Две головы дракона


Две головы дракона

В последнее время Израиль настойчиво пытается напомнить миру, что ядерный Иран – не меньшая угрозу региону, чем террористическая группировка "Исламское государство Ирака и Леванта". Однако мало кого это убеждает.

Создается впечатление, что фразу американского госсекретаря: "ХАМАС – ваша проблема, а нам хватает ISIS", можно отнести и к Ирану. Но означает ли это, что суннитская группировка не угрожает Израилю, по крайней мере в ближайшее время?

ISIS, как все радикальные исламисты, считает, что Израиль должен быть уничтожен. Но основные подразделения боевиков пока находятся далеко от наших границ и заняты тяжелой войной за Сирию и Ирак.

Эксперты отмечают, что у ИГИЛ нет союзников, но они ему и не нужны. Зараза исламизма стремительно распространяется по странам региона, его армия пополняется за счет молодых мусульман Азии, Африки и Европы, его доходы от захваченных нефтяных месторождений и предприятий растут.

Если планы организации по захвату Сирии, Ливана, Иордании увенчаются успехом, Израиль окажется в кольце радикального исламского образования.

Но пока ISIS может лишь опосредованно вредить еврейскому государству, что и происходит время от времени.
Например, его командиры тренируют на Синае джихадистов из группировки "Ансар Бейт аль-Макдис", которые выпустили по Эйлату пять ракет во время операции "Несокрушимая скала".

Флаги "Исламского государства" то и дело мелькают на арабских демонстрациях в Израиле и ПА. И все же в Израиле на первое место ставят опасность, исходящую от Ирана.

Призывы к уничтожению «сионистского режима» по-прежнему звучат в Тегеране, хотя президент-«реформатор» Роухани не озвучивает их на международных форумах. Верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи обвиняет в создании Исламского государства Израиль и США, поставивших перед собой цель таким способом разделить мусульманский мир. В антиизральских и антиамериканских СМИ это обвинение уже стало общим местом.

Между тем, несмотря на переговоры по ядерной программе и ослабление международных санкций, иранские центрифуги продолжают крутиться, а Хизбалла постоянно получает из ИРИ деньги на провокации против Израиля. Недавно Биньямин Нетаниягу в очередной раз напомнил, что ядерное оружие в руках иранских фанатиков гораздо страшнее, чем пушки суннитских бандитов.
Однако две эти угрозы могут объединиться, если иранское ядерное оружие попадет в руки ИГИЛ. Именно к этому стремятся джихадисты, призывая своих сторонников к войне со своим главным врагом - Ираном. Конечно, маловероятно, что ИГИЛ победит Исламскую республику или захватит ее ядерные объекты. Кроме того, готового к применению неконвенционального оружия у Ирана еще нет, и вряд ли боевики смогут довести разработки до конца.
Тем не менее, такая война (а также подготовка к ней) несет свою опасность. Вопреки принятым представлениям, она способна не ослабить, а укрепить обе враждующие стороны. В Иране уже объявлена стратегия борьбы с ИГИЛ, которая включает повышение боевого уровня армии и развитие ракетного потенциала. К примеру, недавно Иран испытал новую крылатую ракету класса земля-земля, дальностью 700 километров. Результатом столкновения Исламской республики с Исламским государством может стать многократно усиленный, перевооруженный, еще более воинственно настроенный Иран и разбитые, разрозненные, но не уничтоженные банды ИГИЛ. Потерпев поражение от шиитской армии, они пополнят ряды других радикальных формирований и, вполне вероятно, переключатся на борьбу с Израилем.
Еще один пункт иранской оборонной программы - использование взвешенной внешней политики – работает достаточно успешно. Несмотря на официальные заявления Белого дома о том, что борьба с ИГИЛ не должна быть увязана с ядерными переговорами, налицо сближение США и Ирана и растущее доверие Запада к Исламской республике. Эта тенденция ведет к дальнейшему ослаблению санкций и фактическому разрешению Ирану продолжать ядерную программу.
Вероятность войны с джихадистами дает Тегерану негласную международную легитимацию на развитие вооружений и усиление армии. Запад идет на это, парализованный страхом перед мифическим чудовищем ИГИЛ. Паника подогревается СМИ, которые каждый день сообщают то о ячейках Исламского государства в Европе, то о планах террористов распространять по миру вирус лихорадки Эбола. В своих попытках напомнить миру о необходимости остановить ядерную программу Ирана Израиль остается в одиночестве.
При этом нельзя однозначно сказать, какая угроза страшнее и реальнее. Иран и ИГИЛ – две головы одного дракона исламского радикализма, каждая по своему опасная и злобная.

ИГИЛ, безусловно, слабее Ирана в плане боевой мощи и пока не ведет целенаправленную войну против Израиля. Но как любая террористическая группировка, не имеющая единоличного руководства, оно неуправляемо и непредсказуемо. Нет гарантии, что одна из входящих в него банд вдруг не спровоцирует еврейское государство какой-то вылазкой, а наш ответ не вызовет агрессию со стороны других его подразделений.

Еще более опасно то, что ИГИЛ – это не столько организация, сколько идеология. Для ее распространения не обязательно рыть туннели и переходить границы. Уже в ближайшее время мы можем обнаружить джихадистов в Газе и на Западном берегу. Но пока их ненавидят и ХАМАС, и ФАТХ, не говоря уж о Хизбалле. На Исламское государство ополчился весь мир, и есть надежда, что оно будет уничтожено объединенными усилиями, по крайней мере, в теперешнем его виде.

Иран – угроза не столь острая, но более стабильная. Рассчитывать на его уничтожение или смену власти нельзя. С этой головной болью Израилю предстоит жить долгие годы. Но Иран – государство, которым управляют не только фанатики, но и профессиональные политики. Любому государству приходится считаться с окружающим миром, а потому у мира есть рычаги давления на него. Другое дело, что пока целью мира остается борьба с ИГИЛ, эти рычаги использоваться не будут.


Автор: Ира Коган

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ