Rambler's Top100











Опросы



















Весна тревоги нашей | Фото:13.05 09:58   MIGnews.com

Весна тревоги нашей

В Израиле, как и везде, с нетерпением ждали возможности ослабить карантин, в первую очередь из-за плачевного состояния экономики. Несомненно, страна еще долго будет страдать от последствий вынужденного локдауна, финансовых, материальных и человеческих потерь. Но коронавирус принес в нашу жизнь и другие проблемы, которые не менее серьезно угрожают национальному здоровью и благополучию.

За время эпидемии резко увеличилось число случаев семейного насилия. Только за две последние недели апреля на «горячую линию» социальных служб поступило 400 обращений. Большинство жалоб касается насилия против женщин и детей. Впервые за 15 лет было открыто новое убежище для женщин, подвергающихся насилию в семье.

Страну потрясли сразу несколько «бытовых» убийств - Мествал Мандефро была убита своим мужем, Татьяна Хайкина – сожителем; Григорий Григорьев зарезан соседом и приятелем. Усталость, страх, отчаяние у одних выражается в депрессии и апатии, у других – в агрессии.

Одних только экономических проблем уже хватает, чтобы выбить человека из колеи. Нет работы, нет денег, нет дохода, нет никакой уверенности в будущем. Согласно недавнему опросу, 26% израильтян боятся не выбраться из финансовой пропасти и сомневаются, что получат помощь от правительства. Мрачные прогнозы о безнадежном состоянии экономики и росте безработицы только усиливают тревогу и безнадежность, которая порой доводит до самоубийства.

Людей не оставляет страх заболеть, беспокойство за себя и близких. СМИ нагнетают обстановку статистикой по больным и умершим. Никто в мире не знает, когда этот кошмар закончится. Страх и растерянность подавляют иммунитет, и угроза заболевания становится еще реальнее.

Сам карантин стал едва ли не тяжелейшим испытанием из всех. Есть горькая истина в шутке о том, что супруги клянутся быть вместе до конца дней, но не готовы провести два месяца в замкнутом пространстве. Многие оказались неспособны выдержать вынужденное заточение и выплескивают свое раздражение на тех, кто рядом – партнеров, детей, родителей. Особенно трудно приходится репатриантам, которые по финансовым соображениям не могут себе позволить просторные квартиры. Стоит ли удивляться, что семейные проблемы в такой обстановке обостряются и приводят к ссорам, скандалам, рукоприкладству – или даже к трагедии.

Пока одни мучаются от тесноты и невозможности уединения, другие страдают от одиночества. Пожилым людям приходится особенно строго соблюдать карантин, отказываться от активного образа жизни и социальных контактов, не видеть детей и внуков, не выходить на улицу и постоянно осознавать себя группой риска.. На фоне депрессии у многих обостряются хронические заболевания – и кого-то они убивают.

Дети – отдельный клубок проблем. Запертые дома, они изнывают сами и изводят всех вокруг. Да, есть семьи, где родители умеют организовывать совместное времяпровождение и умудряются при этом не сойти с ума, но чаще всего взрослые не представляют, чем занимать детей в четырех стенах 16 часов в сутки.. Сейчас же, вдобавок ко всему, родителям пришлось стать для своих детей-школьников учителями и репетиторами. А если детей в семье много? А если они не ладят между собой? А если кто-то из них заболел?..

Учителям предстоит тяжелый и неблагодарный труд - вернуть в привычное русло детей, отвыкших от распорядка и дисциплины, и попытаться заново научить их тому, что они за это время забыли. Банк Израиля заранее предрекает экономике миллиардные потери, когда поколение, пережившее карантин и перебои в учебе, выйдет на трудовой рынок.

Наша страна не раз переживала трудные времена, но израильтяне всегда противопоставляли врагам и невзгодам свое единство, сплоченность и активную борьбу. «Корона» же потребовала от большинства из них сидеть дома и избегать общения. Каждый вдруг стал источником опасности для окружающих и такую же опасность видел в других. Так называемая социальная дистанция обернулась дистанцией разобщения и еще сильнее разъединила общество, и без того разделенное этническими, религиозными, политическими и прочими факторами.

Жесткие запреты и штрафы, необходимые для соблюдения карантина, усугубляли апатию и депрессию; люди чувствовали себя брошенными по домам, забытыми и никому не нужными. Тем временем политики соревновались в риторике, используя эпидемию в карьерных целях и обращая мало внимания на отчаянные настроения, царящие в обществе. Выступления наших лидеров больше нагнетали тревогу, чем успокаивали людей. Часто это делалось намеренно, чтобы заставить население относиться к ограничениям всерьез, – и в итоге порождало все больше страха и растерянности.

Эти страхи, эта разобщенность и неуверенность в завтрашнем дне останутся с нами еще очень долго, даже когда против коронавируса изобретут вакцину, а экономика выйдет из кризиса. Израилю только предстоит оценить моральный и психологический ущерб, который нанесла стране эпидемия. И пока трудно сказать, будут ли из этого сделаны какие-то выводы на будущее.


Автор//: Ира Коган


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook