Rambler's Top100





Опросы














Эффект новизны 18.07 11:52   Ирина Петрова

Эффект новизны

Нового председателя Аводы Ави Габая приветствовали почти все депутаты от партии, в том числе его бывшие соперники Ицхак Герцог и Амир Перец. На него теперь возлагают надежды, что на следующих выборах именно он победит Ликуд и принесет победу левому лагерю.

Эти ожидания Ави Габай старается оправдывать. Выступая после подведения итогов праймериз, он назвал своей главной целью смещение Нетаниягу и смену власти в стране. Для этого, по его словам, «нужны время и тяжелый труд».

Впрочем, как раз время, считают эксперты, работает против нового лидера. У него были бы шансы победить Нетаниягу сейчас, пока не растрачен кредит доверия. Но до очередных выборов многое в стране может измениться. А ведь Габай, бывший министр экологии, покинувший фракцию Кулану, сейчас даже не член Кнессета, и у него не так много возможностей проявить себя.

Видимо, из этих соображений новый председатель Аводы вместе с другими демонстрантами, собравшимися у дома юридического советника Авихая Мандельблита, потребовал роспуска правительства немедленно.

Появление во главе одной из старейших партий нового сродни стремительному взлету бывшего партийного босса Габая – Моше Кахлона, и не его одного. Доверие к политической системе катастрофически падает, и на этом фоне выигрывают кандидаты, не связанные с руководящей элитой. Именно поэтому Габай обошел и Амира Переца, и Ицхака Герцога. В связи с его избранием сегодня вспоминают феномен Трампа и Макрона, и эти сравнения явно кружат голову новому лидеру Аводы. Начав с тезиса «Я не Герцог и не Перец», он поднимает планку на следующий уровень: «Я лучше, чем Нетаниягу, потому что я – не он».

Но чем лучше?

Пока мы не услышали от Габая никаких внятных предложений, планов, идей, кроме призыва распустить правительство. Он обещает привести Аводу к власти – но с какой программой? Или вновь избранный председатель считает, что Партия Труда – такой качественный товар, что в рекламе не нуждается? Результаты последних нескольких выборов свидетельствуют об обратном. Если Авода хочет действительно вернуть себе власть, ей нужна полная перезагрузка, а не только смена руководства.

Допустим, гарантией будущего успеха партии – и на выборах, и во власти – должна стать сама личность Ави Габая. Что мы о нем знаем, кроме того, что он успешный менеджер, знаток финансов и отставной майор разведки?

В свое время Габай покинул министерский пост и фракцию Кулану в знак протеста против назначения Либермана главой минобороны и присоединения НДИ к правящей коалиции. Этот шаг вроде бы свидетельствует о принципиальной позиции, однако быстрое вступление Габая в Аводу и выдвижение своей кандидатуры на праймериз заставляют в этом усомниться. Габай ушел из Кулану в не самый удачный для партии момент и явно рассчитывая на более успешную карьеру в Аводе.

Многие считают, что Габаю скорее, чем кому-то другому, удастся сформировать лево-центристский блок. Но неизвестно, удастся ли ему найти общий язык с главным конкурентом Аводы за левый электорат - Еш Атид. Яир Лапид крайне ревниво отнесся к избранию Габая, которое привело к росту популярности Аводы и, соответственно, снижению рейтинга его собственной партии. С высоты своего политического опыта Лапид скептически заметил, что «хороший парень» Габай не умеет руководить страной, особенно в кризисных ситуациях, и ему потребуется еще много лет, чтобы этому научиться. В ответ активисты Аводы обвинили Лапида в косвенной причастности к «делу о подводных лодках», указывая избирателю, что лидер Еш Атид успел замарать свою репутацию в коррупционных скандалах, в отличие от «безупречного» Габая.

Правда, и у самого Габая в прошлом сомнительная история с «Безеком». Но его сторонники стараются о ней не вспоминать.

Противостоять Лапиду новому лидеру Аводы будет трудно – амбициозного главу «Еш Атид» обожают СМИ. Именно в нем левая израильская пресса видит свою главную надежду - будущего премьера и объединителя лево-центристских сил. У Габая есть два варианта – либо достигнуть соглашения с Еш Атид, либо самому стать самому любимцем журналистов. И то, и другое довольно трудно. У Ави Габая, кроме эффекта новизны, есть, пожалуй, только одно преимущество – он представляет марокканскую общину. Это, вероятно, поможет привлечь к Аводе голоса сефардского населения, особенно из периферии, но вряд ли завоюет ему симпатии медиа-элиты.

Кроме того, Габаю нужно заручиться поддержкой активистов «А-Тнуа», чтобы не допустить развала «Сионистского лагеря», не говоря уж о сложных отношениях в самой Аводе, где не все довольны его избранием. Левым вообще в последние годы редко удается прийти к консенсусу, отмечают обозреватели.

Характерно, что Габай настойчиво уговаривал Ицхака Герцога остаться председателем парламентской оппозиции. Для него оптимально, чтобы на этом посту находился маловыразительный Герцог, в котором он не видит конкурента и не ждет от него впечатляющих прорывов. Очевидно, Габай хочет прийти к следующим выборам на контрасте со «старой Аводой», и неудачник Герцог, как и возможные ошибки Сионистского лагеря, будут ему только на руку.

Неизвестно, как сложатся обстоятельства к выборам, но пока эффект новизны работает. Практически никто не задается вопросом, что предложит Габай народу Израиля, с какими идеями он идет в политику. Все обсуждают только его шансы на победу, а они, в свете успехов Трампа и Макрона, довольно высоки. Что до старых расследований и репутации перебежчика, то эти факторы не портят перспективы политика в Израиле – скорее наоборот.

Если левым удастся преодолеть свои разногласия и усмирить амбиции, они вполне способны обойти Ликуд и его партнеров только на этом эффекте, практически без всякой программы. Слишком многие в Израиле голосуют по принципу «Надоели, уходите!».
Впрочем, у правого лагеря есть выход – выдвинуть своего нового, никому не известного лидера.
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook