Два крыла одного экстремизма


Два крыла одного экстремизма

Еще до начала беспорядков, которые некоторые называют “интифадой Шуафата”, премьер Нетаниягу пообещал объявить вне закона Северное крыло Исламского движения. Поводом стали призывы к новым похищениям израильтян, звучавшие на демонстрации в Умм эль-Фахм.

Исламское движение легально действует на территории Израиля. Это не мешает его активистам вести антиизраильскую и антисемитскую пропаганду. Все попытки его закрыть до сих пор торпедировались правозащитными организациями и левыми политиками. Так, в январе 2010 года депутаты от фракции “Национальное единство” вносили законопроект об объявлении Исламского движения вне закона, но он был отклонен Кнессетом.

Движение возникло еще во времена британского мандата и после Второй мировой войны стало сотрудничать с «Братьями-мусульманами». В 70-е годы оно позиционировало себя как просветительская и благотворительная организация. (Под такой же вывеской в среде палестинских арабов зародился ХАМАС). Под прикрытием помощи нуждающимся и открытия детских садов внутри движения была создана первая в Израиле исламистская террористическая ячейка – “Усрат аль-Джихад”. После неудачной попытки теракта его лидеры оказались в тюрьме. Выйдя оттуда в середине 80-х годов, они воссоздали Исламское движение заново, провозгласив отказ от террора.

Тем не менее, во время первой интифады работающий под эгидей движения "Исламский комитет помощи" помогал семьям членов ХАМАСа. Израильские власти закрыли комитет, но он открылся под другим именем.

В середине 90-х движение раскололось. Южное крыло решило участвовать в структурах еврейского государства, чтобы влиять на него изнутри. Северное открыто отрицало право Израиля на существование и мечтало построить на его месте государство ислама в составе единого мусульманского халифата. Эту цель, впрочем, поддерживают оба крыла, лозунг которого: «Ислам — единственное решение».

В 1989 году лидеры Исламского движения впервые приняли участие в муниципальных выборах и возглавили сразу пять городов. А с 1996 его представители начали избираться в Кнессет. На политической карте исламисты существенно потеснили арабов-коммунистов, которые, подобно Тауфику Туби, считали, что будущее израильских арабов связано с еврейским государством.

Невозможно объяснить, почему израильское правительство все эти годы спокойно смотрело на существование организации, не скрывающей родственных связей с “Братьями-мусульманами”. Неужели власти верили в искреннее раскаяние вчерашних террористов и их благие намерения? Или наше руководство тешило себя надеждой, что Исламское движение станет более лояльным по мере вхождения в политическую систему Израиля?

Но политические успехи не мешали движению проводить антиизраильские акции. В 2000 году его идеологи призывали израильских арабов к бунту еще до визита Шарона на Храмовую гору. Депутат Кнессета Абд аль-Малик Дахамше (Южное крыло ИД) рекомендовал оказывать властям сопротивление и «переломать руки и ноги любому полицейскому, который разрушит дом араба».

В 2002 году в газете Северного крыла появилась статья, где евреев называли «инфекцией всех времен», а Израиль – «опухолью на теле арабского мира». Несмотря на попытки МВД закрыть издание, оно продолжало выходить. Через год деятели Северного крыла были арестованы по подозрению в помощи ХАМАСу, но почти все они вскоре оказались на свободе, подписав сделку со следствием. Сегодня уже ХАМАС, при участии Саудовской Аравии, помогает движению, переводя ему средства на подрывную деятельность через благотворительные фонды и сделки с недвижимостью. Эти деньги идут, например, на плату подросткам, швыряющим камни в солдат и полицейских.

Глава Южного крыла и депутат Кнессета шейх Ибрагим Сарсур в 2011 году приветствовал разгром израильского посольства в Каире, назвав антиизраильские выступления в Египте и Турции началом пути к «Ближнему Востоку без Израиля». «Наше участие в выборах не отменяет убежденности в том, что власть над этой землей должна быть мусульманской», - заявил Царцур в одном из своих интервью.

Даже социальная деятельность движения не столь безобидна, поскольку культивирует исламистские настроения в обществе. В открытых под его эгидой детских садах арабских детей с раннего возраста учат ненавидеть государство Израиль, его флаг, символы и армию. Стоит ли удивляться, что для возникновения беспорядков в Галилее и арабских кварталах Иерусалима сегодня не нужно даже команды «сверху» – достаточно маленькой искры, чтобы разжечь тлеющий огонь ненависти. С 1995 по 2010 годы число израильских арабов, поддерживающих терроризм, увеличилось вдвое.

Может ли запрет на деятельность Северного крыла Исламского движения изменить ситуацию? Прежде всего, неизвестно, удастся ли принять такой закон. Против него настроены и БАГАЦ, и правозащитные организации, и левые израильские политики. Если движение будет объявлено вне закона, это только увеличит популярность его активистов, придаст им ореол героев и мучеников.

Экстремистская деятельность все равно будет продолжаться: террористические акции – из подполья, а агитация и антиизраильская риторика – вполне открыто: в стенах Кнессета, местных советов и школ, на страницах арабских газет. Ведь остается еще Южное крыло, о запрете которого никто даже не заикается, поскольку тогда придется – страшно сказать! – лишить мандатов некоторых депутатов Кнессета.

Но запрет движения необходим, даже если это пока касается одного его крыла. Израилю еще долго придется пожинать плоды многолетнего попустительства в отношении "домашнего" арабского экстремизма. Чем дольше мы закрываем на него глаза, тем опаснее и необратимее последствия. И если правозащитники так заботятся о правах и свободах наших арабских сограждан, то им стоит подумать и о правах тех израильских арабов, которые хотят вместе с евреями жить в демократическом государстве, а не в новом Хамастане, куда их толкают исламисты.

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ