Rambler's Top100






Опросы
















Анна Якунина: Театр для меня – это высшая оценка артиста 10.12 14:09   MIGnews.com

Анна Якунина: Театр для меня – это высшая оценка артиста

«Театр для меня – это высшая оценка артиста в работе. Только театр выявляет, есть вообще артист или нет»

В свои 50 лет она прекрасно выглядит, находится на пике карьеры и будоражит публику честной игрой. При этом вызывает неоднозначные чувства у всех поклонниц обаятельного Максима Аверина, он - не просто ее коллега по съемкам в “Склифе” или по театральной сцене, он - самый близкий друг по жизни.

Заслуженная артистка РФ «За заслуги в области искусства» с 2006 года, лауреат театральной премии «Чайка», много лет служила артисткой в «Сатириконе», сейчас играет в культовом театре «Ленком», снимается в телесериалах, многие ее узнают по роли Нины в сериале “Склифосовский”. Но сама Анна считает, что именно театральные роли раскрывают все грани профессионализма актера.

Израильские театралы смогут лично подтвердить или опровергнуть данное мнение, посмотрев спектакль “Те же, тогда же”, с участием Анны Якуниной и Максима Аверина в главных ролях. Гастроли в Израиле пройдут с 13 по 16 декабря в Хайфе, Ашдоде, Беэр-Шеве и Тель-Авиве.
А чтобы скрасить ожидание, мы посебедовали с Анной о том, что близко всем людям на свете: о любви и морали, о семье, женском счастье и настоящей дружбе.
Беседовала Гюна Смыкалова Glamur.co.il

- Анна, здравствуйте. Как Ваше настроение?

- Добрый день. Прекрасное настроение, мы на гастролях со спектаклем «Те же, тогда же» - сейчас в Эстонии, затем Латвия и Литва, потом в Германию отправимся, а там вскоре и в Израиль приедем.

- Вы бывали уже в Израиле и не раз, верно?

- Да, верно, очень люблю приезжать в Израиль. И на гастроли люблю, и вообще люблю. Недавно навещала подругу детства Алену, - дочка замечательного артиста Григория Лямпе, сама когда-то работала с отцом в театре «Гешер». Они давно переехали в Израиль.

- Значит, Вы с Израилем уже знакомы очень хорошо, наверняка в душу что-то особенно запало. Поделитесь?

- Все люди из-за него мечтают попасть в Израиль - Иерусалим, безусловно! И во время гастролей обязательно найдем время снова туда поехать. Там потрясающее ощущение, конечно, непередаваемое, необъяснимое. Наверное, оно свое у каждого, кто посещает этот древний город. Хотя, жителям страны, наверное, все-таки привычно, а нам, приезжим, кажется, что это божественно как-то. Все время вопросы возникают: «А как так?», «А неужели это так и было?». Поэтому да, конечно, удивительные ощущения.

- Желания загадывали у Стены плача? Исполняются?

- Да, всегда загадывала - исполняются! Правда, очень забавно бывает: вечером женщина с метлой приходит, а ты смотришь на уборку и про себя думаешь: «Так! Куда метете мои мечты?!»

- Говорят, есть специальное место, куда относят эти записки и, чтобы не засорять стену, они там и лежат, а Господь все просьбы видит и потом все исполняет.

- Ну, правильно, нужно верить, что это так.

- Что обычно везете в качестве сувениров из Израиля?

- Я всегда хожу на блошиный рынок в Яффо. Потому что я любитель таких очень старых вещей, не антиквариата, нет, просто с историей что-то связанное: покупаю какую-то солонку, какую-то необычную штучку. Поэтому в разных городах я пытаюсь всегда зайти на эти рыночки блошиные - пускай это будет какая-то совсем маленькая штучка, но я обязательно ее найду и привезу домой.

- Здорово. А кухню местную любите?

- Да, хумус везу как гостинец - в нашей семье все его любят. Хотя сейчас в Москве стал продаваться тоже, но это совершенно другой вкус. Еще очень люблю салаты! Вообще овощные салаты, такие как в Израиле в пляжных кафе, нигде почему-то не делают. Вот сейчас обсуждали с Максом (Авериным – прим. авт.): «Пойдем, сядем на пляже в кафешку прибрежную и там - салат, мелко порезанный, с луком и брынзой. Ах!».

- Вы – публичная личность, Вас, наверное, даже в Израиле на улицах узнают. Вы не устаете от всего этого - интервью, фотосессии, все эти «можно селфи?», автографы и тому подобное?..

- В Израиле узнают и просят сфотографироваться - это очень приятно, конечно. А в целом - это же такое дело… В повседневности такое не происходит постоянно. Иногда устаешь, после спектакля, в основном, когда много народу ждет - молодежь часть хочет фото. Ну, слушайте, это часть профессии. Я стараюсь уделять внимание поклонникам, стараюсь не обидеть.

- Цветы получать женщину-актрису, пожалуй, никогда не утомит. Какие ваши любимые цветы?

- Ой, ну что вы, безусловно! Это же зрительская любовь. Вообще я с благодарностью к любым подаренным цветам отношусь, люблю, когда цветы в вазах свежие. Но больше всего нравятся полевые цветы и очень люблю тюльпаны. А полевые у меня вообще всюду дома стоят – как сухоцвет. Обожаю, когда повсюду цветы.

- Пусть цветы не заканчиваются! Расскажите немножко про спектакль «Там же, тогда же». Вы с Максимом Авериным давно хотели сыграть в одном спектакле на одной сцене, но вот как-то все не складывалось. И тут получается, что вы оба ушли из «Сатирикона» и оба играете в той самой постановке, которую раньше представляли Константин Райкин и Татьяна Васильева (Константин Райкин – художественный руководитель театра «Сатирикон» - прим. авт). Как это вообще произошло?

- Да, видите, как в жизни бывает. Мы действительно давно искали пьесу, которую бы хотели сыграть вдвоем. Это на самом деле - трудная задача, потому что и я, и Макс - мы такие, скажем, придирчивые в этом смысле. Хотелось материал, который будет каким-то таким достойным, не очень бульварным. И играть в антрепризе… Сейчас все антрепризы мелковаты, какие-то бульварные - очень неинтересно. А эту пьесу Бернарда Слейда мы давно нашли, но с постановкой как-то все не складывалось…

- Почему?

- Ну, мы же артисты! Нужно, чтобы кто-то этим другой целенаправленно занимался: получить права на пьесу, должна быть все-таки компания, отвечающая за постановку, за разные административно-правовые вопросы - это все целая история. И все время было что-то не так, хотя шли переговоры, даже читка одна была, потом компания одна отказалась от проекта, потом режиссер не мог, потом еще что-то не случилось и дело опять застопорилось. Мы уже думали, ну, не судьба сыграть эту пьесу. И вдруг появилась продюсер Анастасия Могинова, и предложила именно этот спектакль. Значит, все-таки, судьба. И я счастлива, что мы с Максом это сделали, потому что мы друг друга очень хорошо знаем и понимаем, и этот материал для нас - просто благодать, мы его очень честно играем. Это я могу сказать точно - честно и искренне.

- Но Вы с Максимом так давно дружите и частенько говорите в прессе, что вы - как брат и сестра, что понимаете друг дружку с полуслова. Каково было вживаться в роли, ведь вы же, по сути, играете любовников в постановке «Там же, тогда же»? И, вообще, легко ли работать с Максом?

- Ну, во-первых, надеюсь, что мы все-таки хорошие артисты (смеется), перевоплощение – наш хлеб. А с Максом, - наоборот, я счастлива, что с ним играю. Мне с ним не трудно на сцене, потому что у нас одинаковая, понимаете, температура.

Хотя случается, что с родным человеком, кажется, ты уже настолько близок, что и работать-то сложнее, такое часто бывает. Макс мне тоже говорил в свое время: «Нюся, как я буду с тобой целоваться? Я не представляю». Да, мы очень близкие люди и настолько нежно друг к другу относимся, что, начиная репетиции, даже сами побоялись того, что мы так близки. А сейчас, наоборот, думаю, какое счастье, что у нас это есть - мы каждый раз можем импровизировать. И это ежеминутно, ежесекундно происходит - мы просто подхватываем волну друг друга и проживаем на сцене вообще в итоге иную какую-то жизнь.

- Расскажите немножко о своей героине и о пьесе.

- Героиня - очень искренняя, очень простая и очень не растраченная в чувствах в семье. И вот, встретив этого мужчину, будучи уже замужем, и не желая рушить счастье всех членов своей и его семьи, ее накрыло бурей чувств. Неизбежность! Вот об этом пьеса. Такое происходит и в жизни сплошь и рядом. Пьеса неоднозначная и вызывает у зрителей множество вопросов. Дескать, что за мораль? Разве можно так жить? Но это вопрос, понимаете, такой, извечный: можно или нельзя? А так живут. Миллионы людей живут. Кто-то не догадывается, что от него что-то скрывают. Кто-то всю жизнь так прожил, а на старости лет пожалел, что он так прожил. Понимаете, много вопросов. Но суть только в одном: любовь – это прекрасно, если она искренняя и настоящая – нельзя ее терять. Вот такая история, в которой два человека встретили любовь и раз в год не хотят от нее отказываться.


Как-то после спектакля зашел к нам за кулисы один врач с супругой – принесли цветы, благодарили за спектакль. Так этот врач, расчувствовавшись, сказал: «Вы знаете, я пока смотрел, все время обнимал свою жену. Я боялся ее отпустить». Вообще так приятно видеть у мужчин слезы на глазах… Женщины – понятно, более эмоциональные, а вот мужчины, когда растроганы, им как-то самим неловко слезу пустить, и когда они кричат «Браво!», - это вообще самое дорогое. Так что на мужчин эта пьеса точно производит впечатление.

- А Максиму, как думаете, легко работать с Вами?

- Я не знаю. Это надо у него спросить.

- Дружба с Авериным – это дар небес или норма жизни?

- Нет, ну какая норма, что вы? И любовь-то у людей - не норма жизни. Некоторые всю жизнь ее ждут и не находят. А дружба, такая, как наша с Максом, редко случается. Понимаете, дружба, в принципе, это подарок, а в данном случае у нас еще есть отягчающее обстоятельство, что мы оба актеры… Я считаю, это подарок судьбы просто: если бы не он, я бы думала, что делать дальше в профессии. Потому что он заражает меня на действия. Вот сейчас он помогает мне с моноспектаклем, который мы поставили к моему юбилею - «Монолог женщины». То есть он уже и мой режиссер и у нас куча планов. И я считаю, что наша дружба - это подарок нам обоим, мы вообще так друг за друга держимся.

- А как у актеров - с дружбой между собой? Это вообще возможно в силу особенностей профессии?

- Актерская кухня, конечно, чего уж говорить - много зависти. Но дружба среди артистов возможна и существует, просто, может, не в таком глобальном масштабе.

- А с теми, кто не относится к актерской сфере, успеваете дружить?

- Есть круг людей, с которыми отношения поддерживаем давно и плотно, и они совсем не актеры, но это, правда, тяжело. Не потому что они не актёры, а потому что сейчас я вообще не успеваю ничего. Моя жизнь, к счастью, так насыщенна – работа, спектакли… И мы вот как-то ограничены уже своим узким кругом: возьмемся с Максом за руки да и поехали по гастролям, а дома семья ждет. Но уже все взрослые, поэтому меня спокойно уже отпускают, шутят, что мать на заработки поехала. У нас папа (муж Анны – прим. авт.) говорит: «Ну кто-то же должен в доме работать» (смеется).

- Многие телезрители увлеченно следили за судьбой Нины из «Склифосовского». После этой роли, что в Вашей жизни поменялось, расскажите. Она же знаковая была для Вас, правильно? Со звездной болезнью не столкнулись?

- Для звездной болезни я не в том возрасте и уровне развития: я родилась в актерской семье, и меня она не может постигнуть в принципе, ведь я много чего видела в этой профессии, изнутри понимаю и знаю.

А поменялось – да, многое. Меня, на самом деле, многие и узнали благодаря этой роли, она мне принесла массовую популярность. Конечно, популярность - это огромный плюс. Мне крайне приятно, что я известна, и что на пьесу «Там же, тогда же» приходят именно для того, чтоб на нас с Максом посмотреть. У сериала «Склифосовский» невероятное количество поклонников, как и у моего персонажа Нины. Мне пишут, меня любят в ее образе, и я так благодарна этому – это отличная возможность привести больше людей в театр. А театр для меня – это высшая оценка артиста в работе. Только театр выявляет, есть вообще артист или нет.

- Театр важнее, чем телевидение и кино?

- Для актера –безусловно! Должно быть и то, и другое у актера. Но театр – это как лакмус в профессии, именно он показывает, владеешь ты ей или не владеешь. Театр – это что-то сиюминутное: ты виден как на ладони, есть только здесь и сейчас. А кадр – это кадр, его можно перестроить, переснять.

- Если время позволяет, Вы посещаете премьеры, спектакли? Есть ли какие-то молодые артисты, кого бы Вы отметили? Я знаю, что дочка у вас тоже начинающая актриса.

- Да, младшая дочка заканчивает уже четвертый курс ВГИК. А я очень люблю ходить в театр как зритель! Вы просто с языка сорвали - так хочется выходных, чтобы походить по театрам. Правда, Макс меня в этом не поддержал, так и сказал: «А я не хочу» - это после фестиваля «Амурская осень», там он был председателем жюри и насмотрелся антреприз. Это возвращаясь к теме, что уровень антреприз сейчас не очень высокий.

Молодых и талантливых актеров немного, на самом деле, которые на слуху. Хочется на кого-то пойти, как на Меньшикова раньше. А так – нет такого имени, лидера молодого... Вот Александр Петров у нас сейчас «звучит» из молодых, молодежь его очень любит. Я мало его видела в театре и очень хочу посмотреть в Москве. И в Пушкинском театре посмотрела «Добрый человек из Сезуана», отметила Сашу Урсуляк – она играет блистательно, просто блистательно: и роль, и спектакль, и ее работа -это, наверное, мое самое большое впечатление.

- Как думаете, с чем связано это? Школа устарела или издержки профессии?

- Поколение другое. У них свои кумиры, конечные истории. Поэтому их нужно развивать в хорошем смысле качественным театральным материалом. Хочется, чтобы уровень актеров, драматургии, спектаклей – да всего, - был высоким, чтобы они воспитывались на чем-то хорошем.

- Если бы Вы не были актрисой и не связаны с творческой профессией, то чем бы занялись?

- Как говорят мои дети, была бы врачом! Я все время за всех переживаю: надо пить витамины, надо есть это, надо то, надо се, правда, забываю про себя. Но не представляю себя вне творчества: в детстве занималась балетом профессионально, а потом видите как все повернулось в сторону актерского мастерства, так что Бог его знает, кем бы я была. В любом бы случае это было бы что-то творческое.

- Давайте поговорим немного о воспитании. Ваше детство - жизнь в актерской среде с родителями-артистами, время с бабушкой в театре, период интернатовский в Вагановском балетном училище - это все формирует дисциплину и характер ребенка или калечит?

- Только это и формирует. У меня военная дисциплина была с самого детства. Я приучена строго: подъем в четыре утра и далее по списку. Поэтому я готова ко всему: и в «Сатириконе» у Константина Аркадьевича была жесткая дисциплина, и в «Ленкоме». И вообще дисциплина должна быть обязательно.
- То есть, актер – это не такая уж богемная профессия, как многие себе представляют, типа встал в двенадцать дня, к вечеру пошел на репетицию?
- Ну, если это для кого-то богемная профессия, то они и живут такой «богемой» - на здоровье. Это адский труд и адская дисциплина, если заниматься актерством всерьез и профессионально. Поэтому я - за репертуарный театр, в котором есть, нормы и четкое расписание.

- У Вас – взрослые дочери, они у вас тоже в жестком режиме росли?

- Да нет, они тоже росли в итоге в актерской семье. Поэтому они… Они всегда были с нами на кухне - разговоры, поездки - они ко всему привыкшие, ничего от них никогда не скрывалось. Надо наравне с детьми искренне существовать. Все бывает: и накажешь, и наподдашь, и пожалеешь, и похвалишь. Кнут и пряник – все должно быть. Я с детьми свободна, в этом смысле, но в целом я - мама строгая.

- Что самое важное в воспитании ребенка? Дать ему образование, дисциплину или пусть растет себе счастливым?

- Ну, чтоб ребенок был счастливым, это же не значит, что не нужно давать ему образование. Его все равно нужно заставлять учиться. Понимаете, семья - это семья: что любят, чем интересуются и чем занимаются родители, то и ребенку будет интересно. Дети же всегда рядом. Смотрите с ними хорошие фильмы, ходите с ними на хорошие спектакли. И пускай они на кухне видят, как гуляют родители, какие приходят гости, о чем разговаривают, куда ходят. Это и есть уклад семьи. Дети все равно все с родителей перенимают, поэтому важнее самому стать достойным для детей примером.

- Ваш муж до сих пор иногда ревнует Вас к ролям с поцелуями? В семье, где есть актер, всегда бушуют страсти или все-таки бывает и нормальная человеческая жизнь?

- Вот сейчас она уже, знаете, нормальная человеческая, а страсти, конечно, бушевали. Ну, подумайте, жена-актриса, а муж - инженер. Хотя в какой-то степени у нас дома папа -артист. Бывало, закипал, когда по телевизору жена целуется с кем-то, но сейчас уже успокоился, воспринимает это все достойно, выдержанно. Конечно, не упускает возможности пошутить по этому поводу. Ну, а что делать? Выбрал артистку в жены – теперь уже поздно, как говорится, надо терпеть. Ничего, он уже привык.

- Похоже, что у вас к пятидесяти годам все сложилось отлично: карьера, съемки, семейная счастливая жизнь, дочки прекрасные, вы востребованы, как актриса, прекрасно выглядите. Позвольте Вас поздравить с недавно прошедшим юбилеем (9 октября Анна Якунина отметила 50-летие – прим. авт.) и задать такой вопрос: Вы считаете себя счастливым человеком?

- Спасибо за поздравления. Да, я могу сказать, что я счастливый человек.

- Что важнее для женщины и особенно для актрисы - самореализация или семья?

- Если это возможно совмещать - то, это именно то, о чем может мечтать любая женщина. Легко ли это? Очень нелегко. Поэтому все разговоры: «Нет, ну как у вас все получилось?» - немного раздражают. Да, это трудно, но это интересно, а мы, женщины, все умеем!

Если посвящать себя только дому и семье – это само по себе огромный труд и нерастраченность, при этом только работать и не иметь семью – тоже ограничение. Надо пытаться все совмещать. Это обязательно, если есть у женщины потребность реализоваться, иначе это будет грызть изнутри, если же желание быть домохозяйкой - искреннее, я преклоняюсь перед этими женщинами.

Я сама в молодости гораздо больше сидела дома и посвящала детям время, а сейчас, в пятьдесят у меня, возможно, самый высокий карьерный полет. Дети взрослые и у меня есть время на себя и работу. И это здорово - настало самое благодатное время, когда я могу полностью насладиться своей реализацией как актрисы - мне не надо бежать и варить дочкам кашу, вести их в школу, я могу спокойно ехать на гастроли.

- Знаю, что Вас замучили уже вопросами о том, как Вам удается так хорошо выглядеть. Поделитесь с нашими читателями, какая Ваша самая любимая процедура, которая сразу же придает тонус, молодость и ощущение себя красоткой?

- Ой, это не секрет, сейчас столько процедур… на каждом шагу. Чего только ни делают: хочешь - массаж, хочешь - дермопилинг, хочешь – гилауронку вколят. Я это все просто обожаю - каждый день бы ходила к косметологу! А на самом деле, на это очень мало времени остается. Поэтому, дорогие женщины, делайте себя - ходите к косметологу и выбирайте те процедуры, которые нравятся и подходят. Я очень люблю пилинги глубокие, потом вид после них такой свежий, как будто ты заново родилась, люблю мезотерапию и тому подобное. Нравится массаж лица, ой, чудо! Обязательно нужно ухаживать за собой, но все должно быть в меру, главное - это двигаться и принимать себя в любом возрасте.

- А диеты и спорт практикуете?

- К спорту стала относиться более чем спокойно. Мне на сцене активности хватает: в «Там же, тогда же» в процессе спектакля - мы мокрые полностью, а потом еще и потанцуем для зрителей в конце. Так что еще пока можем! Диетами тоже себя не мучаю: чувствую, что поправилась – ввожу некоторые ограничения. Но если хочу какое-то пирожное – возьму и съем, пусть потом еще три месяца не буду его есть. У меня есть свой режим питания и я его соблюдать стараюсь. Не ем хлеб, например, от него я поправляюсь. Просто нужно себя в чем-то ограничивать.

- Существует мнение, что люди сами себе в голове программируют старение –ментальное. И мы можем себя убеждать, что мы молоды, красивы и здоровы, и оставаться такими долго. Вы согласны с этим?

- Ну нет. Никуда не денешься от этого! Дай Бог, чтобы мы все красиво постарели и жили долго и счастливо. Молодиться не стоит, надо просто чувствовать себя и принимать с достоинством. И вообще, когда молодишься – это очень старит.

- Хорошо звучит! А следите ли Вы за трендами и за современной модой вообще – платье с кедами у девочек, «егери»-мальчики?

- Не слежу за модой. Я люблю шопинг, но ко всем этим брендам-трендам спокойно отношусь. Иногда надеваю какую-то брендовую вещь, а она на мне не сидит - чувствую себя бабкой сразу. Понимаете, мне не идут все эти бренды-тренды, хотя, конечно, есть красивые вещи. У меня своя мода и стиль кэжуал: стопка белых хлопковых маек, так как у меня аллергия на шерсть, джинсы, ремень, ботинки, куртка кожаная. Я вообще люблю женщину в мужском костюме. Это сексуально. Не мужиковатая баба – это разные вещи, все путают, а именно женственная женщина в мужском. Стиль свой должен быть. Вот у Макса, например, есть свой стиль - примерь этот стиль на кого-то еще и ему не пойдет. Поэтому надо все выбирать лично под себя. И если на девчонке платье с кедами стильно сидит, то это тоже красиво. А парни-«егери» - не понимаю этого.

- Есть что-то, что Вы бы никогда не надели?

- То, что мне не идет, пусть даже это модно, - никогда такое не надену.

- Заключительный вопрос. Израиль –страна эмигрантов. И люди частенько, которые приезжают сюда, меняют свою жизнь: кто-то полностью обнуляет ее, некоторые забывают полностью, кем они были в «прошлой жизни» - в плане профессии, например, когда не сразу могут быть востребованы, ведь язык меняется, культура. Что бы Вы посоветовали человеку, который уехал и начинает все с нуля? Или, может быть, на их месте что бы Вы делали?

- Это невероятно сложно. Я даже представить себе это не могу. Я нигде бы не смогла жить, кроме как дома, такой вот, насиженный человек. Другой язык, другая культура... Я восхищаюсь людьми, кто себя нашел.

Я тоже знаю многих эмигрировавших людей - судьбы их по-разному очень сложились. Безусловно, очень сложно оказаться не дома – я считаю, где родился, там и пригодился. Но надо пытаться - в любом случае, где бы ты ни оказался - человек должен быть счастлив. А если приходится где-то находиться, ну, не дай Б-г, чтобы мучиться, тогда нужно возвращаться. Ну а уж если все решено, то искать и находить себя, учить язык и получать удовольствие от жизни, а еще от моря и климата. Сел на берег, на море поглядел - сразу столько мыслей придет и все получится!
- И, напоследок, пожелайте что-то израильскому зрителю. Почему они должны прийти в театр на постановку «Там же, тогда же»?
- Зрители должны прийти, потому что хочется их поразить нашими актерскими работами. Будем играть очень честно, искренне, это значит, что все-таки еще есть артисты, которые отдают себя без остатка. Я возьму на себя такую смелость сказать, что мы будем работать для вас, дорогие зрители. Про любовь, о любви, за любовь!

- Спасибо большое, Анна. Пусть гастроли пройдут на самой высокой ноте.

- И Вам спасибо. До встречи на спектаклях!

Заказ билетов на сайте www.cruiseinter.com и по телефону 03-6960990.
​13 декабря, Хайфа, Аудиториум
14 декабря, Беэр-Шева, Центр сценических искусств - Большой зал
15 декабря, Ашдод, Центр сценических искусств
16 декабря, Тель-Авив, Театр Гешер - зал Нога

Видео: https://www.youtube.com/watch?time_continue=4&v=XSUnzOqXtv4

Фотографии Анны Якуниной из личного архива артистки.

Фотографии спектакля предоставлены организаторами гастролей.


Поделиться
Все по теме
Комментарии



Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook