Rambler's Top100






Опросы
















26.11 02:42   Мария Шандалова MIGnews.com

Фаина Киршенбаум: путь наверх

Элегантная женщина за столиком кафе на моих глазах вершила историю. Два мобильных телефона звонили непрерывно, она советовала, раздавала поручения, назначала встречи. Можно себе представить, что так продолжается 24 часа в сутки. Мы закончим интервью – и она помчится на очередные переговоры, заседания, встречи. Фаина Киршенбаум, генеральный директор партии Исраэль бейтену, мать троих детей и просто красивая женщина – одна из тех людей, которые редко слышат слова благодарности, но благодаря им наша страна развивается.

Фаина, что за интересная должность такая – генеральный директор партии? Это политический пост?

Скорее, это должность административная. Хотя партийная деятельность – любая – так или иначе связана с политикой. В основном мои обязанности организационные – налаживать и поддерживать структуру партии, осуществлять связи с общественностью, создавать партийные ячейки на местах, привлекать новых членов. Кроме того, подготовка к выборам тоже лежит на мне. Например, весь уходящий год прошел под знаком муниципальных выборов. Вначале были выборы в Ор-Акиве, Иерусалиме, потом в населенных пунктах Иудеи и Самарии, и так далее.

И каковы результаты?

От нашей партии в городские советы было избрано около ста человек, из которых трое стали мэрами – в Димоне, Бней-Аише и Хацор-Глилит; двадцать четыре – заместителями. Это большой успех.

Это говорит о популярности партии на "русской" улице.

Но на самом деле, результаты могли бы быть и лучшими, если бы нашу идею об объединении поддержало большее количество избирателей. Собственно, это и есть главная идея, которую мы пытались донести до репатриантов: необходимо объединение различных лагерей и партий, выработка общих целей и задач. Ведь, в конечном итоге, мы все стремимся к одному – к процветанию страны, к лучшей жизни.

Почему же эту идею не все поддерживают?

Для того чтобы действовать сплоченнее, нужны желание и готовность идти за одним лидером, как действуют, например, религиозные группы населения. У них есть духовный наставник, которому они доверяют принятие решений, вверяют ему свои судьбы. И он, наделенный соответствующими полномочиями, может что-то сделать в парламенте.

Что же получается с представителями "русской" улицы? На выборах репатрианты из стран СНГ приносят 22-24 мандата, которые распределяются между партиями правого лагеря. Но поскольку потом большинство партий предпочитают действовать обособленно, результаты их работы не видны людям.

На сегодняшний день Исраэль бейтену – единственная партия, представляющая "русскую" улицу. И чем активнее будет поддержка избирателей, тем больше мы сможем сделать – полномочия будут выше.

Мы не раз предлагали объединиться. Например, на предыдущих выборах, когда Исраэль бейтену шла общим блоком Ихуд леуми вместе с партиями Моледет и Ткума, мы обратились с этим предложением к Щаранскому. Но он оставил его без внимания. Ну, и где теперь Щаранский? Он получил два мандата, которые потонули в общей массе и не принесли ему влияния.

Сейчас, когда 2004 год подходит к концу, можно подвести некоторые итоги вашей работы. Давайте поговорим о результатах. Они есть?

Да, безусловно. За прошлый год сделано немало хорошего. Например, еще на стадии подготовки проекта бюджета на 2004 год нам удалось выбить 140 миллионов шекелей на нужды репатриантов, в том числе деньги на поддержку радиостанции РЭКА, которую, если помните, собирались закрывать. Еще 25 миллионов пошли на жилищный фонд для пенсионеров, которые покупали квартиры, а теперь не в состоянии выплачивать долги по машканте. Мы добились существенной поддержки программ министерства абсорбции для помощи новым репатриантам. Кроме того, в уходящем году мы начали работать над программой продвижения по службе выходцев из стран СНГ.

Что это значит?

Я поясню: новые репатрианты из бывшего Союза сейчас составляют около 25% населения Израиля. А какой процент их занимает руководящие посты? Ни в одной сфере, будь то промышленность, армия или общественный сектор, наши соотечественники не могут продвинуться по служебной лестнице. Я уже не говорю о полиции! В большинстве учреждений предпочитают назначать на ответственные посты своих родственников, однокашников, сослуживцев. Те, кто приехал пусть даже 15-20 лет назад, не могут попасть в эту обойму. Поэтому мы решили обратить внимание парламента на проблему, и уже на прошлой неделе в первом чтении был принят законопроект о квотах на рабочие места.

И еще один законопроект, над которым мы продолжим работать в 2005 году, – это борьба с дискриминацией по принципу страны исхода. Этот факт очень долго замалчивали, закрывали глаза на творящуюся несправедливость. И если в прессу просачивались факты дискриминации, все говорили, что "русские" преувеличивают. Однако недавний скандал в Ашкелоне, за которым последовал массовый митинг, доказал, что проблема не высосана из пальца, она действительно существует. И для того чтобы ее решить, мы намерены скорректировав правовые нормы.

Вот теперь скажите мне, учитывая, что я курирую все эти вопросы, моя должность не политическая?

Над чем вы трудитесь в данный момент?

Буквально на этой неделе мы начали проводить в различных городах собрания структур общественного сектора. Мы намерены создать лобби для внесения поправок в бюджет на 2005 год – уже подготовлены проекты на общую сумму около 600 миллионов шекелей. Это деньги, которые пойдут на поддержку социально слабых слоев населения – пенсионеров, инвалидов, матерей-одиночек, студентов. Вы прекрасно знаете, как пострадали эти группы в последнее время в результате новой экономической программы. Да и вообще за пятнадцать лет, прошедших с начала массовой алии, правительство очень мало внимания уделяло репатриантам. Мы намерены добиться финансовой поддержки для них.

Не оставляем мы и другие проекты. Например, мы намерены выбить 25 миллионов шекелей на борьбу с наркоманией, которая угрожает и репатриантам. Ведь люди, оказавшись в новой стране, зачастую не имеющие возможность найти работу и наладить быт, ищут утешения в наркотиках.

И еще одно мероприятие, на которое мы выбиваем деньги: в следующем году весь мир отмечает 60-летие победы во Второй мировой войне. Разве это не касается Израиля? Ведь сколько здесь ветеранов, сколько людей, прошедших ужасы концлагерей и гетто, – разве это не их праздник? Но никто об этом даже не вспоминает! Поэтому мы настаиваем на выделении из бюджета 20 миллионов шекелей на это событие.
А сколько проблем у сферы культуры? Например, мы поддерживаем деятельность хореографа Валерия Панова – мировая знаменитость, живущая и работающая в Израиле без какой-либо помощи со стороны государства. А художники? А спортсмены? А писатели? Вот это все мы и хотим включить в бюджет на следующий год.

Кроме того, наша фракция сейчас проводит ряд поправок к Закону о гражданстве. Например, мы настаиваем на том, чтобы, независимо от вероисповедания, все, кто хочет жить в Израиле, приносили присягу. Граждане должны уважать свое государство и чтить его интересы. Иначе и дальше мы будем наблюдать кощунственную картину: в День независимости – траурные флаги на арабских домах или, как сегодня, – палестинский флаг и портрет Арафата на дверях арабского депутата в кнессете Ахмед Тиби.

Работаем мы и над улучшениями в сфере просвещения. Сейчас, по данным ЮНЕСКО, Израиль плетется в хвосте по уровню образования. "Еврейские головы", ставшие притчей во языцех, занимают последние места на международных школьных олимпиадах, да и наши педагоги не в состоянии выдержать квалификационный экзамен по своим специальностям… Словом, дел очень много.

Недавно вы оказались вовлечены в скандал, разразившийся после публикации в газете "Гаарец" статьи о том, что Либерман намерен объединиться с Щаранским и создать новую "русскую" партию. Вы даже выступали по радио с опровержением. Можно подробнее об этом?

Да, действительно, была такая статья – и она ведь не первая! Журналистка Лили Галили в свойственной ей манере "слышу звон, но не знаю, где он", из обрывков фраз, слухов и фактов сделала какие-то странные выводы. О какой новой партии можно вести речь? Любой сильный аналитик понимает, что в нынешнем положении это и нереально, и ни к чему. Партия есть, она пользуется большим авторитетом, и мы боремся за ее усиление. А появление новой партии может привести только к разбазариванию сил и раздроблению "русской" улицы.

Все силы Исраэль бейтену направлены на работу с репатриантами из стран СНГ, или вы обращаетесь и к коренным израильтянам? Все-таки проблемы, которые вы поднимаете, общие для всех.

Безусловно, мы обращаемся ко всем. И многие израильтяне нас поддерживают. Буквально перед вашим приходом я встречалась с руководителем небольшой фракции в 150 человек, которая изъявила желание присоединиться к нам. И это неудивительно: кто-то разочаровывается в Ликуде и Аводе, не видит результатов работы ведущих партий, в то время как политики-репатрианты изначально настроены действовать решительно и пробивать все преграды. Олим не привыкать бороться за свое существование. По опыту жизни в Израиле каждый из нас знает, что под лежачий камень вода не течет, надо покрутиться сегодня, чтобы обеспечить свое завтра. Именно эта большая пробивная сила и привлекает к нам людей. Мы много делаем по сравнению с остальными. Об этом говорит и премия, которую Ариэль Шарон вручил в прошлом году Авигдору Либерману как самому влиятельному и деятельному политику 2003 года.

Какова позиция вашей партии в вопросе одностороннего отделения от палестинских территорий?

Мы серьезно подошли к программе Шарона. Привлекли историков, социологов, аналитиков. Ведь проблема границ в Израиле родилась не сегодня, и ее нельзя решить без детального изучения истории вопроса.

Позиция наша достаточно четкая: районы компактного заселения арабов, считающих себя палестинцами, – Тиру, Умм-эль-Фахм, Табу – передать под управление Палестинской автономии, провести границу, а взамен аннексировать те земли, в которых преобладает еврейское население, – Иудею и Самарию, Баркан, Ариэль и районы по дороге к нему, Гуш-Эцион, Маале-Адумим и так далее. Те арабы, которые пожелают остаться, должны будут принять израильскую присягу и подчиниться законам нашего государства. Необходимо раз и навсегда провести границу, чтобы знать: мы защищены.

Давайте от вопросов политики перейдем к вам лично. У такой элегантной дамы просто нельзя не поинтересоваться, как ей удается поддерживать великолепную форму и выживать в мире мужчин? Не испытываете ли вы некоторой дискриминации по половому признаку?

Конечно, женщин в израильской политике мало и относятся к нам иначе. Наверное, при том, что половина населения Израиля – женщины, было бы справедливо, если бы такое же соотношение было и в кнессете. Но так думают не все мужчины. И тут надо отдать должное Авигдору – он понимает, что женщина во власти может иногда сделать больше представителя сильного пола. Женщины решительнее, отличаются большей собранностью и чуткостью, умеют распределять обязанности между коллегами – как между членами семьи. Потому, что женщина не стремится, в отличие от мужчины, стать абсолютным лидером – у нее нет таких амбиций. Организаторские способности заложены в нас природой. Ведь даже исторически сложилось: мужчина озабочен только одним – принести добычу в дом. А женщина успевает и в доме, и в огороде, и с детьми управляется, и с соседками судачит, смотрит за собой и за мужем, еще и цветочки собирает. То есть способна одновременно успеть везде.

Но ведь помимо политики, которая отнимает все время и силы, у вас еще и трое детей! Как вы умудряетесь все совмещать?

Честно – это очень тяжело. И в первую очередь – это тяжело для семьи. Но я уже столько лет занимаюсь политикой и общественной деятельностью, что дома привыкли. Иногда кажется: вот еще один барьер преодолею – и все, и отдохну. А за ним – новый барьер, новая цель, новая высота…

Конечно, без поддержки мужа и детей ничего бы у меня не получилось. Муж взял на себя все, что связано с детьми. Да и дети ведь уже взрослые – старшей дочери 26 лет, младшему – тринадцать. Сестры помогают ему с уроками. Но я всегда нахожу время с ними поговорить, куда-то поехать в выходные. К слову, я взяла за правило не работать в выходные. Это железно! Исключения я делаю только для очень важных встреч и мероприятий. А так – пятницу и субботу я провожу с семьей. Обязательно в пятницу мы все вместе готовимся к ужину, садимся за стол всей семьей. И еще каждый год я стараюсь ездить в отпуск, пусть и не надолго. Мы с мужем полюбили горные лыжи и ездим с компанией друзей за границу, на зимние курорты. И Авигдор меня всегда отпускает отдохнуть, даже сам иногда напоминает.

Откуда вы приехали и как строили жизнь в Израиле?

Я приехала из Львова в 1973 году… Ой, как давно! Закончила тут курсы медсестер, вышла замуж в 1977 году, начала работать в больнице "Бейлинсон". Но мне всегда хотелось доказать, что я стою большего. Кстати, голоса старожилов и коренных жителей о том, что, мол, "мы построили Израиль, а вы тут приехали на все готовое", – раздавались уже тогда. Мне было смешно и обидно это слышать. Мне хотелось внести свою лепту в построение государства. Тогда как раз началось поселенческое движение, и мы с мужем решили его поддержать – в 1981 году переехали в поселение Нили, возле Модиина. По сути, мы были одними из основателей Нили. Там-то и пригодились мои организаторские способности, и мне удалось себя проявить. Работы было очень много, самой разной – строительство домов и общественных центров, налаживание инфраструктуры. Хотелось построить другую жизнь, отличную от быта городов, где все живут в своих квартирках и не общаются с соседями. А тут, в маленьком населенном пункте, где все на виду и все делается сообща, можно было жить иначе. С самого начала я занималась общественной и культурной жизнью, организовывала кружки, спектакли – естественно, на общественных началах, продолжая при этом работать в больнице. А в 1988 году оставила медицину; меня оценили и избрали секретарем местного совета – тоже общественная должность, но с зарплатой. Это была круглосуточная занятость – даже ночью могли позвонить, что где-то прорвало трубу, кого-то надо везти в больницу.

При этом у меня был маленький ребенок, и в какой-то момент я захотела все бросить. Но власти меня не отпустили – напротив, назначили административным директором отдела культуры округа Нахалей-Биньямин – это район от Мертвого моря до Иерусалима. Еще через пять лет я в муниципалитете округа занималась уже вопросами строительства. Попутно я получила в университете первую степень по менеджменту и родила еще одного ребенка. Потом я стала первым помощником главы округа, в тот период и познакомилась с Авигдором Либерманом…

Вас свело общее дело?

Нас свела трагедия в "Дельфинариуме". Мы познакомились, помогая детям, пострадавшим в теракте, и их родственникам. Власти повели себя с этими детьми очень некрасиво, отказывали в помощи, в средствах, в правах. Мы организовали Ассоциацию поддержки этих детей, помогали выбивать квартиры, инвалидные коляски, медицинские препараты, дотации. После этого совместного проекта, в 2003 году, Авигдор пригласил меня участвовать в организации предвыборной кампании, а потом я так и осталась в партии.

А дальше? Неужели вы намерены остановиться на достигнутом?

Всю жизнь мне везло; каждый раз, когда передо мной вставал трудный выбор – застрять на каком-то уровне или вернуться в медицину, потому что я больше не выдерживаю в таком ритме – появлялся кто-то и звал меня выше. Я думаю, что и дальше пойдет так же – что-нибудь будет... Но я не люблю загадывать. Как не люблю и обещать. И это, на мой взгляд, должно быть главным качеством любого политика – не обещать, но делать.


Поделиться
Все по теме
Комментарии



Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook