Rambler's Top100






Опросы
















Генацвале Мимино Кикабидзе 05.01 13:48   Полина Лимперт, Евгений Кудряц

Генацвале Мимино Кикабидзе

Генацвали по-грузински значит – друг. Вахтанг Кикабидзе, он же Буба, он же Мимино, актер и певец, который недавно спел «Мои евреи, живите долго» – большой друг евреев, и мы рады, что он едет к нам в Израиль.

Он, пожалуй, самый любимый наш певец. Хотя после выхода фильма «Мимино» его полюбила сразу вся огромная страна под названием «СССР», песню «Чита-грита» напевал каждый. Прошло много лет, но ничего не изменилось: мы все так же поем «Чита-Грита» и все так же его любим.

- Здравствуйте, Вахтанг Константинович! Как дела, как настроение накануне гастролей в Израиле?

- Я уже тринадцать раз у вас был, так что знаю, что еду в прекрасную страну, где живут близкие мне люди, и поэтому у меня всё будет замечательно!

- Вы ведь будете у нас не просто с гастролями, а с юбилейными гастролями! Поделитесь со «своими» евреями своим «богатством»? Как-то в одном интервью вы признались, что песню «Мои года, мои богатства» петь не любите, но если будут просить в Израиле, споете?

- Да, действительно, это – юбилейная программа. Я недавно прилетел из Бельгии, где мы начали мой гастрольный тур именно с ней. Программу приняли на ура! Если меня попросят спеть эту песню в Израиле, то я не откажу публике.

– Вы, на самом деле, ощущаете свои года - свой Юбилей?

– Я думаю, что нельзя поддаваться возрасту. Когда-нибудь он сам напомнит о себе, когда ты не сможешь подняться и будешь сидеть дома.

- Один мудрец сказал: «Индикатором уровня человечности, культуры и образования является отношение к евреям». Вы поете – «Мои евреи, живите долго»! Спасибо вам за вашу любовь к нам! Ходят слухи, что ваш первый концертный костюм вам подарили евреи?

- Мой первый концертный костюм 28 лет назад мне одолжил мой друг, который был ниже меня сантиметров на двенадцать. Мы отпустили брюки и сразу поехали выступать. Мой друг теперь является гражданином Израиля. Но по секрету скажу, что с тех пор у меня сменилось двадцать два концертных костюма!

- У вас необыкновенный с хрипотцой голос… Это у вас от природы?

- У меня все время был хриплый голос, с детства. Мама мне, помню, часто говорила: «Тебе нельзя петь, Буба, у тебя хриплый голос, не пой, а то стыдно». (Смеется.) А я курю с девяти лет…

- Так как же получилось, что вы не послушались маму, и все-таки стали петь?

- Сначала в филармонии мне сказали «нет», и я ушел, хотя был уверен, что возьмут. Я вообще почему-то думал, что, когда приду, все обрадуются. Чувствовал, что это мое. И вдруг – такой финал! А я уже успел из института уйти. Мне, конечно, было очень плохо, для меня жизнь кончилась. А потом вышел документальный фильм-концерт «Поет Ив Монтан», и директор филармонии - совершенно замечательный человек, который всем нам потом был как отец родной, - сказал: «А где тот мальчик, хриплый, Буба?» Меня к нему притащили, и он говорит: «Пусть оденется, как Ив Монтан - водолазку, серый костюм - и идет поет».

- Водолазку нашли?

- Достали. (Смеется.)

- Сколько лет прошло, а мы помним грузинский ансамбль «Орэра» и худого Бубу на барабанах. Как появился «Орэра» и почему вы стали барабанщиком?

- Я с детства на кастрюлях играл. У нас все пацаны, не знаю почему, любили стучать. В «Орэра» я пришел в 63-м, но и до этого уже два-три раза выступал за границей. Вообще Грузия - очень талантливая страна. Поэтому, когда в Ливерпуле возникли «Битлы», и до нас стали доходить слухи, что, мол, появились четверо ребят с длинными волосами (сейчас посмотришь - никакие они на самом деле и не длинные), которые сами играют и сами поют (такого тоже тогда никто представить не мог), то Роберт Палтилашвили мгновенно смекнул, что надо самим делать подобную группу. И достаточно быстро собрал очень сильный состав. К нему пришли Нани Брегвадзе, Дима Кухалев из Питера, где он работал у Эдиты Пьехи, Гена Нодирашвили - джазовый саксофонист с шикарным баритоном, знаменитый пианист Вагит Мустафа, и я на ударных. Мы были бандой хорошо поющих молодых ребят, и, когда в 1963 году мы приехали в Москву, где у нас был первый концерт в Театре эстрады, публика просто взорвалась. Такое творилось, что трудно передать. У нас был огромный репертуар. Мы были первыми, все вокально-инструментальные ансамбли появились потом. Мы работали вживую, «минусовок» тогда и в помине не было. Помню, мы сняли пятиминутный фильм на французскую песенку «Булочница», ее исполняла Нани Брегвадзе. Только лет через десять мы узнали, что, оказывается, сделали клип. Много ездили, интересно жили, а мне, например, вообще хорошо было - все тексты на барабанах лежали, не надо было учить. (Смеется.)

- Ваши песни «Мои года – мое богатство», «Просто встретились два одиночества», «Я хочу пожелать, чтобы песни звучали» люди помнят наизусть и поют на семейных застольях. Это ли не высшая награда песне! Как вы считаете, почему почти все ваши песни становятся такими любимыми?

- Надо об этом спросить моих слушателей… Но я думаю, что это происходит из-за того, что в моих песнях и стихи хорошие, и музыка. А сейчас… Я никак не могу принять песни, которые исполняют нынешние молодые люди. Я не люблю, когда молодой человек выходит на сцену и поет про цветочки. В песне должен быть сюжет...

- У вас много званий и наград. Что вам особенно дорого?

- Я вырос на песнях Бернеса, Шульженко, Утёсова. С Бернесом и Шульженко я был знаком, а вот с Утесовым никак не было повода познакомиться. Но вот на каких-то актёрских посиделках в ЦДРИ я стоял с группой московских артистов, и вдруг в холл вошёл Утёсов и пошел в нашу сторону. «Наверное, к кому-нибудь из тех, с кем я стою», – подумал я. А он подходит ко мне, берет за руку и говорит мне: «Вахтанг, ты больше не Кикабидзе. Ты Вахтанг Бернес». Только после этого я стал понимать, что что-то делаю правильно. Это была самая высокая похвала в моей жизни, и я горжусь этим.

- Вы, наверное, самый известный грузин в мире. Если бы вы решили баллотироваться даже на пост Президента Грузии, за вас было бы отданы много голосов! Но вы никогда не хотели быть политиком…

- Никогда! Политика – это абсолютно не моё!

- Про вас говорят - он не голосом поет, а сердцем! В ваших песнях, неотделимых от вас - самое лучшее и светлое, что было в нашей общей прошлой жизни, «когда мы были молодыми, и чушь прекрасную несли»…

- Вы знаете, все проходят этот этап: в молодости у человека – своя философия, только потом, когда он взрослеет, то, конечно, становится намного мудрее…

- Как вы относитесь к своему Мимино?

- Это не самый лучший мой фильм, но герой очень похож на меня. Не считаю, что это комедия, это философский фильм, сценарий которого был написан с юмором. Смысл в том, что человеку надо находиться на своем месте, на родине, как бы плохо ни жил и как бы на чужбине ни было хорошо. Фильм показывает, что человек, даже если ему приходится летать на драндулете и перевозить коров, должен быть именно там, где он нужен. Вообще я считаю, что человек должен жить там, где он родился. Это я выполнил, хотя у меня была уйма возможностей уехать. Если бы я был евреем, то, конечно же, жил бы в Израиле!

- После фильма «Мимино» вы стали невероятно популярны и любимы во всем бывшем союзе. Вы пользовались своей популярностью?

- Для себя я никогда ни у кого ничего не просил и никуда не ходил, в кабинеты двери не открывал, так что у меня совесть чиста!

- Поставили ли в Москве памятник Мимино? Как известно, в Дилижане в 2011 году такой памятник был открыт…

- Дело в том, что тот памятник, который должен был стоять в Москве, сейчас стоит в Тбилиси, так что на сегодняшний день существует два памятника – в Дилижане и в Тбилиси…

- Доводилось ли вам бывать в кафе «Мимино» – говорят, они открылись во многих городах бывшего союза?

- В очень многих городах есть рестораны с названием «Мимино», а когда я бываю в этих городах, то меня всегда туда приглашают.

- Вас всегда любили женщины. Как мужчине и как грузину, вам это было приятно?

- Я вам скажу по секрету: мне это до сих пор приятно!!!

- Вы всю жизнь прожили с одной-единственной женой – как вам это удалось?

- Я не знаю, но я не люблю гулящих мужиков, которые туда-сюда бегают.

- Вы были на передаче у Андрея Малахова, куда он пригласил "бывших наших" – и Нани Брегвадзе, и вас, и многих других? Вы жалеете о развале СССР?

- Во-первых, в передаче, о которой Вы говорите, участвовала только Нани, а меня в студии не было: видимо, использовали какие-то старые съёмки, так как я не приезжаю в Россию уже шесть лет! Во-вторых, о развале Советского Союза Я НЕ ЖАЛЕЮ! Мне никогда не нравился ни он, ни его некрасивая политика… Не могу сказать, что в советское время мы жили лучше. Не лучше — просто иначе. Правда, тогда было больше душевности, люди уважительнее относились друг к другу. А теперь я с горечью осознаю, что это утеряно.

- В ваших песнях столько любви! Что, по-вашему, есть любовь?

-Знаете, одна маленькая девочка, когда ей задали тот же вопрос, ответила так: «Любовь – это зубная боль в сердце!», и я с ней в этом абсолютно согласен! Ничего ведь не стоит сделать человеку приятное! Неважно, один цветок или букет вы подарите женщине, но ей всё равно будет приятно. Наверное, в этом и есть принцип: ты должен любить, и тебя тоже будут любить.

- Вы – счастливый человек, который всю жизнь прожил на своей родной земле, в своем городе, в своей стране. Вы не покидали ее в самые тяжелые времена, когда, как пишут, вы жили впроголодь… Почему вы так любите Грузию?

- Для меня Грузия – это моя Родина, а выше неё ничего не бывает! Моя Ирина всегда говорила, что у меня всегда вначале была Родина, потом друзья, и только потом семья. Почему евреи начали уезжать? Потому что они ехали на Родину, понимаете? Для кого-то Родина – Израиль, для кого-то Белоруссия, ну а для меня – Грузия! С 1989 по 93 год я фактически не работал. Как мы жили - сам не знаю. Но так жила почти вся страна. Меня друзья звали и в Москву, и за границу, причем с семьей. Но я не мог уехать. Но зато мне было легко, я знал, что перед собой я честен. И перед теми, кто не мог никуда уехать.

- Какие у Вас планы на 2014 год?

- Да, у меня уже всё запланировано - и поездки, и съёмки! Я постоянно езжу. Пока можешь петь, надо жить. Я профессионал, я с 59-го года на эстраде. Я выходил на сцену и с температурой под сорок: укол сделают - и идешь, поешь. А после концерта выходишь - температуры как не бывало. Моя умная жена говорит, что только этим я и держусь. У меня концерт идет два с половиной часа на одном дыхании, вживую!

- Это интервью выходит в Новый год - какие традиции нового года есть в Грузии? Ваше традиционное новогоднее пожелание нашим читателям, которые обязательно придут на ваши концерты в Израиле?

- У нас в Грузии такая традиция: на Новый Год грузины стараются находиться дома, и кто первый к ним придёт в дом, какой человек переступит порог, такой и будет судьба этого дома в Новому году. Это называется по-грузински «меквле», то есть «след». Поэтому я желаю, чтобы в ваши дома приходили только хорошие люди!


Поделиться
Все по теме
Комментарии



Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook