Rambler's Top100









Опросы

















Сергей Жилин и весь этот джаз 03.04 17:28   Римма Осипенко

Сергей Жилин и весь этот джаз

Фонограф – первый прибор для записи и воспроизведения звука. «Фонограф» - компания, объединяющая более пятнадцати музыкальных коллективов. Ее создатель и руководитель – пианист, дирижер, аранжировщик, композитор, заслуженный артист России Сергей Жилин. С Сергеем Сергеевичем хорошо знакомы зрители Первого канала российского ТВ. Хотя сам Жилин отрицает, что стал его музыкальным лицом, называет себя исполнителем задач телепродюсеров, но многих ли дирижеров, как его, узнают на улицах?

В мае один из «Фонографов» – «Фонограф-Джаз-Бэнд» – приезжает в Израиль с программой «Упоение джазом». Это первые гастроли Сергея Жилина в нашей стране.

- Сергей Сергеевич, ваши коллеги-артисты регулярно бывают в Израиле, а вы приезжаете к нам в первый раз. Почему так получилось?

- Наверное, это вопрос не ко мне, а к гастрольному отделу моей компании, хотя лет двадцать пять назад мы приезжали в Израиль с шоу Вали Юдашкина. Оркестр открывал программу, шел показ моделей Юдашкина, какая-то часть коллекции под живую музыку. Еще мы дали два джазовых концерта. Но это было четверть века назад.

- С тех пор прошло много лет, и теперь вы руководите несколькими коллективами «Фонограф». Можно запутаться в названиях и составах…

- Запутаться невозможно, все очень просто. Начинается с одного исполнителя, вы сейчас с ним разговариваете. Потом добавляется гитарист, потом трио с басистом и барабанщиком. Дальше квартет, затем квинтет – программа «Мамбо-джаз», секстет, септет – с ним мы играем рок-джаз и чистый рок с солистом. Я очень люблю программу «Упоение джазом», которую мы привозим в Израиль – добавляются две солистки, Марианна Савон и Ирина Братис, и духовые. Это будет второе отделение, а в первом я поиграю сольно и с квартетом покажем программу «Посвящение Оскару Питерсону». В мае мы везем ее в Торонто, на родину этого великого пианиста. Кроме этого, у нас есть биг-бэнд из восемнадцати человек и симфоджазовый оркестр. У всех коллективов в свою очередь множество очень разных программ.

- Много лет назад музыкальным лицом тогда еще советского телевидения был Юрий Сергеевич Саульский. Теперь музыка на Первом канале российского ТВ ассоциируется с вами. Как вы стали лицом канала?

- Меня никто не назначал лицом Первого канала, никакой должности на ТВ у меня нет. Мы просто участвуем в нескольких программах. Функции, которые мы выполняем в программах «Голос», «Голос. Дети», «ДОстояние РЕспублики», «Две звезды», являются сопроводительными. На телевидении время подготовки строго расписано, и мы должны в срок, установленный продюсерами, успеть выполнить весь объем работы. Сюда входят не только многочисленные репетиции как с участниками, так и без них, но и создание аранжировок для каждого вокалиста. А во время записи эфира так получается, что операторы снимают не только мой затылок и руки, когда я дирижирую, но и профиль, и даже фас. Наверное, режиссеры считают нужным время от времени показывать мое лицо.
Кстати, прошлым летом, 12 июня, в День России, Первый канал показал наш сольный концерт, посвященный 30-летию оркестра «Фонограф-Симфо-Джаз». Были довольно высокие рейтинги среди концертных эфиров, хотя, безусловно, с рейтингами «Голоса» ничто не сравнится!

- А как вы относитесь к Саульскому?

- Мне приятно, что вы его знаете и помните. Он был одним из моих первых учителей, но не реальным – я, к сожалению, у него не учился. Просто свои первые большие аранжировки я показывал именно Юрию Сергеевичу. Он был крайне занятым человеком, но успевал просмотреть партитуры, которые я ему приносил, что-то советовал, иногда даже играл на рояле.

Несколько лет назад я как продюсер и музыкальный руководитель подготовил два больших концерта, посвященных памяти Юрия Сергеевича. В процессе работы я ознакомился с партитурами Саульского, предоставленными мне его супругой Татьяной Николаевной. И должен вам сказать, что в эстрадно-симфоническом понимании оркестрового звучания Юрия Саульский, наверное, самый большой мастер. Этим партитурам уже более 50 лет, и они до сих пор актуальны. Кроме этого, Юрий Сергеевич был блестящим организатором, постоянно проводил фестивали, концерты, консультировал, многим помогал. В свое время именно Юрий Сергеевич Саульский устроил наш коллектив в первую профессиональную организацию – Московскую областную филармонию.

- Сергей Сергеевич, в одном из сезонов программы «Две звезды» вы вдруг запели. Так решили продюсеры или этого хотели вы?

- Мне позвонил помощник продюсера и сказал: «У нас к вам предложение, только сразу не отказывайтесь, подумайте. Мы хотим, чтобы вы вошли в состав участников в паре с Анжеликой Варум». Я начал смеяться, долго смеялся. Мой собеседник тактично переждал и повторил. Я попросил: «Дай я пересплю с этим, утром поговорим». А утром согласился. У Маши [Анжелики Варум] были варианты: Юрий Абрамович Башмет, Михаил Сергеевич Горбачев и я. Я очень благодарен ей, что она выбрала именно меня, и наш дуэт состоялся. У нас не было споров, эмоциональных выяснений отношений, как бывало у некоторых пар. Мы находили репертуар, пели то, что нравилось нам обоим. Пели… Я себя тоже певцом называю… К примеру, Маша захотела сделать номер из фильма «Веселые ребята», и я дирижировал с фонарем в руках.

- Вы нервничали в роли певца?


- Жутко нервничал. Никто не отменял моих основных обязанностей – я должен был отыграть с остальными десятью парами, а потом уже петь. Нормальная такая нагрузочка была… Перед первым выходом на сцену Маша спросила: «Серега, ты волнуешься? У меня бывает, я микрофон в руки беру, и он трясется». Я ответил: «Нет, у меня такого не бывает! Мы столько репетировали, все будет хорошо». И вот наш первый номер – песня «Маэстро». Маша поет, я играю соло на рояле. Подходит время моего вступления, и Маша говорит: «Сергей Сергеевич, вы должны спеть, иначе номер нам не засчитают». Я выхожу на сцену, поднимаю правую руку с микрофоном – и он… дрожит с такой амплитудой, что я не могу в него петь! Понимаю, что ничего с этой рукой не поделать, перекладываю микрофон в левую и все-таки пою. Наши коллеги в жюри тогда долго смеялись. А ведущий Дима Нагиев потом меня дразнил: «Знаем, Сергей Сергеевич, как вы микрофон держите, видели…»

- Скажите, а там, в телешоу, все по-честному? Или заранее известно, кто победит?

- Мы с Машей, естественно, рассчитывали, что победим. Как минимум, точно шли на второе место. Хотя бывали разные случаи. Однажды Валентин Абрамович Юдашкин сказал: «Что-то мне не нравится, как шляпа Сергея Сергеевича сочетается с его костюмом». И поставил нам четыре балла. А на последнем эфире каждый из членов жюри мог поставить «десятку» только одному исполнителю. Мы получили несколько высших баллов, в том числе и от Тамары Гвердцители. Следом за нами вышли Коля Расторгуев и Катя Гусева. Спели так хорошо, что Тамара расстроилась – «десяток»-то у нее больше не было. Тогда композитор Витя Дробыш отдал ей свою! И в результате мы с Машей оказались на третьем месте.

- То есть борьба была натуральной?

- А какой смысл в ненатуральной? Мы сражались честно.

- Сергей Сергеевич, музыкальные программы – фавориты телеэфира. Шоу «Голос» покорило весь мир. Что в нем особенного?

- «Голос» – очень качественная и здорово сделанная программа. Ее, как и многие другие шоу подобного рода, придумал… я бы сказал, НИИ, который существует в Голландии. Именно там создают программы, которые идут потом во многих странах. Шоу «Голос» продумано от начала до конца – от декораций до механизмов воздействия на аудиторию. Для каждого шоу устанавливается отдельный свод правил – это целые книги, в которых до мельчайших подробностей прописано, как все должно происходить. Покупатель лицензии должен следовать всему скрупулезно. Когда шоу готовится, обязательно приезжает представитель структуры-создателя. Он следит, чтобы не было отклонений от оригинала. Так же происходит и с другими лицензионными продуктами, например, мюзиклом «Чикаго».

На других телеканалах пытались и до сих пор пытаются создать какие-то программы, которые могли бы конкурировать с «Голосом», но у них не выходит. Прежде всего, за счет состава участников, в «Голосе» он самый сильный. Нередко случается, что претендентам, которые не прошли на «Голос», сразу предлагают попробовать свои силы на кастингах в вокальные проекты других телеканалов - там отбор открывается чуть позже. Я не хочу сказать, что все, отсеявшиеся на Первом канале, бесталанны, иногда бывают субъективные причины, не повезло талантливому человеку, переволновался и не прошел кастинг. Но это исключение, не более двадцати процентов, я думаю. Кроме этого, «Голос» – формат, предельно понятный аудитории. Зритель не может путаться, он должен понимать, что происходит на экране, каковы критерии и механизмы отбора участников. И еще я не могу не сказать, что «Голос» в России делает потрясающая команда: свет, звук, постановка безукоризненного качества.

- Недавно вы появились в новой роли. Состоялся грандиозный юбилейный концерт Раймонда Паулса, где вы были соведущим. Маэстро не стал приглашать профессиональных конферансье, вел концерт сам, вместе с вами. Что связывает вас с Раймондом Вольдемаровичем?

- Раймонд Паулс открыл для меня мир джаза. Я учился в шестом классе ЦМШ, когда увидел концерт Паулса в Театре эстрады, его вела Алла Борисовна. В то время мне нравились композиторы-романтики – Лист, Григ, Шуман. А он сыграл несколько джазовых стандартов, и я понял, куда мне надо стремиться, заболел этим. Мы впервые встретились через много лет, и я рассказал Паулсу, какую роль он сыграл в моей жизни. Раймонд Вольдемарович со свойственным ему чувством юмора ответил: «Наверное, я сделал что-то плохое…» После этого мы подружились, и творчески, и по-человечески. Когда мы гастролировали в Риге, он пришел в зал с супругой, и публика была в восторге, когда Паулс в конце подошел ко мне, поздравил с удачным концертом.
Продюсерский центр Гриши Лепса решил организовать празднование 80-летия маэстро в Москве. Раймонд Вольдемарович увидел, насколько серьезно мы к этому подошли, и согласился. Его подкупил тот факт, что речь шла не о фонограммной постановке, а о живом звуке. Больше полугода шла подготовка, мы часто встречались, и Паулс предложил мне вести с ним концерт, который был в эфире Первого канала 8 марта. Это большая честь для меня. Маэстро присутствовал на всех репетициях и сам исполнял все партии рояля. По-моему, получился очень добрый концерт.

- Сергей Сергеевич, джазмены – особые люди. Что вы для себя вкладываете в понятие джазового музыканта?

- Он всегда должен быть в форме. Ежедневная работа, тренировка, как у спортсмена, артиста цирка. Импровизация и виртуозная техника, плюс умение постоянно создавать что–то новое, чтобы быть интересным. И тогда получится весь этот джаз.

Маэстро Жилин и «Фонограф-Джаз-Бэнд» дадут в Израиле три концерта: 18 мая – в Беэр-Шеве (Гехаль а-Тарбут Гистадрута), 19 мая – в Тель-Авиве (зал «Бейт а-Хаяль»), 20 мая – в Хайфе (Аудиториум). Приходите послушать их оригинальные композиции и оценить великолепный стиль одного из самых известных джазовых коллективов!
Подробности и заказ билетов: http://kassa.egoeast.co.il/announce/51482
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook