Rambler's Top100









Опросы











Солнечная осень Ады Роговцевой 07.02 15:10   Полина Лимперт

Солнечная осень Ады Роговцевой

Она - живая легенда театра и кино, настоящая Большая Актриса. И - Настоящая Женщина, которая и в этой ипостаси реализовала себя так же талантливо, как и в профессии. Она любила и была любима, вырастила детей, которые ее боготворят, так же как и она их. Она выходит на сцену вместе с дочерью. А дочь, в свою очередь, поставила к ее юбилею спектакль с ней в главной роли. Очень скоро Ада Роговцева приедет в Израиль, и мы увидим ее в продолжении театральной легенды - спектакле "Варшавская мелодия - 2".


- Ада Николаевна, вот вы и опять едете в Израиль. В который раз?

- По-моему, в шестой. Я с таким нетерпением жду возвращения на эту замечательную землю, к людям, которых я очень люблю, к солнышку из наших холодов… Я очень люблю Израиль еще и потому, что здесь родился мой внук Алеша! Моя дочь Катюшка (Екатерина Роговцева-Степанкова. - П. Л.) жила в Израиле два года, родила там Алешу, и первые десять месяцев своей жизни он тоже провел там. Поэтому Израиль со мной буквально кровью связан. Правда, не знаю, какие бы у меня были впечатления и ощущения от Израиля, если бы я там жила. Думаю, немного другие, а может, и совсем другие. Горячо любимая мною Дина Рубина мне эти знания о вашей стране - и огорчения, и радости, и восторги - дарит.

- Расскажите о спектакле "Варшавская мелодия - 2", который вы к нам привезете.

- Этот спектакль мы выпускали в Америке, его ставил Игорь Афанасьев, он выходец из Киева, сейчас живет в Америке. Мы играли премьеру в театре "Миллениум", а потом проехали с ним по городам Америки и Канады. Тамошние зрители давно не видели моих актерских работ. Они видели первую "Варшавскую мелодию" и пришли на спектакль по старой памяти. Но не было такого, чтобы зрители были недовольны, разочарованы или огорчены, не поплакали или не посмеялись на нашем этом спектакле. Я его очень люблю. Он очень добрый и светлый. Так и должно было быть, не зря продолжение "Варшавской мелодии" мы сделали с одобрения самого автора первой пьесы Леонида Генриховича Зорина.

Честно говоря, начинали мы этот спектакль с опаской. Ведь в первой "Варшавской мелодии" моей героине 18, 30 и 40, а во второй - уже 60. Кроме того, в первом акте моя героиня должна быть еще молода, и ее сыграла моя дочь Катюша.

- Сейчас вообще в моде продолжения, особенно это касается кино. Теперь я вижу, что и театр эта мода не миновала. Как вы считаете, оправданно ли это?

- Всякая мода, если в ней нет чего-то настоящего, ценного и классического, со временем превращается в ширпотреб. Думаю, что в этом потоке кино- и театральных продолжений тоже действует подобный отбор. Мне хочется думать, что мы его прошли. Этим продолжением мы напомнили об очень хорошей пьесе, о Леониде Генриховиче Зорине, о чем-то светлом…

- Как вы считаете, насколько современен этот спектакль? Ведь даже немолодые люди могут и не вспомнить нелепые запреты более чем полувековой давности - такие, как запрет на браки с иностранцами, например…

- У нас была такая история в Америке. Мы играли спектакль в воскресной русской школе, там учатся ребятишки, которые уже говорят, конечно, по-английски и русский уже у них с акцентом. Так вот, мы разговаривали с ними после спектакля, и дети очень серьезно сказали: мы понимаем, почему уезжали наши бабушки и дедушки, потому что все эти запреты - это трагедия.

- Как бы вы поступили, если бы попали в ситуацию, в которой была ваша героиня? Добивались бы своего счастья или смирились бы с судьбой?

- Есть такие ситуации, в которых борьба тебя просто уничтожает. А эта женщина-девочка, которую я играла, она сумела выстоять. Вы знаете, она там говорит такие слова: "Каждое сердце - разное с другим. Одно получает добро полностью и полностью обращает его на свою потребность, и ничего не остается людям. А иное сердце способно и зло переработать, и превратить его в добрую силу". Вот это - формула существования моей героини. Она все обратила в добрую силу благодаря своему таланту, верности и чистоте. Обычно я такие высокие слова не говорю. Но эти высокие слова говорят о благородстве личности.

- Каково это - быть на сцене с родной дочерью?

- Я только вчера отыграла спектакль, который поставила моя дочка, - "Розовый мост" в Театре драмы и комедии на Левом берегу Днепра. Это - ее дипломный режиссерский дебют. И когда театр переполнен, и ни одного билета нет даже на спектакли в следующем месяце, - это такая радость, такое счастье, что даже уже не думаешь про свое участие! Думаешь про то, что жизнь продолжается - в детях. И поэтому, когда я ее вижу на сцене, в роли, которую я играла, когда была ею беременна… Я даже передать не могу свои чувства… И Катя говорит: "Мама! Мне это так дорого и так легко, потому что я знаю это как бы изнутри"...

- Ваш муж Константин Степанков успел увидеть вас вместе на сцене?

- Да, Костя успел. Он уже очень плохо себя чувствовал, но успел увидеть нас с Катюшей вместе на сцене. Он всегда мечтал, чтобы Катюша стала режиссером, смогла реализоваться в этой профессии. Вот вчера мы играли этот ее спектакль в десятый раз. Я думаю, что если бы Костя увидел то, что происходило на сцене вчера, он был бы счастлив…

- Ада Николаевна, вы с Константином Степанковым были вместе почти полвека. Можете сказать, что самое главное в супружеской жизни?

- Да, Костя не дожил до нашей золотой свадьбы всего три года… Он очень хотел отпраздновать эту дату… А что главное в семье? Дети. Я думаю, очень важно не предавать своих детей, независимо от того, как у них сложится жизнь и какими людьми они вырастут. Ведь они - твое естество, и им нужно отдавать себя без остатка и не скупиться.

- Многие актеры не хотят, чтобы дети шли по их стопам. Когда вы узнали, что ваша дочь хочет стать актрисой, вы отговаривали ее от этого шага?

- Катя училась в университете на факультете украинской филологии. Оттуда она ушла после первого курса. Взяла академический отпуск - и уже не вернулась. В то время она как раз уехала в Израиль, родила сына… Знаете, как говорят, для того, чтобы не объесться, надо делать перерывы в еде. Так получилось и у Катюши, она вернулась в театр после долгого перерыва. Она ведь у нас выходила на сцену с пяти лет - играла Лесю Украинку в детстве в спектакле "Надеяться" Юрия Щербака. Я играла Лесю Украинку взрослую, а она - маленькую. Катя выходила на сцену в украинском платьице и очень проникновенно и умно читала первое написанное Лесей Украинкой стихотворение. И в других спектаклях она играла. Может быть, повлияло то, что еще в раннем детстве она поняла, что это такое - власть над залом… А Катя у меня очень впечатлительный человек. В этом моя, наверное, вина.

- Ваш сын Константин тоже связан с театром…

- Костя не актер, он режиссер, и не очень счастливый в профессиональном плане. Наверное, потому, что он кинорежиссер и пришел на студию, когда она распалась. Человек он не хватающий, не унижающийся и не приспосабливающийся, у него папин характер, трудный. Поэтому он пишет стихи, сценарии, поставил в свое время для меня три спектакля, достаточно успешных. Кроме режиссуры у него есть и другие занятия - экология, помощь детям.

- Сейчас ваша дочь играет в театре Романа Виктюка, который прославил вас в нескольких своих спектаклях. Нет ли у вас планов дальнейшей совместной работы?

- Да, Роман Григорьевич Виктюк - родной нам человек. Катюша, по-моему, приезжала в Израиль с его спектаклем про Рудольфа Нуриева "Нездешний сад". Катюшка в нем играет Мари Фонтен, Рома очень ею доволен. А я играла у него "Священное чудовище", "Уроки музыки", "Дама без камелий" и "Бульвар Сансет". Но что касается дальнейшей работы, думаю, этого не будет. Когда 70 лет актрисе, уже нужна такая пьеса, чтобы жизнь остановилась - так захотелось бы Роману ее для меня - сделать, а мне ее - сыграть. Пока такой необходимости нет, и Роман Григорьевич - он правильно поступает. В нашем возрасте нужно успеть что-то передать молодым. Он очень увлечен своей педагогической деятельностью, ребятишек приводит в театр.

- Несколько лет назад вы сами, по своей воле, ушли из Театра Леси Украинки, в котором проработали всю жизнь. Вас не зовут обратно?

- Этот театр сейчас совершенно другой. Это уже не театр Романова, Лаврова, Халатова и всех моих великих… Вспоминаю и думаю: "Господи, рядом с какими людьми тебе довелось работать, у кого тебе довелось учиться!" То, что было в Театре Леси Украинки, когда мне посчастливилось впервые переступить его порог, когда я там работала больше 30 лет, и то, что происходит сейчас, - это просто другой масштаб. И если бы меня и позвали обратно, то я бы не пошла.

- Вы следите за политикой на Украине?

- Ну, а кто же за ней не следит? Ведь это же наша жизнь, наше будущее!

- Как вам постановление Конституционного суда - все фильмы должны быть дублированы на "ридну мову"?

- Вы знаете, я украинский язык отстаиваю, это - мой родной язык. Я его знаю и люблю. И у меня, в общем-то, отношение со знаком плюс к таким инициативам. Но для этого нужны мастера, владеющие украинским языком на таком уровне, чтобы их работа, их переводы не вызывали отторжения. Поймите - никто и никогда от литературного, художественного языка не отмахивается. Другое дело, что все это делается наспех. Поэтому и вызывает такое раздражение. Это раз.

И второе: когда русские фильмы дублируются на украинский язык вот так наспех, - это, в общем-то, по сути, ущербно. Потому что народ, который в силу сложившейся ситуации знает два языка и может на обоих и читать, и фильмы смотреть, - разве это плохо? Если человек владеет еще одним языком, языком великой культуры, великого народа - зачем отбирать это?

- В одной из рецензий вас назвали примадонной украинской сцены. 30 лет назад вы стали народной артисткой СССР. Как вы относитесь к своим званиям и титулам?

- Я сейчас уже стала Героем Украины, знаете? Да, мне Виктор Андреевич Ющенко на 70-летие вручил Звезду. А совсем недавно, буквально несколько дней назад, я стала почетным гражданином города Киева. Так что я со всех сторон умаслена, увешана наградами. Но так как я в 23 года уже стала заслуженной артисткой, у меня к этому спокойное отношение. Нельзя сказать, что мне это противно, неприятно и так далее. Это очень приятно! Но я все равно воспринимаю все звания и награды как аванс. Все, что человек получает, надо отработать. И саму любовь, и чтобы так складывалась ситуация, и счастливые случаи… Нужно терпение и здоровье, чтобы я успела, пока жива, отработать эти награды.

- Говорят, что внуков любят больше детей. Это правда?

- Я - редкое исключение из этого правила. Я люблю своих детей больше, чем внуков. Это не значит, что я внуков не люблю - я за них жизнь могу отдать. Но я так люблю своих детей, что сильнее уже нельзя. У нас был такой период, когда Алешка, совсем маленький, долго-долго был со мной. Катя училась, потом она уехала, и он от меня просто не мог оторваться. Он любил только меня, и никого ему больше не надо было. В Катину сторону вообще не смотрел. Я очень испугалась и прекратила это сразу же. Мальчики и девочки должны любить мам и пап. А бабушка и дедушка, - они уходят раньше из жизни, и рвать им душу в будущем - этого не надо.

- В одной известной песне есть такие слова: "Осень жизни, как и осень года, надо, не скорбя, благословить…" Вы согласны?

- Да, это Алисочка Фрейндлих поет. Молодец, замечательно и правильно она это все понимает и принимает. И я принимаю, благословляю время свое. Это иногда очень огорчает, потому что много всякого приходит каждый день, неожиданного, неприятного с возрастом. Но оно же проходит... Я могу видеть своих ребятишек, которых я так люблю. Я могу надеяться, что выйду еще на сцену и буду иметь успех. Это ведь такая радость…
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook