Новый Ближний Восток – границы и союзы


Новый Ближний Восток – границы и союзы

В мире все чаще говорят о новых реалиях Ближнего Востока и Северной Африки. Но если раньше причиной перемен называли «арабские революции», то сегодня главный фактор - бурное наступление исламистов. Прежде всего это касается Сирии, где гражданскую войну против режима фактически возглавила Аль-Каида, и Ирака с его боевиками "Исламского государства Ирака и Леванта" (ISIS).

Эксперты прогнозируют конец Старого Ближнего Востока, границы которого были определены Западом после Первой мировой войны. Впрочем, многие отмечают, что спусковым механизмом нынешних катаклизмов стало вторжение американской армии в Ирак.

Что же несут эти драматические события Израилю?

Самое тревожное явление – приход в регион новых врагов (при том, что старые никуда не исчезли). В провозглашаемой ISIS идее Великого Халифата нет места для «сионистского образования». Однако боевики-сунниты пока не в состоянии воевать с Израилем. Кроме того, их активизация – такой острый вызов региональным лидерам (от Ирана до Саудовской Аравии и Египта), что иракский мятеж с большой вероятностью будет подавлен объединенными усилиями. Если этого не случится и халифат станет реальностью, это означает большие проблемы для всего региона, включая Израиль и его ближайших соседей.

Иордания избежала “арабской весны”, но власть Абдаллы II довольно слаба, а «Братья-мусульмане» и джихадистские группировки уже готовятся поддержать вторжение ISIS. Падение Аммана станет столь опасным для еврейского государства, что появились слухи о возможной военной поддержке Израилем Иордании в случае нападения исламистов.

Ливан, раздираемый противоречиями между суннитами, шиитами, христианами, друзами, рискует расколоться на автономные регионы. Стабильными остаются только Египет и Израиль. Однако строить планы на сотрудничество с нынешней светской властью Каира следует осмотрительно и без иллюзий, учитывая, сколько переворотов произошло там за последние четыре года. И хотя режим ас-Сиси очень жестко борется с внутренними врагами-исламистами, он не гарантирован от свержения.

Еще одна новая тенденция – разделение региона на два лагеря не по традиционному принципу «шииты против суннитов», а на умеренных и радикалов. К первой группе, помимо Египта, относят Иорданию, Алжир, Марокко и монархии Персидского залива. Им противостоят ISIS, «Братья-мусульмане», салафиты, Аль-Каида, ХАМАС и поддерживающий их Катар, а также Иран с Хизбаллой и Исламским джихадом и занимающая все более радикальную позицию Турция.

«Умеренные» стремятся уберечь свои страны от распада и исламизации и являются естественными союзниками Израиля. СМИ даже сообщают о закулисных переговорах израильтян с представителями Саудовской Аравии и ОАЭ. Новая дипломатическая стратегия, провозглашенная главой МИД Израиля Авигдором Либерманом, предполагает опору не на Запад, а на арабские государства. Такой поворот оправдан, особенно учитывая сближение США и Ирана. Недовольство политикой Вашингтона и общая ситуация создают для региональной дипломатии Израиля уникальный шанс, который нельзя упустить.

Однако максимум, на который может рассчитывать Израиль в сотрудничестве с «умеренными», - отсутствие явного осуждения его действий в Газе; ограничение деятельности ХАМАСа и Хизбаллы в других странах; обмен разведданными; использование чужого воздушного пространства. Об открытии арабского «второго фронта» речи нет – разве что Египет предпримет определенные шаги в Синае и на границе с Газой.

С другой стороны, главные угрозы региона пока не задевают Израиль напрямую. Деятельность ISIS на нынешнем этапе скорее на руку Израилю, поскольку добавляет ему союзников. Раскол Ирака, Сирии, Ливана не так страшен - образовавшиеся анклавы на первом этапе будут заняты междоусобной борьбой. Возможно, кто-то из них даже начнет искать союза с еврейским государством, как, например, курдская автономия на севере Ирака.

Наш главный стратегический противник – Иран – обретает политическую силу за счет общих интересов с США. Но это же сближение заставляет Тегеран в ближайшее время отказаться от прямой конфронтации с Израилем, хоть и не мешает ему провоцировать конфликты с участием ХАМАСа и Хизбаллы.

Можно также надеяться на победу умеренного лагеря, поскольку его правительствам легче найти общий язык, чем разномастным радикалам (что мы видим на примере Аль-Каиды и Хизбаллы в Сирии).

Сложность ситуации в том, что она непрерывно меняется, поэтому делать долгосрочные прогнозы бессмысленно. Среди возможных перемен наиболее опасны для Израиля смена власти в Египте и обострение конфронтации между Саудовской Аравией и Ираном, поскольку в этом случае Эр-Рияд сделает все, чтобы воевать чужими руками – желательно, руками израильской армии.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK