Rambler's Top100






Опросы
















Правительство с русским акцентом 20.08 10:41   MIGnews.com

Правительство с русским акцентом

Что будет, если Нетаниягу не сможет сформировать коалицию? Этот вопрос поднимается все чаще. Вероятнее всего, премьер уйдет в отставку и либо останется простым депутатом, либо вовсе покинет Кнессет. Кто заменит его – и во главе Ликуда, и в роли самого популярного политика Израиля?

В ходе нынешней предвыборной кампании фраза «ключи от коалиции в руках Либермана» стала общеупотребительной. Очевидно, что после фиаско Биби судьба коалиции еще больше будет зависеть от главы НДИ. После заявления Либермана о том, что он готов создавать правительство с другим лидером Ликуда и рекомендует на этот пост Юлия Эдельштейна, имя последнего в качестве преемника Нетаниягу звучит все чаще. Сын премьера даже сгоряча обвинил спикера Кнессета в заговоре с Либерманом с целью государственного переворота. Несмотря на то, что только 6% израильтян хотят видеть Эдельштейна во главе правящей партии, он пользуется большим авторитетом в Ликуде и на последних праймериз занял второе место в партийном списке. Кроме того, Эдельштейн женат на дочери магната Невзлина, и в его распоряжении мощные финансовые и информационные ресурсы (газета Ha-aretz, портал Walla). При желании он способен в разы увеличить свою популярность и стать медийной фигурой национального масштаба.

Таким образом, после провала первого этапа коалиционных переговоров в Израиле может сложиться уникальная ситуация, когда главными ключевыми фигурами в политике станут лидеры, чей родной язык – русский: Эдельштейн и Либерман. Тогда уже можно будет говорить о зарождении «русской» политической элиты на самом высоком уровне.

Политический вес главы НДИ растет, хотя однозначно это можно будет утверждать только после выборов. Вокруг него объединяются те, кто мечтает покончить с правлением Биби и не верит, что этого способны добиться другие деятели. К Либерману проявляют интерес представители бизнес-элиты – они разделяют его беспокойство по поводу надвигающегося бюджетного кризиса и не хотят, чтобы деньги из казны утекали на нужды ультраортодоксов. Многие прочат его на должность премьер-министра, верят в его политическое чутье и уже не называют ни правым экстремистом, ни русским мафиози. За Либермана также выступают сторонники правительства национального единства, причем большинство видит такую возможность лишь в том случае, если Ликуд возглавит новый председатель.

Кто бы ни оказался во главе Ликуда, этому человеку не обойтись без поддержки Эдельштейна с его весом и авторитетом в Ликуде. Не исключено, что Эдельштейн предпочтет остаться в тени и управлять процессом из-за кулис, что больше соответствует его характеру, но его потенциальное влияние все равно трудно переоценить. С другой стороны, вариант, при котором во главе партии встанет выходец из бывшего СССР, возможно, предотвратит отток из Ликуда русскоязычных членов партии и избирателей, по-прежнему преданных Нетаниягу.

Либермана и Эдельштейна объединяет не только происхождение и общий язык, но и политические взгляды. Если эти политики встанут во главе коалиции, то она, несомненно, будет правой по духу. Взгляды Либермана давно известны, и хотя в последнее время позиция НДИ немного сдвинулась к центру, называть ее левой – явное преувеличение. Что касается Эдельштейна, то он в прошлом религиозный поселенец и поддерживает распространение израильского суверенитета на Иудею и Самарию. Оба политика считают нереалистичной концепцию двух государств для двух народов и открыты для новых нестандартных решений в этой области.

Смогут ли эти два политика объединиться и действовать заодно? В правительстве национального единства это особенно важно, поскольку им будет противостоять дорвавшийся до правления блок Ганца-Лапида. Препятствием здесь может стать их в корне различный стиль руководства. Эдельштейн – осторожный прагматик, предпочитающий коллегиальность; Либерман – авторитарный и амбициозный, очень похожий в этом смысле на своего недруга Нетаниягу. Либерман будет стараться получить как можно больше власти, а Эдельштейн – сдерживать его, защищая приоритет Ликуда. Так что, похоже, нам снова придется наблюдать острое соперничество в правом лагере – на этот раз с русским акцентом.

И наконец главный вопрос: как отразится возвышение русскоязычных деятелей на жизни нашей общины? И отразится ли вообще? И Эдельштейн, и Либерман в первую очередь позиционируют себя как представители всего израильского общества. Либерман до сих пор вынужден был опираться на «русского» избирателя, но выйдя на новый уровень, он постарается показать свою объективность и «равноудаленность». Эдельштейн же никогда не уделял особого внимания проблемам репатриантов, за исключением того недолгого времени, когда он возглавлял Министерство абсорбции. Скорее всего, «русским» не стоит ждать от своих выдвиженцев серьезной помощи. Тем не менее, сам по себе успех «наших» вызовет рост уважения к общине в целом, и какие-то насущные проблемы алии начнут решаться даже без вмешательства Либермана и Эдельштейна. Такое вполне естественно в стране, где уважают власть и силу.


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook