Rambler's Top100






Опросы
















24.04 17:34   Ира Коган

Статус кво на поле боя

За годы гражданской войны в Сирии Израилю удалось достичь определенного статус-кво. Несмотря на то что военные действия проходили у самых границ еврейского государства, мы могли обеспечивать свою безопасность и преследовать свои цели. Не в последнюю очередь это было связано с правильной ставкой на сотрудничество с Россией.

Израиль занял твердую позицию: не вмешиваться в войну Асада с Исламским государством, но предотвращать размещение иранских военных баз на территории Сирии и поставку вооружений «Хизбалле». Иерусалим воздерживался от действий против сирийской армии, даже после применения ею химического оружия, хотя некоторые генералы и военные советники настаивали на этой «нравственной миссии». Это вполне устраивало Кремль, заинтересованный в сохранении власти Асада, но не в усилении влияния на него Ирана. ВВС ЦАХАЛа безнаказанно наносили по объектам в Сирии сотни ударов, и иранские военные не отвечали на них, поскольку втягивание Израиля в войну угрожало всем их достижениям в Сирии, и прежде всего – сохранению режима Асада.

На первый взгляд, сегодня ситуация принципиально не изменилась. На месте остались все ключевые игроки: Путин и Нетаниягу, Асад и иранские аятоллы. Неизменны и интересы участников этого «четырехугольника». Москве не нужно доминирование Ирана, но и нежелательно портить с ним отношения. Тегеран продолжает разворачивать военное присутствие в Сирии, Израиль полон решимости этому помешать, но никто из них не стремится к прямому вооруженному столкновению. Асад же вынужден лавировать между интересами двух своих спасителей – России и Ирана.

Однако появились и новые факторы, прежде всего – близкое окончание войны и раздел Сирии на зоны влияния. Башар Асад, с которым Израилю удавалось до 2011 года сохранять «холодный мир», теперь стал гораздо более зависим от Ирана и шиитского ислама. Одно из очевидных требований к нему аятолл – размещение своих военных баз вблизи территории Израиля. Иран стремится к созданию «шиитского полумесяца» от Ирака, Сирии и Ливана до Средиземного моря, что также изменит баланс сил в регионе.

Хотя инцидент со сбитым после израильской атаки российским самолетом не привел к конфликту, его результатом стали поставки в Сирию комплексов С-300 и ограничения в свободе действий в сирийском небе.

Как показала практика, Россия не в состоянии влиять на размещение иранских войск; кроме того, в Кремле не могут контролировать Сирию без участия Тегерана. Задача Путина – добиться в Сирии своих военных, политических и экономических целей и не поссориться с Израилем - видимо, будет решаться отдельными жестами «доброй воли», на которые Иерусалиму придется соглашаться за неимением лучшего.

С другой стороны, Россия предпринимает попытки вытеснить из сирийской армии проиранских офицеров, что уже вылилось в отдельные столкновение между армейскими подразделениями. Проводимая Москвой реформа сирийских вооруженных сил в какой-то мере на руку Израилю, но ее успех под большим вопросом.

Недавнее заявление президента США по Голанам вызвало резкую реакцию Сирии и официальное осуждение со стороны России. Министр иностранных дел Сирии Валид аль-Муалем пообещал что его страна будет бороться за освобождение оккупированных Голанских высот любыми средствами. Иран, разумеется, всегда готов предложить свою помощь для «восстановления исторической справедливости». Наверняка к делу подключится и «Хизбалла».

В 2018 году Израиль отказался от идеи создать так называемую зону лояльности вблизи своих границ и прекратил гуманитарную помощь жителям близлежащих сирийских деревень. Это было сделано по соглашению с Россией, когда Асад восстановил контроль над сирийской частью Голанских высот. Таким образом, в Сирии у нас сейчас нет союзников, если не считать небольшого контингента американских войск. Россия – не самый лучший защитник интересов Израиля в Сирии, но другого нет.



В перспективе основные элементы статус кво сохранятся, пока Сирия остается полем боя различных сил и в военном, и в политическом смысле: еврейское государство будет поддерживать тесные контакты с Москвой и бомбить иранские базы. Для будущего правительства такие налеты, обычно успешные, смогут служить путем повышения рейтинга и отвлечения внимания от спорных проблем.



Другое дело, что очень скоро станет очевидно: авиа-атаки не способны полностью предотвратить иранизацию Сирию и ее превращение в плацдарм для нападения на Израиль, подобный Ливану. Нужны либо более масштабные удары по объектам сирийской армии или даже правительственным учреждениям, либо вмешательство внешней силы, которая будет более успешна в вытеснении Ирана из Сирии, чем Россия. И то, и другое требует решимости, усилий и талантов совсем другого уровня, и новой власти придется рано или поздно их проявить.


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook