Rambler's Top100














Опросы



















`Что говорить, когда нечего сказать?` 06.07 09:07   MIGnews.com

"Что говорить, когда нечего сказать?"

В театре, когда надо изобразить шум толпы, статисты вразнобой произносят: «Что говорить, когда нечего сказать?»

У правительства Нетаниягу (возм.Ганца), в котором теперь министров и замов столько, сколько не снилось труппе провинциального театра, похоже, нет другого выхода, как только повторять эту фразу. И тоже получится шум. Шум - на фоне погружения страны в самый опасный за последние десятилетия ее истории кризис.
Более миллиона трудоспособных граждан Израиля и застрявших здесь законных и нелегальных гастарбайтеров остались без работы. Целые отрасли сворачиваются совсем или скукоживаются до минимума, увольняя работников или отправляя их в неоплачиваемый отпуск. Уже начались сокращения в знаменитом израильском хай-теке и в авиационно- промышленном концерне, затрещали крупные страховые фирмы, а авиакомпания «Эль-Аль» парализована давно. Малый и средний бизнесы очень нескоро оправятся от удара весны и начала лета, и неизвестно, все ли они смогут вернуться на прежние позиции. Экономическая помощь терпящим бедствие бизнесам либо не соответствует требованиям, либо застревает в бюрократической паутине и не доходит до адресата вовремя.
Зато заявления для прессы, которые министры и руководители государственных органов делают едва ли ни каждый день, в принципе, можно считать мерой по борьбе с безработицей. Потому, что круг чиновников, занимающихся пиаром и самопиаром постоянно расширяется.
Вот неполный список министерств и ведомств, делающих эпидемию коронавируса главной темой своих пресс-релизов и брифингов: министерство главы правительства, министерство здравоохранения, Совет национальной безопасности, военная разведка АМАН, ЦАХАЛ и, конечно, специально созданный Национальный центр борьбы с коронавирусом. Они, как те артисты, наперебой произносят заветное: ««Что говорить, когда нечего сказать?» И, действительно, происходящее больше напоминает внутреннее соперничество в погоне за лаврами и полномочиями, нежели реальную борьбу с эпидемией.
Возглавляет эту гонку, конечно же, глава кабинета министров. Почему Биньямин Нетаниягу так стремится доказать всем, что он и только он контролирует все и вся? Потому, что от достоверности этого спектакля будущее премьера и гражданина зависит не меньше, чем от развития судебного процесса по его делам или от перспектив Ликуда в свете неуклонно приближающихся выборов.
Но чем суровее вещает и чем грознее сдвигает брови экранный Биби, тем меньше у израильтян уверенности в том, что реальный Биби и его окружение знают, что делать? Скрывать замешательство и беспомощность правящему кабинету и его главе удается все хуже.
Конкретикой не пахнет и от плана министра финансов Исраэля Каца, убеждающего страну-тезку в том, что вот-вот стартует его скороспелая двухэтапная программа спасения экономики. Почти ленинский взгляд Каца в даль напоминает циничный анекдот: «- Мальчик, тебе сколько годиков? - Пять, но скоро будет шесть! - Оптимист, однако…» Серьезные ученые считают, что как пандемия, так и кризис ею вызванный, не завершатся в течение ближайших двенадцати месяцев, а Кац уже готов рапортовать?
При этом последней в вельможные головы приходит мысль о том, что экономить неплохо бы начать и с самих себя – с огромных «окладов жалованья» раздутого правительства, с министров, и всего их вспомогательного аппарата, с зарплат депутатов, размножающихся путем «новежского почкования», с баснословных пенсий армейских, полицейских, судейских и прочих бюджетных отставников, с фантастических доходов генерального директората, со сверхприбыли современных латифундистов – владельцев земель и многочисленной недвижимости? Пока что это прозвучало лишь как робкое предложение, которое вряд ли станет явью.
Но скоро уже не один, а несколько миллионов граждан страны могут всерьез задуматься над тем, как жить дальше, чем расплачиваться за жилье и коммунальные услуги, что поесть, наконец?
Правда, есть в нашем неуклонно теряющем работу и заработки обществе некие островки умиротворения. Даже на фоне второй волны пандемии и возвращения ряда карантинных мер. Так на днях Кнессет утвердил к рассмотрению законопроект Моше Гафни (Яхадут ха-Тора), согласно которому никогда и нигде не трудившиеся учащиеся ешив признаются «работающими главами семей». Аврехи, то есть семейные ешиботники, смогут рассчитывать на новые пособия, что, конечно, очень неплохо с точки зрения абстрактного гуманизма, но весьма скверно выглядит с позиции политического кумовства – главного принципа взаимоотношений кабинета Нетаниягу-Ганца и ультраортодоксальных партий.
Почти так же выглядит торговля между министром внутренних дел, лидером партии ШАС Арье Дери и минздравом по поводу того, в каком составе можно будет молиться и справлять свадьбы в условиях ужесточения карантинных мер. Буквально налету выбитые Дери пара-тройка дополнительных десятков участников молебнов и церемоний – это ничто иное как демонстративное доказательство власти ультраортодоксов над правительством и страной: «Ничего, добьемся своего из принципа, дабы знали, кто главнее…»
И, правда, кто главнее? Ну, пусть это звучит не так, а вот как: «В чьих руках должна быть сосредоточена борьба с эпидемией?» Лидер партии Наш дом Израиль Авигдор Либерман, не так давно бывший министром обороны, считает, что «все полномочия борьбы с распространением вируса – и операционные, и информационные – обязаны быть переданы в Службу тыла». «Это, - полагает Либерман, -единственный орган, который должен координировать и охватывать все аспекты борьбы с эпидемией на национальном уровне, и эффективность его работы доказана на примере управления ситуацией в ультраортодоксальных и арабских общинах». Можно добавить еще и пример Войны в Заливе и подготовку к иным, не осуществившимся, слава Б-гу, угрозам нападения на Израиль. Если главным «командным пунктом» станет Служба тыла, гомон на сцене борьбы с коронавирусом станет, наверное, менее бестолковым и надоедливым.
Биньямину Нетаниягу это явно не нравится, он привык солировать, хотя на днях премьер заявил, его отказ передать полномочия Службе тыла не диктуется личными мотивами, и он «с радостью привлекает военных к борьбе с эпидемией». Да уж, как пелось: «Если радость на всех одна, на всех и беда одна»… Только когда уже правительство проникнется и тем, и другим в полной мере? Когда?

Лазарь Данович


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook