Либерман: свой среди своих, чужой среди чужих

Обсессия – синдром интернациональный. На минувшей неделе он был замечен в наших краях. Общественное движение ОМЕЦ обратилось к юридическому советнику правительства и с некоторыми нотками истеричности призвало его наконец-то принять решение по так называемому делу Либермана. Причем призвало так, что ни у кого нет и капли сомнения: движение, позиционирующее себя как некий общественный сегмент, не жалея сил сражается против произвола власти, за социальную и, заметьте, юридическую справедливость, уже вынесло свой приговор главе МИДа и лидеру партии НДИ. Не дожидаясь решения суда. Как это симптоматично для нашей страны: вынесение общественного приговора еще до того, как будет вынесен приговор юридический. "Недопустимо, чтобы министр иностранных дел Либерман принял бы участие в этих выборах, когда против него открыто следственное дело, в рамках которого он подозревается в совершении тяжких уголовных преступлений", Если это не манипуляция общественным мнением, игнорирование презумпции невиновности, то что же это такое вообще?

Впрочем, что с ОМЕЦ взять? Они такие, и ни суд, ни Либерман, никто иной их уже не изменит.
Тут важна не реакция ОМЕЦа. Тут важно посмотреть какова будет реакция тех, к кому обращены все надежды и чаяния ОМЕЦа. Будь я близким родственником Авигдора Либермана, сильно бы взволновался. Примеры такой обсессии уже были. Причем прямо накануне прошлых выборов в Кнессет. Ровно за две недели до голосования, полиция задержала дочь нынешнего министра иностранных дел и шесть человек, про которых было сказано, что они близки к главе партии НДИ. Параллели невольно приходят в голову еще и потому что как только объявили о досрочных выборах, в прессе тут же появился "слив" документа, суть которого заключалось в том, что юридический советник правительства вот-вот примет окончательное решение по делу. Затем, после маневров Кадимы, когда угроза роспуска Кнессета улетучилась, в прессе появился другой"слив". На этот раз сообщалось, что дело Либермана застопорилось, и принятие решение отодвинуто на неизвестный срок.

Авигдора Либермана пытаются припугнуть "делом" вот уже тринадцать лет. За это время в стране сменилось пять правительств, прошло две войны. А "дело" не закрыто. И словно в сказке про живую воду, оживает с периодичностью, равной периодичности выборов. Досрочных или обычных.

Изменились за это время не только кабинеты министров и список депутатов. Изменилась сама тональность аналитиков. Если раньше они задавались вопросом: " когда снимут с пробега Либермана?", то сейчас они в основном размышляют на тему: " решится ли прокуратура довести дело до суда?" Юридический провал в истории с Эхудом Ольмертом вынуждает трижды задуматься о том, есть ли смысл доводить до суда дело, построенное на сырых фактах и узконаправленном общественном мнении?

Не стану лезть в юридические дебри. Тем более не стану, что вбито в меня с первых журналистских дней: пока не вынесен приговор, не выноси приговор.

Выкажу свой взгляд на очередную обсессию. На мой взгляд, дело тут не только в том, что Либерман на посту министра иностранных дел воспринимается поколением ОМЕЦ как бельмо на глазу. И даже не в том, что он " русский", что говорит он на иврите, словно камни во рту ворочает. Тут, полагаю, причина в другом. Вернее, еще и в другом. Недругов министра иностранных дел гораздо круче бесит не все вышесказанное. Не то, что он возглавляет МИД, вотчину тех, кто родился с серебряной ложкой во рту. Не то, что он имеет наглость уверять, дескать, на новых выборах он еще парочку мандатов положит в карман. Но ужасный факт того, что Либермана не сдают свои.

В Израиле это воспринимается как нечто невозможное. В Израиле принято сдавать всех подряд, когда соли на хвост насыпят. Когда становится жарко, когда начинает неприятно пахнуть тюремной пайкой. Более того, в стране абсолютно нормально относятся к тому, что сдают именно свои. Ничего личного, пустяки, дело житейское.

В Израиле привыкли, что громкие политические скандалы и громкие " политические" дела возникают только тогда когда главного фигуранта сдает кто-то из своих. Тот, кто сладко пил и вкусно ел рядышком с фигурантом. Тот кто сдал "хозяина" в обмен на закрытие " собственного" дела. Или в обмен на государственное не слабое пособие, в знак благодарности за сдачу.

А Либермана, понимаешь какой выискался, не сдают. Вот уже скоро как четырнадцать лет, как не сдают. Конечно, это бесит. А кого не бесило бы? Мол, мы тут все в этом самом, а он на белой лошади и весь в белом?

И от этого корежит их всех, жрет изнутри. Так сильно корежит и так сильно жрет, что никому из них в голову не приходит вытекающий из всего этого логический посыл. Посыл вот такой: Либерман является намного более лучшим чем все они менеджером-управленцем. Если хотите, политиком. Он сумел выстроить работу таким образом, что его не сдают свои, приобщенные к знаниям.

А может и приходит в голову. Тоже вариант. Может и приходит. Оттого и еще сильнее пытаются сгноить. За понимание. За суть. За голую, не препарированную, правду. Вокруг Либермана много кого находится, и не факт, что все они чисты как стеклышко. Но он умеет так работать с кадрами, так трепетно относится к этому вопросу, что выходит без брака: не сдают, и все тут.

Это, не исключаю, бесит противников и недругов министра иностранных дел со страшной силой. Когда не сдают, когда идут до конца, в огонь и воду, это и есть признак классного топ-менеджера. Значит это, что Либерман, пусть он и ворочает камни с песком в зубах, разговаривая на иврите, просто лучше в профессии политика.

Такое признание вырывают из себя с мясом. Пропитав его желчью. А еще такое признание не прощают. Особенно тому, кто стал причиной признания…

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ



Тайна третьей прививки

Утрата доверия к власти страшнее любой эпидемии, поскольку без доверия эпидемию не победить.