстве, которое будет нуждаться в поддержке ультраортодоксальных партий.

Здесь пора вспомнить о второй стороне конфликта. Инициатор закона, министр здравоохранения Ницан Горовиц, лидер партии МЕРЕЦ и первый открытый гей во главе израильской партии и министерства, сегодня празднует большую победу. Нынешняя коалиция зависит от левых фракций, поэтому многолетняя борьба Горовица за расширение прав ЛГБТ наконец приносит плоды – до поры до времени, пока его противники не перехватят управление. Неизвестно, сколько времени просуществуют проведенные им законы, но глава МЕРЕЦ сумел доказать главное: не только харедим могут навязывать правительству свою повестку.

Другое дело, что ни Горовиц со своим либеральным электоратом, ни избиратели ШАСа и «Еврейства Торы» не представляют настоящего Израиля. Оба этих явления – крайние, почти маргинальные прослойки общества и политического истеблишмента. При этом, как ни парадоксально, их влияние на жизнь страны непропорционально велико. В других странах такие прослойки тоже существуют, но они не играют столь заметной роли в жизни общества. У нас же политика устроена так, что именно крайности рулят текущей ситуацией, направляя ее то в одну, то в другую сторону, а так называемый центр безвольно следует за ними вместе со всем обществом. Куда мы при этом движемся – вперед или назад, к либерализму или консерватизму – никто не знает. Скорее всего, мы просто топчемся на месте.

Автор: Ира Коган

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK