Rambler's Top100









Опросы

















Кто выиграл? | Фото: Christliches Medienmagazin pro/Flickr30.04 14:48   Ирина Петрова

Кто выиграл?

Биньямин Нетаниягу и министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль поссорились из-за израильских ультралевых. Габриэль захотел непременно побеседовать с представителями леворадикальных организаций "Шоврим штика" и "Бецелем". Нетаниягу потребовал от него отменить встречу. Габриэль этот ультиматум проигнорировал, и тогда Нетаниягу отказался с ним встречаться. Кончилось тем, что министр просто не ответил на звонок Нетаниягу. Конфликт безуспешно пытался разрешить генеральный канцлер Австрии Кристиан Керн, но каждая сторона осталась при своем убеждении.

Мотивировка германского министра: он считает нужным знать мнение всех кругов израильского общества. Правда, при этом он отказался от беседы с руководителями правых организаций "Им Тирцу" и "Эмет Шели". Габриэль добавил, что руководство Германии ни за что не отменило бы встречу с израильским премьер-министром, если бы он захотел пообщаться с немецкими организациями, критикующими правительство.

Мотивировка Нетаниягу – он не хочет видеть дипломатов, которые "во время визита в Израиль встречаются с активистами организаций, очерняющих солдат ЦАХАЛа и требующих судить их за военные преступления … Армия обороны Израиля и ее солдаты – основа нашего существования". Об этом говорится в официальном заявлении канцелярии премьера.

Израильские СМИ вспоминают, что несколько лет назад Зигмар Габриэль назвал Израиль "государством апартеида". Он же первым из европейских политиков посетил Иран после заключения ядерной сделки. Отмечается, что Германия давно поддерживает организации, подрывающие израильский суверенитет. Впрочем, речь не только о Берлине – среди спонсоров той же "Бецелем" числятся министерства иностранных дел Великобритании, Швейцарии, Норвегии, Европейская комиссия и десяток фондов и организаций из разных европейских стран. Да и Габриэль не одинок в своих симпатиях к левым – не далее, как в феврале посол Бельгии в Израиле был вызван на ковер в МИД, после того как бельгийский министр иностранных дел Шарль Мишель во время своего официального визита встретился с активистами "Шоврим Штика" и "Бецелем".

Для израильского руководства наверняка не секрет, что зарубежные делегации левого толка постоянно приезжают в Израиль для контактов с палестинскими и правозащитными деятелями. В эти делегации часто входят депутаты парламента, а порой и члены правительства. Не секрет также, что политики разных стран, принадлежащие к лево-центристским партиям, симпатизируют больше палестинцам, чем израильтянам. На фоне активной финансовой, информационной и юридической помощи, которая оказывается врагам государства Израиль, в том числе и террористам с кровью на руках, встреча с ультра-левыми выглядит хоть и вызывающей, но сравнительно безобидной. Есть также информация, что социал-демократ Габриэль просто зарабатывал очки перед своим электоратом накануне парламентских выборов. В этом смысле скандал пошел ему на пользу.

Можно понять Нетаниягу, который в конце концов решил показать всем сразу, что Израиль больше не намерен мириться с такими демаршами. Теперь одни обвиняют его в нанесении стратегического ущерба отношениям Израиля и Германии, а заодно и в стремлении "заткнуть рот" критике, другие хвалят за смелость.

Во всей этой истории есть какая-то двусмысленность, вызывающая много вопросов. Ну например, почему Нетаниягу и другие израильские политики спокойно встречаются с российскими руководителями, которые привечают ХАМАС? Может быть, от того, что Кремль общается с террористами на своей территории? Но есть ли здесь принципиальная разница? Не в том ли дело, что добрые отношения с Москвой для Израиля сейчас гораздо важнее, поскольку именно российские ПВО контролируют небо Сирии? Что касается Германии, то в силу исторических причин она не отвернется от еврейского государства даже из-за дипломатического скандала. В самой ФРГ многие уже раскритиковали действия Габриэля.

Другой блок вопросов касается самих "Бецелем" и "Шоврим штика". Если их деятельность вредит государству Израиль, то почему они до сих пор не объявлены вне закона? А если эти организации действуют легально, то как можно запрещать общаться с ними кому бы то ни было, включая иностранных министров?

Как объяснила недавно министр юстиции Айелет Шакед, закрыть "Бецелем" и "Шоврим штика" в демократическом государстве нельзя – это нарушение свободы слова. Для принятия отдельного законодательного акта по их поводу в Кнессете не наберется большинства. Даже решение о создании комиссии по изучению иностранного финансирования этих организаций в 2011 году встретило бурные протесты. В общем, получается, что Израиль сам не может ничего сделать с теми, кого он обвиняет подрыве безопасности государства, но предъявляет ультиматумы зарубежным политикам.

В последнее время "Бецелем" и "Шоврим штика" все активнее выходят на международную арену, пытаясь усилить давление других стран на Израиль в борьбе с "оккупацией". Генеральный директор "Бецелем" Хагай Эльад даже выступал на неофициальном заседании Совета безопасности ООН. Леворадикальные организации тесно сотрудничают со всеми государственными учреждениями, от муниципалитетов до школ, пишут и публикуют свои отчеты, выступают в СМИ. Допустим, эта деятельность законна. Но почему ни государство Израиль, ни представители другого лагеря ничего не противопоставляют этой пропаганде? Почему правые организации предложили германскому министру встречу лишь в пику его желанию побеседовать с ультралевыми? Почему мы ни разу не слышали голоса поселенцев в ООН?

В целом скандал только добавил ультралевым движениям популярности и в этом смысле принес им больше пользы, чем встреча с министром Германии. Даже если впредь зарубежные политики будут избегать таких контактов (а некоторые, наоборот, пойдут на них, чтобы продемонстрировать свое неприятие ультиматумов), этот поединок "Бецелем" и "Шоврим штика" выиграли.
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook