Что делать, чтобы ничего не делать


Что делать, чтобы ничего не делать

Израиль опять в первых рядах, и не только по скорости распространения очередной волны «короны» - здесь мы пока уступаем некоторым государствам. Наша страна снова проводит над своим населением эксперимент по борьбе с новым штаммом злополучного вируса. Это, как нетрудно догадаться, третья, так называемая «брустерная» прививка, которую правительство настойчиво советует сделать гражданам старше 50 лет. Большинство на это согласны, поскольку никто не хочет возвращения карантина, новой безработицы, потери доходов, закрытых школ и невозможности увидеться с близкими. Власти обещают, что этого не произойдет, если мы будем выполнять все распоряжения и ограничения. То же самое говорили и прежние руководители, когда первыми в мире начинали массовую вакцинацию, закрывали страну и вводили «зеленые паспорта».

Почему же не сработала вакцинация, в которую было вложено столько денег и не ресурсов? Специалисты объясняют: особо заразный вариант «дельта» появился в тот момент, когда у большинства израильтян после прививки прошло полгода, и ее действие ослабло. Для других стран и мировой «фармы» это очень ценное наблюдение, за которое международное сообщество должно быть благодарно Израилю. Кроме того, возникли оправданные подозрения, что вакцина Пфайзер – не самая лучшая защита от Covid-19. За это тоже спасибо еврейскому государству, его населению, испытавшему вакцину на себе, и лично экс-премьеру Нетаниягу, который по-прежнему считает себя победителем «короны».

Что дальше? Ответ опять придет из Сиона. Только у нас производится вакцинация третьей дозой, еще не одобренная Всемирной организацией здравоохранения и не применяемая в других странах. Весь мир подождет, пока мы выясним, нужно ли колоться третий раз или это не имеет смысла и не стоит ли сменить Пфайзер на другой препарат. А может быть, вакцинацию придется делать регулярно – и если так, то с какой частотой?

Еще во время первой кампании вакцинации многие возмущались, что правительство Израиля проводит опыты на своих гражданах. Сейчас это утверждение еще больше похоже на правду. Нам колют третью дозу вакцины не потому, что ее необходимость доказана, а потому что вакцина у нас есть, а больше ничего нет. Нет ни стопроцентно действующих лекарств, ни достоверных исследований, ни понимания, как надо вести себя с этой неубиваемой заразой.

Несколько утешает, что ничего этого нет и у других. Так что, возможно, Израиль на правильном пути, и то, что мы идем по нему первыми, в конечном итоге, пойдет нам во благо. В конце концов, даже сейчас, при высокой заболеваемости число умерших в несколько раз ниже, чем во время предыдущих волн, и этим мы обязаны вакцинации. Если бы она была началась позже, у нас было бы меньше привитых и, соответственно, больше тяжелобольных и умерших. Заражение тоже шло бы быстрее, поскольку непривитые гораздо больше распространяют вирус, чем получившие вакцину. Не исключено, что другим странам еще предстоит тот скачок заболеваемости, который мы переживаем сейчас, и мы снова выйдем из волны первыми.

Наш роковой просчет состоял в том, что мы решили: «корона» уничтожена, и отменили все ограничения. Другие страны извлекли полезный для себя урок из этой ошибки…

…Но было ли это просто ошибкой, совместным заблуждением власти и ликующих граждан? Вряд ли. Провозглашение победы над «короной» было жизненно необходимо Нетаниягу в политических целях, чтобы идти с этим козырем на выборы. И вполне возможно, новое правительство не стало бы так форсировать темпы третьей дозы, если бы не необходимость доказать, что оно ничуть не хуже и даже лучше умеет бороться с вирусом.

У Беннета незавидное положение: с одной стороны, он должен непременно победить того же «дракона», с другой – не может прибегать к тем средствам, которые использовал Биби и за которые он сам же критиковал своего предшественника. Попросту говоря, правительство не должно вводить карантин, отправлять работников работать из дома и закрывать страну.

Что же в этом случае остается, кроме экспериментальной третьей прививки, по поводу которой у медиков есть много вопросов? По большому счету, ничего. Во всем мире пока придумано только три пути взаимодействия с эпидемией: локдаун, вакцинация и попытка создания коллективного иммунитета. Локдаун – это путь Биби, а значит, Беннету он заказан. Коллективный иммунитет, как показывает пример Швеции, возможно сформировать только ценой высокой смертности в группах риска. Правда, к этому методу сейчас склоняется Великобритания, где снимают ограничения после массовой вакцинации населения. Но для Израиля это не подходит по двум причинам: во-первых, как уже было сказано, мы вакцинировались раньше и наш иммунитет снижен, а во-вторых, рост смертности грозит свалить правительство. Не случайно фраза Айелет Шакед о том, что люди болеют и умирают, и с этим придется смириться, вызвала такое возмущение, как будто убивает израильтян не вирус, а Шакед собственными руками. Правительство сегодня не может допустить, чтобы смертность в стране достигла даже ежегодных показателей сезонного гриппа, поскольку народ чрезвычайно чувствителен к этой теме и одинаково болезненно реагирует и на тревожную статистику эпидемии, и на угрозу карантина. Оппозиция же лишь ждет момента, чтобы объявить новую власть виновной в разгуле «короны». Собственно, цель третьей прививки – избежать роста смертности, но она в лучшем случае защитит лишь группы риска, а не предотвратит распространение заболеваемости.

Иными словами, Беннет и его кабинет находятся в ситуации цугцванга – так называется в шахматах позиция, когда игроку невыгоден любой ход. Именно поэтому власти как бы что-то делают, не делая ничего – вводя местные ограничения, вакцинируя и тестируя определенные категории населения и всячески избегая решительных шагов. Однако тот, кто выбирает между «короной» и карантином, скорее всего, получит и карантин, и «корону».

Автор//: Ирина Петрова

 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ