Rambler's Top100





Опросы














Звезда новой постанвоки `Мастера и Маргариты` в Израиле 05.11 12:49   MIGnews.com

Звезда новой постановки "Мастера и Маргариты" в Израиле

Филипп Бледный – молодой и популярный российский актер исполнит роль поэта Ивана Бездомного в спектакле «Мастер и Маргарита» постановки режиссера Сергея Алдонина.

Спектакль «Мастер и Маргарита» пройдет на лучших сценах Израиля с 30 ноября по 5 декабря.

Филипп серьезно и одновременно с юмором рассказал об особенностях постановки спектакля, об отношении к многочисленным трактовкам романа Булгакова и о том, что посещение Израиля – это одно из важнейших событий в его жизни, а сам спектакль создан для того, чтобы играть его на израильской земле.

- Филлип, один из наиболее популярных вопросов у нас – это был ли ты когда-либо в Израиле?

- Нет, никогда не был, и это вызывает у меня определенные сожаления, потому что мой старший брат бывал, множество моих друзей и подруг бывали, и все в восторге от Израиля. До сих пор из-за работы и по другим причинам мне не удавалось вырваться, поэтому это одно из моих жарких мечтаний – побывать в Израиле. Вообще, я путешественник такой слабенький: мне не так важно куда ехать, более важно с кем. Но Израиль... Кто-то говорит, что стоит «увидеть Париж и умереть», а мне вот в Париж никогда особо не хотелось. Да и я считаю, что это несколько глупо посещать какое-то место и умирать. А вот Израиль – это то самое место, после которого можно и умереть. Точнее, если уж и есть места, которые стоит посетить перед смертью, то это оно, потому что где еще искать ответы на вечные вопросы, если не на Святой земле?! Но лучше уже увидеть Иерусалим и... еще раз вернуться!

- Тебе представилась отличная возможность осуществить свою мечту на предстоящих гастролях. Будет время познакомиться с Израилем поближе? Я знаю, что ты верующий человек и тебе все это интересно.

- Безусловно! Так произошло, что во мне смешалось несколько кровей, в том числе и еврейская, по маминой линии. В моем роду есть и иудеи, и христиане, и мусульмане. В какой пропорции все намешано я не знаю, в моей семье с советских времен все эти вопросы табуированы. Возможно, придет время, и мне это понадобится. Я докопаюсь до истины, но я не думаю, что это как-то повлияет на мою жизнь. Потому что был и остаюсь космополитом, отношусь к людям так, как они этого заслуживают, вне зависимости от вероисповедания, возраста или чего-то еще.

Гастроли предстоят сложные: шесть спектаклей за шесть дней, несмотря на то, что все они будут проходить в городах, расположенных недалеко друг от друга. В это время в Тель-Авиве будут гостить мои друзья. Может с кем-то удастся увидеться. Кроме того, с нами едет еще один актер – Женя Самарин, он неоднократно бывал в Израиле. Если не ошибаюсь, у него даже израильское гражданство. Так что я попросил его взять на себя шефство надо мной и еще парочкой моих друзей, чтобы мы могли погулять по городам Израиля в свое минимальное свободное время между спектаклями.

- Скажи, пожалуйста, есть ли у тебя какое-то ожидание от встречи с реальным городом Иерусалимом, ведь по сути Ершалаим в произведении Булгакова – это он и есть.

- Есть, но вот какие, объясню подробнее. Наш спектакль – очень мистифицирован, и в этом есть своя определенная прелесть. Все какие-то закосневшие определенности. Например, отношение к христианству или иудаизму, оно стерто. Мы говорим в спектакле о черном и белом, о добре и зле, о боге и дьяволе. Вне зависимости от того, какую религию ты исповедуешь, все равно есть причинно-следственные связи, хорошие или плохие поступки и ты расплачиваешься за них. Наш спектакль заставляет задуматься, что если ты изнутри гнилой человек, то и в жизни у тебя будет происходить та же гниль.

Я знаю точно, что когда человек делает доброе дело – пусть мелочь, типа помочь кому-то дверь придержать, донести сумку бабушке по лестнице – все это возвышает его над самим собой, над тем грешным существом, каким он есть повседневно. Главное тут не возгордиться, типа +10 к карме получил, и, радостный дальше обижаешь кого-то. Ведь уже очки в карму заработал (смеется). В общем, любое доброе дело – это правильно, это хорошо, это служение Богу вне зависимости от религии.

Вообще, я считаю, что наш спектакль удивительный. Мы обычно играем его в «Нехорошей квартирке», в Булгаковском театре, а он находится прямо под квартирой, где жил сам Михаил Афанасьевич, в которой по роману происходят все эти истории. И, получается, что есть влияние той самой нехорошей квартирки на весь наш спектакль. По сути, мы играем его «на костях» персонажей, которые описаны в книге.

Выступления в Израиле - это будет еще одна страница, которая буквально оживет. Это, знаешь, как... Вот представь, что ты собираешь модель крейсера в масштабе 1:6. И вот ты едешь в какой-то город, где, например, изготавливали пушки для таких крейсеров, и вдруг тебе там дарят настоящую такую пушку, но размером 1:6. И ты возвращаешься домой и устанавливаешь эту пушку на свою сборную модель корабля и понимаешь, что теперь этот корабль другой. И если собрать свой крейсер из таких настоящих деталей, то он перестанет быть просто моделью - в нем будет и дух, и история, и атмосфера. И от этого-то я в полнейшем восторге, я уверен, что именно для Израильской земли наш спектакль. Ведь в жизни нашей все очень близко, все очень тонко.

- Сама постановка Алдонина - особенная, верно? Мне еще не довелось посмотреть спектакль, но я начиталась отзывов: люди делятся на два противоборствующих лагеря. Одни считают, что это гениальная, чуть ли не самая лучшая из постановок романа «Мастер и Маргарита», наиболее близкая к булгаковскому прочтению. Другие говорят, что она абсолютно никакого отношения к Булгакову не имеет.

- Что касается именно романа «Мастер и Маргарита» - это особенное произведение и все его по-разному трактуют...
И когда говорят, что вот это по Булгакову, а вот это нет – сразу хочется спросить, да откуда вы знаете? Каждый человек пропускает книгу через призму своего восприятия, и мы никогда не узнаем, что имел в виду автор. Даже если бы лично Булгаков, сидя в зале, посмотрел наш спектакль и сказал: «Нет, здесь вот так, а тут – вот так надо», то мы бы запротестовали: «А почему? Мы иначе видим!». А он бы ответил: «Ну, ведь это я так написал!» (смеется).

Это бесконечный конфликт того, как мы воспринимаем мир. Из информации от собственных глаз, ушей, уж не говоря о чувствах. У каждого из нас есть какая-то своя призма мышления, восприятия, сквозь которую мы трактуем собственную жизнь. Поэтому сказать, что спектакль сложный – будет правильным, а вот правильная трактовка или неправильная – нельзя говорить. Она абсолютно имеет место и право быть. Она не пошлая и не унылая. Унылые постановки я несколько раз видел. Сидел в зале и думал: застрелите меня кто-нибудь, лучше бы я книгу почитал, ну когда же антракт, красная рыба и водка с виски. Или что там люди пьют в театральных буфетах (смеется)? Поэтому очень здорово, что спектакль хоть и длинный, но достаточно динамичный, там много юмора.

- А вообще, тяжело ли работать с Алдониным?

- Сергей Алдонин взял меня в труппу студентом, когда я еще снимался в сериале «Папины дочки», и предложил сыграть роль Бездомного. А дальше уже пошли наши совместные отношения – спектакли, гастроли… и вот, я в его труппе уже 10 лет. Тяжело ли с ним работать? С любым художником работать непросто. Он своеобразный человек, но он мой учитель и я ему очень благодарен.

Сергей Эдуардович – ученик Захарова, у него много этих интересных захаровских решений. То есть он подвижный очень, необычный. Я сталкивался с людьми, которые, посмотрев его постановку, говорили, что Булгаков устал в гробу переворачиваться, что так нельзя, вставали посреди спектакля, ругаясь матом и хлопая дверями. Всякое было! Но в том и есть прелесть театра, что каждый видит что-то свое. Невозможно всем нравиться одинаково. Нет ни одного фильма, ни одной картины, ни одного произведения, которое бы одинаково нравилось всем. Даже стодолларовая купюра не всем нравится. Обязательно найдутся люди, которые скажут, что деньги – это зло, неправильно и прочее. Объективно относясь к своей работе, я могу сказать, что мы очень ответственно и честно играем в этом спектакле и каждый из актеров старательно доносит мысль, которую задумал Алдонин, равно как и ту, которую заложил Булгаков. Поэтому, я думаю, это честный спектакль.

- А тебя эта честность и привлекает, что ты можешь донести ту самую неоднозначную мысль своей игрой до зрителя? Раз уж каждый все равно что-то свое вынесет из спектакля.

- Я достаточно известен в России и в ближнем зарубежье. Снимаюсь в сериалах, мое лицо частенько мелькает по телевизору и вполне узнаваемо. Но суть в том, что подойти и сказать: «Вы знаете, вот у Вас там так здорово было во втором сезоне «Отеля Элион», такая отличная сцена получилась, очень правдивая, так тонко все передали, спасибо Вам большое человеческое, Вы такой хороший драматический актер!» – сможет не каждый. «Редкая птица» скажет так. Это один зритель на миллион. Чаще получается совсем иначе. Расскажу полуправдивую историю, потому что это было, но ни город, ни имен я уже не помню. Подходят и говорят: «Мы смотрели спектакль «Ромео и Джульетта», были у вас 5 раз уже на «Мастере и Маргарите» – фантастически, спасибо! И, понимаете, у нас были в семейных отношениях проблемы, но после того, как мы посмотрели «Мастера и Маргариту» - мы друг другу все сказали, и все встало на свои места, мы поняли, что главное - это свет и любовь». А я стою, у меня глаза полные слез, и мысль о том, что, значит не зря, не зря я это делаю уже 25-й год подряд!

- Пожалуй, это самый главный комплимент для актера, не так ли?
- Конечно! Особенно, когда ты в этой рутине находишься. А актерская работа – это рутина. Невозможно все время парить на волне вдохновения. Если кто-то так скажет – он лжет. Это, правда, рутинная работа: много учений, много лишений и всего остального. Но в моменты, когда ты вдруг понимаешь, что сегодня со сцены как-то особенно хочется что-то донести, и после этого приходит человек из зала, неважно какого пола или возраста, воодушевленный и растроганный, старается выразить все чувства, которые его переполняют и не может, но при этом благодарность струится от всей души, - ты стоишь и думаешь – попал! Значит, не зря работаю, значит, не зря живу. Если из тысячи людей, пришедших на спектакль, я хотя бы одного смог подвинуть в сторону света и добра, любви к людям и к Богу - значит, не зря ем свой хлеб.

- Это очень здорово, согласна! А расскажи о своем персонаже в спектакле «Мастер и Маргарита». Бездомный – он же и добрый человек, и не очень. Есть где разгуляться актеру?

- Бездомный, как персонаж, добрый, но дело не в его доброте, а в том, что он обманщик. Наше решение в постановке конкретно это передает, когда Воланд спрашивает его на лавке у Патриарших прудов: «А Вы, Иван Николаевич, как я вижу, здорово верите в Иисуса Христа!» На что тот отвечает, что никогда не верил и не будет. Но вот в чем штука-то - он верит, хоть и отрицает это. Бездомный – человек, попавший в такие обстоятельства, когда он вынужден говорить о неверии, и ему это нравится. Славить СССР, ядреную силу сохи, а на самом деле внутри себя он понимает, что Бог есть и он один. И не деться от этого ему никуда.

А над чем больше всего пришлось поработать для роли Бездомного, чтобы передать вот эту самую божью искру зрителям?

- Ты знаешь, я долго искал его, Бездомного. Может, это смешным покажется, ведь я вводился в готовую роль. Уже существовал определенный рисунок игры. Но за те 10 лет, которые я его играю, он у меня сильно изменился. Даже внешне, когда я вводился в спектакль, я 60-ти килограмм не весил, был мальчишечкой совсем 20-летним. А сейчас мне 30 лет, и я дядечка-штангист весом 91 кг.

За последние пару лет я понял такую вещь: как бы я ни форматировал свою жизнь, как бы ни лечил и ни качал тело, как бы ни укреплял дух веригами и не стеснял душу, чтобы она не чувствовала себя бархатной и пушистой, несмотря на мой вес, мою силу внутреннюю и внешнюю, я каждый раз, выходя на спектакль, заставляю себя приоткрыть эту броню, которую я наработал, быть тем самым юным поэтом Бездомным, моложе себя нынешнего.

Меня в обычной жизни очень сложно чем-то удивить, задеть, обидеть. Я здоровый мужик, который может и готов за себя постоять. Закалка у меня есть, никуда ее не деть, плюс еще добавить театр, плюс все актерские профессиональные проблемы – пробы, утверждения, неполученные роли, ну, ты сама все понимаешь, это все очень сложно. Но актер и не может быть счастливым. У него не должно быть все хорошо, душа постоянно должна болеть от чего-то. Актеру нужно, чтобы иголки в нее постоянно втыкались и бередили ее. Потому что только в таком состоянии - это мое мнение, но я думаю, что оно совпадает с мнениями многих других артистов, - когда ты чуть-чуть душой кровоточишь, ты понимаешь, что живешь, работаешь, что ты на острие лезвия, и можешь передать это чувство.

Алдонин компилировал одну из сцен спектакля таким образом, что я играю Иешуа в припадке Бездомного. Когда ему колют морфий и он проваливается в забытье, где сам Алдонин играет Прокуратора. Иешуа - это одна из личностей Бездомного, которая таилась в нем все эти века. И в спектакле этот «нарыв» вскрывается, когда доходит до сцены сумасшествия. И я понимаю, что если здесь буду не честен, то народ подумает, что это кривляние. Я максимально взрываю себя изнутри, чтобы эти образные ошметки моих души и сердца летели на моих партнеров по игре, в зрительный зал. Чтобы все видели, что я истекаю кровью и слезами. И в конце спектакля, когда меня оставляет Мастер и говорит: «Прощай, ученик», гладит по голове, я по-настоящему плачу, потому что искренне переживаю потерю лучшего друга и всю тяжесть и боль одиночества. И, безусловно, если ты все это не привносишь в свою игру, то над этим стоит задуматься и поработать. Или задуматься, стоит ли тебе работать - тут такой вопрос (смеется).

Согласен, что от раза к разу накал эмоций может варьироваться, я же человек, а не робот. И выдавливать из себя 10 спектаклей подряд такое невозможно, но тенденция стремления есть всегда и не должна прекращаться.

- Зрителя не обманешь, не так ли?
- Конечно! Иногда говорят, вот, такой тяжелый зритель сегодня, да я и сам так часто говорю. Да, тяжелый! Но это вовсе не значит, что не нужно стараться. Наоборот, это значит, артист должен такого зрителя «додавить», пронять! Хотя, когда в зале тебя приветствует добрый зритель, то это - кайф!

Билеты уже можно заказать в кассe «Biletru.co.il» или по телефону *4997.
30 ноября, Маалот, Гехаль а-Тарбут, начало 20:00
1 декабря, Беэр-Шева,Гехаль а-Тарбут Гистадрута, начало 20:00
2 декабря, Ашдод, Матнас Дюна-Юд, начало 20:00
3 декабря, Хайфа, Зал «Раппопорт», начало 20:00
4 декабря,Рамат-Ган, Театр а-Яалом, начало 20:00
5 декабря,Ор-Акива, Гехаль а-Тарбут, начало 20:00
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook