Эскалация и коалиция


Эскалация и коалиция

Раньше в Израиле было два времени года – выборы и интифада. Позже к ним добавилась «корона», но в остальном все идет своим чередом. Стоило эпидемии пойти на спад, как ее сменили столкновения между арабами и евреями в Иерусалиме и ракеты из Газы. Теперь многие говорят, что «корона» была самым спокойным периодом за последние годы, хотя вряд ли кто-то хотел бы вернуть это время.

Эскалация началась с нападений арабов на ультраортодоксов и с появления видеосвидетельств об этих выходках в соцсетях. На улицы вышла молодежь из ультраправых движений, противники пошли стенка на стенку, полиция применила жесткие методы разгона, ХАМАС выразил свою позицию обстрелами Израиля. Несмотря на некоторое количество раненых и пострадавших, ситуация пока находится под контролем. Но силовики опасаются терактов, после которых противостояние пройдет точку невозврата и превратится в полномасштабный конфликт. Эта тревожная обстановка не может не влиять на процесс формирования коалиции.

Обычно обострение бывает выгодно правым кругам, но этот принцип чаще работает накануне выборов. У нас они уже прошли, и теперь есть то, что есть, а именно – ни один лагерь не способен сформировать коалицию без поддержки арабских партий. Рассчитывать на эту поддержку на фоне столкновений в Иерусалиме и ракет ХАМАСа, вместе с ответными обстрелами Газы, прямо скажем, сложно.

Нетаниягу как глава действующего правительства в ответе за все происходящее в стране, и нынешняя эскалация скорее уменьшает его шансы на создание коалиции, чем увеличивает их. К его свержению призывает даже союзник Смотрич, без которого правое правительство сегодня невозможно. Глава «Религиозного сионизма» поддерживает разъяренную «молодежь холмов» не только потому, что это его электорат. Он надеется, что назревающий конфликт избавит его от трудного выбора – либо войти в правительство, поддерживаемое списком Мансура Аббаса, либо отказаться от участия в нем и тем самым способствовать переходу мандата в руки левого лагеря. Если обострение будет расти, вопрос о союзе с арабскими депутатами отпадет сам собой, и это именно то, что нужно Смотричу, чтобы сохранить свое реноме в глазах избирателей.

А что нужно Нетаниягу? На этот вопрос нет однозначного ответа. Расширение конфликта, вступление в игру Хизбаллы на севере и активизация ХАМАСа на юге, вернет Израиль в худшие годы интифады. Арабские страны расторгнут или заморозят недавно заключенные соглашения, все достижения Биби в этой области обнулятся, даже его заслуги в победе над «короной» быстро забудутся, и его долгое правление рискует закончиться полным фиаско.

С другой стороны, при реальной угрозе в Израиле усилятся правые и националистические настроения, общественное мнение потребует пропорционального ответа на атаки врагов - и создания единого дееспособного правительства, способного защитить страну. Такое правительство, безусловно, возглавит Нетаниягу, поскольку коней на переправе не меняют и премьер-министров во время войны - тоже. Оппонентам, особенно тем, кто позиционирует себя как правые, придется доказать, что безопасность страны для них важнее политических счетов, и собраться под крылом Биби, чтобы не потерять доверие избирателей. Предыдущее правительство национального единства было собрано ради борьбы с «короной» – нынешнее может возникнуть для защиты от врагов. Но это не самый реалистичный вариант.

С обеих сторон не так много радикалов, которые за время карантина соскучились по «экшену» столкновений, камнеметания и побегам от полиции. Большинство евреев и арабов устали от локдаунов и ограничений и не готовы из тумана «короны» бросаться в огонь войны, обстрелов и терактов. Люди начали больше ценить простые радости общения, путешествий, свободы передвижения, встреч с близкими. Попросту говоря, они хотят жить нормальной спокойной жизнью, и их симпатии будут скорее на стороне тех, кто обещает им такую жизнь. Этот козырь сейчас в руках у противников Нетаниягу. Хотя среди них есть политики разных взглядов, в целом у блока умеренный имидж, который ассоциируется с примирением. Одновременно и Беннет, и Саар, и даже Ганц дают понять, что не дадут спуску террористам и ответят на атаки против Израиля со всей серьезностью. Ганцу особенно легко делать такие заявления, поскольку свой нынешний пост министра обороны он, скорее всего, сохранит и в правительстве Лапида-Беннета.

В целом лагерь «только не Биби» находится в более выгодном положении, поскольку у него есть время выжидать и наблюдать, как разваливается блок сторонников Нетаниягу. В зависимости от развития событий, его лидеры будут занимать более «голубиную» или «ястребиную» позицию. Однако в случае обострения в их среде неизбежны внутренние склоки между сторонниками правых и левых взглядов. Не на это ли рассчитывает Биби, который привык рулить государственным кораблем в бурные периоды и не боится шторма?

Вполне вероятно, что решение, как уже не раз бывало, за Израиль примет ХАМАС. Лидерам группировки, с одной стороны, важно продемонстрировать, что именно они, а не Палестинская администрация – главные защитники Иерусалима от «оккупации». При этом они не заинтересованы в крупном противостоянии. 36 ракет были скорее предупреждением, не случайно почти все они упали на открытой местности. К тому же хамасовцев больше устраивает Нетаниягу с его правой коалицией, чем их оппоненты, которые могут заключить договор с Абу Мазеном и оставить их вне игры.

Для Биби было бы идеальным вариантом напомнить народу Израиля о том, что он окружен врагами, как это происходит сейчас, - и успокоить страсти, вновь показав себя спасителем отечества и мудрым политиком. Так он мог бы не потерять Смотрича и даже заманить к себе перебежчиков из другого лагеря. Если ХАМАС ему подыграет, Хизбалла не вмешается, а полиции удастся усмирить страсти в Иерусалиме, у Нетаниягу останется шанс удержать власть. В противном случае его спасет только настоящая война, которая отодвинет в сторону и политические расчеты, и судебные процессы, и новые выборы.

Автор//: Ирина Петрова

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK



Из Сочи с любовью

Мы попали в плохую компанию, в которой нам, к тому же, нечего делать.