Rambler's Top100











Опросы



















В круге третьем | Фото:16.12 09:40   MIGnews.com

В круге третьем

Итак, объявлена третья часть представления под названием «выборы». Будет ли она последней? Появится ли в ней в конце концов победитель? Кто выиграет, а кто проиграет в очередном забеге по кругу?

На правом фланге планируется очередная перетасовка: лидеры «Новых правых», очевидно, пойдут на выборы самостоятельно, а Байт Иегуди" – "Ихуд Леуми" могут объединиться с «Оцма Иегудит». Нетаниягу не против такого расклада - при нем правый лагерь сохраняет избирателей из числа умеренных, которые разочаровались в Ликуде после обвинений в адрес премьера, но не готовы голосовать за радикалов Смотрича и Бен-Гвира, зато могут отдать свои голоса Беннету. На этот раз Нафтали Беннет начинает выборы с гораздо более выгодной позиции министра обороны. Что касается Айелет Шакед, то ходят слухи, что она может отказаться от участия в предвыборной гонке в ожидании, когда закончится эра Нетаниягу, чтобы претендовать на место лидера Ликуда. Даже в этом случае Шакед нельзя назвать проигравшей – она молода, и в своем поколении у нее нет конкурентов на правом фланге.

Фактически, все правые партии на предыдущем этапе доказали свою боеспособность и наличие своего электората. По приблизительным оценкам, правый лагерь вместе с ультраортодоксами набирает 55-57 мандатов, но этого опять не хватает для создания коалиции.

На левом фланге Кахоль-Лаван значительно усиливается – прогнозы обещают ему до 37 мандатов. Но такое повышение обусловлено оттоком голосов от других левых списков, поэтому у Ганца нет шансов сформировать коалицию без поддержки арабских партий. Демократический лагерь на грани развала, МЕРЕЦ рискует остаться за бортом, у блока Авода-Гешер тоже немало проблем. Возможно, Ганц убедит Переца и Леви-Абекасис идти с ним единым списком, и это станет еще одной его победой.

Арабские партии вдохновлены предыдущим успехом и нацелены на увеличение своего представительства до 15 мандатов. Их избиратели почувствовали, что арабы могут быть реальной силой в израильской политике, поэтому на мартовских выборах можно ожидать еще более массового голосования арабской улицы.

Либерман может считать себя главным выгодоприобретателем текущих событий, но его положение не так уж радужно. Да, он не позволил сформировать правительство, которое его не устраивала, но и того правительства, к которому он призывал, не получилось. Он по-прежнему держит в руках ключи от коалиции, но нельзя бесконечно стоять на пороге с ключами в руках, не давая никому войти. Идея правительства национального единства выглядит все утопичнее, и если Либерман будет продолжать на ней настаивать, то рискует потерять сторонников, а если откажется от нее - продемонстрирует свою непоследовательность. Что касается антиклерикальной повестки, то ее успешно перехватывает Кахоль-Лаван. Но и другие соперники на этой предвыборной кампании - и левые, и правые - будут рвать электорат НДИ на части, видя в Либермане главное препятствие на пути к коалиционному соглашению и своим креслам.

У ШАС и «Еврейства Торы» перемен не предвидится, и их электорат послушно придет к избирательным урнам столько раз, сколько нужно. В любом случае, в проигрыше они не окажутся – у них всегда есть запасной комплект ключей от коалиции.

Для Яира Лапида ситуация двойственная. С одной стороны, отказавшись от ротации с Ганцем, он способствовал росту рейтинга бело-голубых – то есть, пожертвовал своей карьерой ради общего дела. Такой шаг вызывает уважение, но также означает репутационные потери, от которых Лапид может не оправиться. Место лидера лево-центристского блока теперь безоговорочно закреплено за Ганцем. С другой стороны, любой провал Ганца – от проигранных выборов до фатальных ошибок на завоеванном посту – заставит избирателей вспомнить о Лапиде. Ближайший раунд он наверняка проведет на скамейке запасных, но полон решимости вернуться в игру. Пока рано об этом говорить, но мы вполне можем когда-нибудь увидеть поединок между Айелет Шакед и Яиром Лапидом за должность премьер-министра.

Ганц тем временем набирает очки не только как глава крупнейшего блока, но и как кандидат на пост главы правительства, главного конкурента Нетаниягу. Разрыв между ними все больше сокращается, но вместе с этим растут риски для бывшего генерала. Как известно, с высокого больнее падать, а Ганц забрался достаточно высоко, чтобы его падение оказалось роковым, а может быть, и смертельным - в политическом смысле. Электоральный капитал Ганца – по сути, кредит, который избиратели выдали ему не за какие-то заслуги, а за сам факт противостояния могущественному Биби. Один серьезный просчет – и его скороспелая популярность лопнет, как мыльный пузырь, и он будет забыт народом, поскольку, кроме соревнования с Нетаниягу, вспомнить о нем нечего. Ганцу предстоит использовать наработанный рейтинг с максимальной пользой для своей карьеры – либо сойти со сцены.

Биби Нетаниягу, обвиненный, не победивший, но и не сдавшийся, по-прежнему остается лидером номер один. Проблемы, которые выпали на его долю в последний год, должны были уронить его популярность, но этого не произошло. Люди все больше убеждаются, что, если Биби устоял даже в такой невыгодной, невыигрышной, да и просто отчаянной ситуации, то выбить его из седла невозможно. Хорош он или плох, но другого лидера у народа не будет. Кроме того, не исключено, что угроза уголовного преследования Биби заставит прийти на избирательные участки тех ликудовцев, которые поленились сделать это в прошлый раз. Многое покажут праймериз в Ликуде, но даже главный конкурент Нетаниягу, Гидеон Саар, надеется скорее заявить о себе, чем победить.

С большой вероятностью выборная «ничья» может повториться и коалиционные переговоры снова пойдут по кругу. Изменить положение могут внешние факторы – война на севере или на юге, резкие перемены в мировой политике и т.п. Зная наших политиков, мы можем больше рассчитывать на форс-мажорные обстоятельства, чем на их способность договориться.


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook