Кто победит "корону"


Кто победит "корону"

Конфликт между политиками и министерством здравоохранения разгорелся, на первый взгляд, из-за пустяка - нескольких неосторожных фраз, произнесенных Беннетом в США. Мол, окончательное решение по «короне» всегда принимает правительство, а не эксперты в сфере здравоохранения, потому что мы видим полную картину, а они нет.

Американцам, разумеется, мало дела до того, кто в Израиле определяет правила ношения масок и закрытия ресторанов, поэтому слова премьера были явно адресованы израильтянам. На самом деле, нашим гражданам тоже по большому счету неважно, какое ведомство берет на себя ответственность за меры борьбы с эпидемией. Людям нужен результат – здоровое общество и работающая экономика, а кто его добился – второстепенный технический вопрос.

Но для высших эшелонов власти и чиновников в сфере здравоохранения этот вопрос оказался так актуален, что буря, поднятая словами Беннета, не утихает до сих пор. И пусть минздрав отказался от требования ввести дополнительные коронавирусные ограничения, признав, что волна эпидемии стихает, но спор о том, кто лучше видит общую картину, катится дальше, как снежный ком, обрастая новыми перепалками и оскорблениями.

А ведь в стране хватает по-настоящему серьезных проблем, которые требуют решения. Столько еще нужно сделать, чтобы справиться с той же «короной», а после преодолеть ее последствия во всех сферах нашей жизни! Положение только-только начало исправляться, разве сейчас время для скандалов? Право, лучше бы Беннет промолчал или взял свои слова обратно, и пусть бы все министры и эксперты показали населению пример единодушия и сотрудничества.

Но в том-то и дело, что ни премьер, ни его сторонники и оппоненты замолчать не могут. Их цел - не просто победить эпидемию, а получить от этого максимальную выгоду и, наоборот, не понести ущерба. А если вирус возьмет верх, то тогда за это должен отвечать кто-то другой.

Такова традиция, которая уже много лет процветает в наших политических и околополитических кругах: в любой деятельности, на любом посту надо иметь возможность переложить ответственность на других и совершить маневр, который на иврите носит грубоватое, но емкое название «кисуй тахат» - прикрытие задницы. Подавляющее большинство руководителей ведут себя так во всех экстремальных ситуациях, да и не экстремальных тоже, будь то война, экономический кризис, террор, разгул преступности, наводнение, землетрясение, фиаско образования и здравоохранения. После каждой неудачной военной операции начинаются разборки и взаимные обвинения. Военные говорят о том, что армия действовала правильно, но ей мешало правительство, политики – об ошибках генштаба и командования. Когда наши дети показывают плачевные результаты на международных экзаменах, все дружно перекладывают вину друг на друга: учителя, министерство, минфин, не выделивший деньги, правительство, не утвердившее бюджет…

Разница с сегодняшними разборками лишь в том, что обычно самооправдания и взаимные нападки начинаются в тот момент, когда печальные итоги очевидны и нужно срочно искать козла отпущения. Но «корона» царит в мире уже давно, ее повадки более или менее изучены, так что руководящие чиновники примерно представляют все варианты развития событий, и хорошие, и плохие, и начинают заранее готовить «кисуй тахат».

Как ни странно, именно «корона», а не безопасность, не экономика, не социальная сфера, стала сегодня главным индикатором эффективности управления. Пандемия слишком радикально меняет нашу жизнь и затрагивает абсолютно все общество – бедных и богатых, молодых и старых, пенсионеров и студентов.  Карантин, изоляция, тестирование, переполненные больницы – все это происходит с каждым из нас, ежедневно, здесь и сейчас. Ошибки и просчеты в этой области воспринимаются населением особенно остро, и понятно, что вышестоящие руководители сильнее боятся их совершать.

Именно поэтому скандал вокруг высказывания премьера обретает такой накал. Парадоксальным образом этот конфликт выгоден всем его участникам, потому что обеспечивает им пресловутый «кисуй тахат». Если ситуация будет развиваться к худшему (неважно, окажется ли это новая вспышка заболеваемости, экономический кризис или социальный протест), каждая сторона сможет напомнить: мы предупреждали, но нас не послушали; мы требовали, но нас лишали свободы действия; мы добивались, но на нас давили. Мы не виноваты!

Да, правительство находится в наиболее уязвимом положении, поскольку априори отвечает за все происходящее в стране, даже если следует рекомендациям специалистов. И если Беннет хотел подчеркнуть эту роль политической власти, то говорить ему надо было именно об ответственности, а не о прерогативе принятия решений.

Однако мало кто в нашей верхушке готов нести ответственность за неудачи, и в то же время никто не хочет делиться славой. Спор не случайно разгорелся на фоне информации о снижении четвертой волны. Сейчас, когда виден проблеск света в конце тоннеля, у Беннета появился шанс заслужить хотя бы часть лавров, ранее доставшихся Нетаниягу. Пусть он не герой, в одиночку выигравший войну с вирусом, но все же полководец победившей армии. Неудивительно, что его так рассердило заявление руководителя Службы общественного здравоохранения Шарон Эльрои-Прайс о том, что именно эпидемиологи, а не правительство добились введения «зеленого стандарта» и бустерной вакцинации. Мало того, что это атака на его авторитет - ведь при Биби никто бы не осмелился на такой выпад. У него и его коалиции хотят отнять близкую победу!

Казалось бы, прошлый опыт противостояния ковиду должен был научить нашу власть, что не стоит слишком рано праздновать и делить трофеи. Эпидемия не закончена, и нынешняя волна, скорее всего, не последняя. Народ ждет от своих руководителей взвешенных и согласованных действий, а не скандалов на ровном месте. Пока все, от кого это зависит, — и политики, и профессионалы – не начнут ставить общее благо выше личных амбиций, бесполезно спорить, кто победит «корону». С таким отношением она непобедима.

Автор//: Ирина Петрова

 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Память и политика

Возможно, недалек тот день, когда немцы спросят свое правительство: сколько еще мы будем содержать евреев и Израиль?