Rambler's Top100






Опросы
















07.08 13:16   MIGnews.com

Кипа раввина вместо королевской короны

Он родился принцем небольшого королевства на юге Африки. Его ждала размеренная жизнь особы голубых кровей. Все было расписано, как по нотам и известно заранее: престижный европейский университет, а потом - важный государственный пост на родине. Однако "это расписание", которое бы устроило многих, навеяло тоску на молодого монарха и он бросился на поиски смысла жизни. Из библиотеки Оксфордского университета поиски привели… к Богу. Неожиданно для своей семьи он оставил Европу, приехал в Израиль, прошел гиюр и стал Натаном Гамедзе. Бывший африканский принц стал израильским раввином и поселился вместе с женой и детьми в Цфате.

Вы, в самом деле, наследный принц, и могли бы претендовать на престол?

- Теперь о престоле не может быть и речи... Но до восьми лет я рос в Свазиленде - небольшом, граничащем с Южной Африкой и Мозамбиком королевстве, с населением немногим более миллиона человек, и территорией, примерно равной территории Израиля. Мой дед был королем. Англичане, сделавшие Южную Африку своей колонией, поделили территорию его страны на три государства: Свазиленд, Босутоленд и Бехуаналенд. Таким образом, наша семья лишилась верховной власти. Однако чтобы не портить отношения с членами королевской семьи, англичане дали моим родственникам возможность занять министерские посты. Мой отец, например, был министром образования, потом - послом в странах Европейского сообщества. Сегодня он - на вершине иерархической лестницы и обладает определенной властью, но все же - не король.

- Что привело вас к иудаизму?

- В какой-то момент своей жизни я вдруг почувствовал, будто я - деталь какого-то конвейера. "Производственный цикл" ежедневно повторялся: дом - работа - дом. Изо дня в день одни и те же "операции": душ, завтрак, поездка на службу, дорога домой, ужин, сон... Мне захотелось понять, в чем же смысл происходящего. Как детектив, я взялся за поиск и внезапно обнаружил, что этот повторяющийся цикл - лишь фон; а что-то очень важное – остается за кадром, и скрыто от взоров простых смертных . Я решил во что бы то ни стало узнать, что это.

- И попытались найти ответ на этот вопрос в религии?

- Так поступают многие. Но иудаизмом я раньше не интересовался... Однажды я, еще будучи в Оксфорде, обратил внимание, что несколько студентов записывают слова преподавателя странными буквами и - справа налево. После лекции я познакомился с ними и узнал, что они изучают иврит и просто делали во время лекции домашнее задание. Тогда я подумал, что учить иврит – это, должно быть, очень интересно. Вскоре я и вовсе забыл этот эпизод. Потом, когда я решил получать ученую степень, встал вопрос о том, что надо из университетских курсов выбрать еще один язык. Я хотел взять русский. Это очень трудный и интересный язык, и мне тогда очень хотелось выучить его. Но расписание этого курса не совпадало с моим. И тут-то я и вспомнил об иврите…

- Могло случиться так, что вы приехали бы не в Израиль, а в Россию…

- Да, это так! Но в данном случае, видимо, Бог направил все в нужное русло. И я, все таки оказался на курсе иврита. Первый же текст, который мы разбирали на уроке, оказался отрывком из Торы. Это была история о том, как Авраам вел Ицхака на гору Мориа. Я рос в христианской семье и знал этот сюжет. Однако, читая его на иврите, я обнаружил в нем какую-то неведомую мне раньше глубину. Мной овладело ощущение, что здесь сказано что-то и обо мне. Я открыл новое измерение, о существовании которого даже не подозревал. И тогда еще не знал, что открытое мной измерение было мировоззренческим.
Потом я увлекся книгой Рамбама "Мишне Тора". Она произвела на меня неизгладимое впечатление, я все время носил ее с собой, зачитывал и пересказывал фрагменты друзьям. И сам не понимал, откуда во мне возникла любовь к иудаизму. Тогда-то передо мной и встал вопрос: какое отношение я имею к еврейскому миру? Ведь я - не еврей. А раз так, подумал я, значит, мне надо оставить все связанное с иудаизмом. С этой мыслью я отправился учиться в Рим.

- Но как видим, это не помогло избавиться от "наваждения"?

- Да, и в Риме мысли о судьбе еврейского народа не покидали меня. Рассматривая знаменитые росписи и фрески в соборах, я постоянно отмечал про себя, как евреи страдали от христиан... Мне казалось, что Рим - самое нееврейское место в мире. И вот однажды, сидя в римском отеле, я подумал о том, что даже перед лицом смерти евреи читали "Шма Исраэль". И там, в римской гостинице, я впервые прочел вслух эту древнюю молитву. А когда закончил чтение, почувствовал небывалый прилив энергии. До сих пор не знаю, что произошло со мной тогда, но это было одним из самых сильных переживаний в моей жизни.

- ...Как будто бы кто-то вел вас куда-то невидимой рукой?

- В это трудно поверить, но именно так все и было. Расскажу, к примеру, такой случай. Как-то утром, проголодавшись, иду завтракать в кафе. И чувствую - не могу есть. Кусок, что называется, в горло не лезет. В чем дело? - спрашиваю себя. И тут вспоминаю, что сегодня - особый для евреев день, Йом Кипур, день поста.

В первое время эта внутренняя причастность к судьбе еврейского народа меня просто пугала. Но вскоре я понял, что наступил момент, когда мне нужно стать частью этого народа...

- Что в вашем решении оказалось самым трудным?

- Больше всего на свете я не люблю быть на виду. Приняв решение стать евреем, я осознавал, что на меня будут показывать пальцем, что в большинстве еврейских общин мира я буду единственным негром. А уж если узнают, что я - бывший африканский принц... Но я преодолел в себе эти страхи. Они отступили перед главным: я нашел дорогу к Творцу, и что бы ни случилось, не сверну с нее.

- Не было ли потом сомнений, что вы правильно выбрали дорогу?

- Как правило, человеку свойственно сомневаться в правильности собственных решений. Так вот я, если в чем-то и уверен, так это в том, что выбор пути постижения Торы - быть может, единственно правильное решение в моей жизни. Эта мысль поддерживает меня, помогает преодолевать трудности.

- Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, почему Всевышний вывел вас на эту дорогу?

- Безусловно. Однако лишь недавно нашел ответ на этот вопрос. Я вел урок Торы, на котором обсуждал со своими учениками недельную главу Итро, стараясь объяснить им, что Итро был неординарным человеком. Внезапно я вспомнил, что много лет назад один из моих учителей сказал: первый раз слова "Барух а-Шем" (благословен Всевышний) в Торе вложены в уста Итро, в момент, когда он благодарил Всевышнего за избавление евреев от египетского рабства. В этом и состоит главная идея гиюра - благословение Всевышнего, привнесение дополнительной славы Его Имени. Я рассказывал об этом своим ученикам и отчетливо понимал, что прошел нелегкий путь к еврейству, чтобы славить Имя Всевышнего.

- С чего началось ваше "восхождение" в Израиль?

- Я приехал в октябре 1988 года, чтобы учиться в еврейском университете в Иерусалиме на факультете иврита. Поскольку никаких прав на репатриацию у меня не было, я находился в статусе туриста. Позднее - принял гиюр и стал считаться репатриантом.

- Не сталкивались ли вы с предвзятым отношением к вам, например, из-за цвета кожи?

- Нет. Напротив, ко мне относились благожелательно, многих интересовало, что движет иностранцем, пожелавшим изучать иврит и иудаизм?


- Чем вы сейчас занимаетесь в Цфате?

- Я - раввин в американской ешиве "Шалом Рав", ученики которой возвращаются в иудаизм. Практически все они приехали из США. Кроме этого, ко мне на лекции в Цфат специально приезжают люди из разных концов страны.

- Сейчас много говорят о том, что необходимо упростить процедуру гиюра. Эта идея особенно популярна в русской общине Израиля, где многие семьи - смешанные. Как вы относитесь к такой возможности?

- Это сложный вопрос и трудно найти правильное решение. Однако согласно канонам ортодоксального иудаизма, человек, желающий стать евреем, должен быть абсолютно уверен в правильности этого шага. А если человек ищет, как облегчить этот процесс, встает вопрос: действительно ли он хочет стать евреем? Раввин должен быть уверен, что человек готов посвятить себя служению Торе.

- Что вы думаете о будущем еврейского государства? Каким быть Израилю – светским или религиозным государством?

- Передо мной, как перед человеком религиозным, встает несколько вопросов. Если, к примеру, Израиль выберет светский путь развития, то, как мы объясним наше право на эту землю? Почему человек, не являющийся евреем, не верящий в Бога, не чтящий Тору, может приехать и жить здесь, а, например, арабы лишены этого права? В таком случае, что мы здесь делаем? Говорить об историческом праве на землю? Так и у арабов оно есть. Если же, я скажу, что эту землю нашему народу дал Бог, то все становится на свои места. И поэтому будущее нашей страны я вижу только в возвращении всех евреев к Торе.

- Вы довольны тем, куда привел вас жизненный путь, или вы стремитесь дальше?

- Сейчас мне сорок лет. Я искал истину и нашел ее. Моя нынешняя цель - приобщить как можно больше людей к иудаизму. Я осознал свою миссию в жизни.

- Вы находитесь в мире с самим собой?

- Да, конечно. Каждый человек ведет поиски смысла своей жизни. И я, нашел то, что искал. Поэтому я здесь.

- Бываете ли вы на своей родине, поддерживаете связи с родными?

- С тех пор, как приехал в Израиль, я еще ни разу не ездил домой. Я не чувствовал, что у меня есть силы выйти в нерелигиозный мир. Я даже немного побаивался этого. Кроме того, все, что связано с монархией – это мое прошлое. Теперь я из принца стал простым евреем, который учит Тору и содержит семью.

- Вы женились?

- Да, три года назад.

- У вас есть братья и сестры, которые остались в Свазиленде?

- Вся моя семья сейчас находится в Южной Африке. Все мои братья и сестры получили высшее образование. В нашей семье всегда главным считалось воспитание и образование.

- Какими языками Вы владеете?

- Английским, французским, немецким, итальянским, ивритом... Остальные из тринадцати - африканские языки. В нашей семье все владеют по крайней мере двумя европейскими языками.

- Вы хотите попытаться наладить связи между африканцами и израильтянами?

- Мне это представляется проблематичным. Большинство людей в мире, а не только граждане моей страны не понимают сути иудаизма. Им трудно представить, что на земле может существовать избранный Богом народ, и что этим народом является народ Израиля. Боюсь, что все это я не смогу объяснить неевреям. Нужны некоторые дипломатические качества, которыми я не обладаю.


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook