Память и политика


Память и политика

Ангела Меркель в последний раз посетила Израиль в должности канцлера Германии. Было сказано много теплых слов, вновь прозвучала фраза «Никогда
больше», обещание бороться с антисемитизмом и отстаивать безопасность еврейского государства. Госпоже Меркель нетрудно давать такие заверения, ведь от нее теперь мало что зависит. Тем не менее, факт, что под ее руководством Германия 16 лет оставалась другом Израиля.

Германская традиция трепетного отношения к Израилю держится на комплексе исторической вины за уничтожение нацистами шести миллионов евреев. Меркель добросовестно и искренне соблюдала эту традицию. Скорее всего ее будет хранить и следующее правительство. Но как долго это продлится?

Миллионы и миллиарды евро репараций, пособий, пенсий платит Германия государству Израиль и жертвам Катастрофы. Немецкое правительство частично
финансировало строительство ядерного реактора в Димоне и другие военные расходы еврейского государства. Кроме того, это страна остается главным заслоном на пути антисемитизма, который все больше проникает в европейское общество. Пресловутый комплекс вины также не позволяет немецким лидерам оказывать давление на Израиль в палестинском вопросе, хотя они выступают за принцип двух государств для двух народов.

Волонтеры из Германии регулярно приезжают работать в наших больницах и домах престарелых, таким образом возвращая еврейскому народу долг своей страны. А израильская молодежь в поисках лучшей жизни не случайно выбирает Германию – для них там существуют более льготные условия учебы и трудоустройства по сравнению с выходцами из других «третьих» стран.

Но вся эта идиллия может однажды закончиться. Дело даже не в том, что немцы устали от чувства вины, а новое поколение не понимает, почему оно должно
отвечать за грехи своих дедов и прадедов. Главная причина проста: у Германии есть свои проблемы, как внутренние, так и внешние, свои первостепенные
интересы. Чисто объективно Израиль в круг этих интересов не входит, здесь даже нет еврейского и про-еврейского лобби, как в США. Если вынести за скобки
Холокост, то Израиль для немцев – всего лишь одно из государств Ближнего Востока, а еврейское население немецких земель – одно из многих национальных меньшинств, населяющих страну. Разумеется, мы, народ Израиля, никогда не забудем Катастрофу, никогда не сможем жить вне этой памяти. Но реально ли требовать того же от других народов? Мы уже слышали от Польши: хватит обвинять нас в Холокосте, мы не виноваты перед евреями и ничего им не должны.

В германской политике с каждым годом появляются новые игроки, новые силы, для которых экономика, экология, изменение климата и проч. гораздо важнее,
чем борьба с антисемитизмом и покаяние за преступления нацизма. Даже сейчас особое отношение к Израилю не мешает Берлину вместе с другими европейскими странами добиваться возобновления ядерной сделки с Ираном. Об этом напомнила Меркель во время последнего визита в Иерусалим, а уж ее преемники наверняка еще меньше будут прислушиваться к мнению Израиля. Нельзя также сбрасывать со счетов растущее мусульманское население Германии, диктующее власти свою повестку и свои ценности.

Недавно Комиссия по еврейским материальным искам к Германии (Клеймс Конференс) добилась от правительства Германии выплат евреям, пережившим
ленинградскую блокаду, и некоторым другим категориям пострадавших от нацистов. Конечно, хорошо, что люди получат деньги – для пенсионеров они
будут совсем не лишними. Но в России это решение вызвало бурю возмущения: почему компенсация за блокаду положена только евреям? Такой же вопрос
задавали и в Польше, пытаясь требовать от Германии репарации за ущерб, понесенный в ходе Второй мировой войны. Возможно, недалек тот день, когда
немцы спросят свое правительство: сколько еще мы будем содержать евреев и Израиль? Это недовольство ляжет в основу нового антисемитизма, с которым
власти Германии уже не смогут или не захотят справиться. В какой-то момент правительство решит, что Германия уже отдала все долги – и материальные, и
моральные. Разумеется, мы, еврейское государство, с этим не согласимся, но не сможем на это повлиять. Как, на какой основе будут тогда складываться отношения между нашими странами?

Все чаще Израиль упрекают в том, что он спекулирует на теме Катастрофы, не только получая за это деньги, но и пугая международное сообщество преувеличенной внешней угрозой своему существованию. Пока еще говорить об этом на официальном уровне считается дурным тоном, но времена меняются. Нужно ли нам дожидаться, чтобы это мнение начали разделять не только наши недоброжелатели, но и друзья? Речь не о том, что надо отказываться от репараций и помощи, а о том, чтобы строить любое сотрудничество на равноправной основе. Израилю есть что предложить своим союзникам и партнерам, помимо комплекса вины, а тему национальной безопасности не обязательно увязывать с памятью о Холокосте. Эта память – в первую очередь для нас, а не для того, чтобы служить политическим целям.

Автор: Ира Коган

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Из Сочи с любовью

Мы попали в плохую компанию, в которой нам, к тому же, нечего делать.