Козыри в рукаве России

В ближайшее время в Иордании пройдут международные консультации по определению списка террористических организаций. В связи с этим спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и Северной Африке, заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов заявил, что Москва не признает ХАМАС и Хизбаллу террористическими организациями. Обосновано это заявление было, во-первых, тем, что эти группировки не совершали терактов на российской территории. А во-вторых, тем, что каждая из них является "законной общественно-политической силой" - представители Хизбаллы заседают в ливанском парламенте и правительстве, а ХАМАС управляет Газой и входит в палестинское правительство национального единства.
Эти объяснения звучат сомнительно, поскольку в истории не раз встречался даже государственный терроризм. Немало откровенно террористических организаций – от ИРА до чеченских боевиков - преследовало национально-освободительные и сепаратистские цели. И все же и российских дипломатов есть возможность играть словами, поскольку объективного определения терроризма до сих пор не существует. Комитет по международному терроризму ООН безуспешно пытается выработать его с 1972 года. Таким образом, каждая страна называет террористической ту организацию, которую считает опасной для себя или для своих союзников.

Философские и политические словари выделяют следующие признаки терроризма.
Терроризм использует крайние методы насилия, его цели выходят за рамки причиняемого жертвам ущерба и смертей, жертвы выбираются произвольно или символически, а главный метод терроризма – психологическое воздействие на широкие массы и политическое руководство. Можно также добавить, что терроризм практически всегда выбирает своим объектом гражданских лиц и старается добиться максимума жертв и разрушений.

Российская правовая система определяет терроризм довольно расплывчато: идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанная с силовым воздействием, устрашением населения и/или иными формами противоправных насильственных действий (Федеральный закон РФ "О противодействии терроризму" 200 г.). В том же законе есть отдельный пункт: "Недопустимость политических уступок террористам" (Статья 1, 11).
Сам по себе список организаций, признанных Россией террористическими, интересен полным отсутствием логики. Помимо кавказских группировок и радикальных организаций, имеющих свои ячейки на территории РФ, в него входит, например, Аль-Каида, которая не совершала терактов на территории России. Она зародилась в Афганистане на базе моджахедских отрядов, с которыми воевал СССР, но это случилось уже после вывода советских войск. Группировка "Фронт ан-Ну́сра" попала в черный список, поскольку она воюет в Сирии против режима Асада. Но как там оказались "Братья-мусульмане", совершенно не понятно. Если следовать логике российского МИДа, "Братья" - легитимная общественно-политическая организация. Совсем недавно они составляли большинство в египетском парламенте, а их представитель даже был президентом.

Но никакой логики в этом подходе искать не надо. В отношении к радикальным организациям, как и везде, действуют исключительно политические интересы. Хизбалла – единственный боеспособный союзник России на стороне Асада - не может быть сегодня причислена к террористам. Хотя в 2012 году, подорвав автобус в болгарском Бургасе, партия Аллаха дала понять, что Восточная Европа ею давно освоена и граница РФ, в случае необходимости, не станет преградой. Тем не менее, формулировка "не совершали теракты на территории России", похоже, придумана специально для Хизбаллы, потому что агрессивный, террористический характер этой группировки ни у кого в мире не вызывает сомнений.

На ХАМАС же у России далеко идущие планы. Эти планы позволяют даже закрывать глаза на случаи сотрудничества ХАМАСа с запрещенным в РФ "Исламским государством" - например, при подготовке ряда атак на египетских военных на Синае.
Регулярно принимая хамасовских лидеров в Кремле, обещая Халиду Машалю, что у палестинцев будет свой дом, Москва недвусмысленно сообщает о своем желании участвовать в палестино-израильском урегулировании. Сохранение доверительных отношений с ХАМАСом – мощный козырь в рукаве России, с которым она выйдет на международную арену, когда мир снова обратится к решению палестинской проблемы. Ни США, ни Европа, не говоря уж об Израиле, таким козырем не обладают. Не исключено, что и сотрудничество с Хизбаллой может быть использовано Россией в процессе урегулирования. Но имея эти козыри на руках, Кремль будет разыгрывать свою партию и диктовать свои условия.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Сбитый компас

Цель левых деятелей – не развалить правительство, что лишило бы власти их самих, а перестроить его политику на свой лад