Rambler's Top100





Опросы














Спор олим между собой | Фото: The Jewish Agency for Israel/Flickr08.08 11:30   Ирина Петрова

Спор олим между собой

Сколько лет надо прожить в Израиле, какими заслугами обладать перед ним, чтобы иметь право критиковать еврейское государство? Об этом главным образом и идет "спор олим между собой". Не о том, что в Израиле хорошо, а что плохо, а о том, кто имеет право и т.д. На одном полюсе – репатрианты 90-х со своим опытом вживания и выживания, на другом – новоприбывшие со своими запросами. "Колбасная" алия против "сырной" алии. Несмотря на общую страну исхода, различий между ними гораздо больше, чем между сыром и колбасой.

Большинство из нас в 90-е годы уезжало навсегда, сжигая мосты. Отдельные счастливчики успели приватизировать и продать за копейки квартиры. Кто-то ушлый умудрился вывезти на продажу породистых щенков и (за взятку таможенникам) ценные картины. Но в основном мы были голь перекатная. По триста долларов на члена семьи, по одному чемодану, контейнер багажа "малой скоростью" - чего только не набивали в этот багаж, чтобы потом вынести на помойку. С нашим приездом взлетели цены на съемное жилье (прошли слухи, что новым олим выдают на руки миллионы), но жить где-то надо было, и мы снимали за бешеные деньги убитые квартиры в неблагополучных районах. Брали машканты и впрягались в кабалу на 28 лет. Ломали язык, пытаясь объясниться в банках, магазинах и официальных учреждениях – никто не хотел говорить с нами по-русски, включая старожилов из далеких 70-х. Они, идейная алия, преследуемая в стране исхода за одно только желание уехать в Израиль, сионисты и патриоты, относились к нам с презрением. Мы в их глазах были циничными искателями выгод. И мы еще смели ругать Израиль за то, что в нем что-то не так!

Нам действительно многое не нравилось. Наши обиды частично выплескивались на страницы "русских" газет, но в основном пережевывались на кухнях и в очередях. Интернета не было, израильтяне "русскую" прессу не читали, поэтому наше ворчание проходило практически незамеченным. Многие недовольные в конце концов уехали кто в Канаду, кто в Америку, кто обратно. Остальные вжились, вгрызлись в эту каменистую почву, вписались в эту шумную и непростую жизнь – и она стала для них родной. Мы полюбили Израиль, несмотря на все, что нам пришлось пережить. Единицы обладали востребованными профессиями и сразу устраивались на достойную работу, но и другие потихоньку заканчивали курсы и вставали на ноги. Повезло не всем, но вырастали наши дети, им тоже все давалось непросто, но все же легче - они уже были израильтянами. Израиль был их единственной родиной, а значит, и нашей тоже.

По сравнению с нами, приезжающие сейчас россияне и украинцы находятся просто в шоколадных условиях. Многие сдают квартиры, и несмотря на курс валют могут себе позволить селиться в дорогих районах Раананы и Тель-Авива. Всемирная сеть сделала возможной удаленную работу "из дома", поэтому они обходятся без беготни по израильским фирмам. У многих из них – хорошее образование, соответствующее мировым стандартам, несколько иностранных языков, опыт работы в условиях свободного рынка, которого не могло быть у нас 25 лет назад. Но главное – они не отрезают себе пути назад. Вот это и раздражает в первую очередь ватиков: как вы можете ругать Израиль, если в душе вы до сих пор живете в Москве, Питере, Киеве? И как вам, с вашими-то условиями, может быть здесь плохо? Вот когда мы приехали – "кше ану бану"…

Верно, когда мы приехали, нам было не до депрессий – нужно было зарабатывать на жизнь. А старожилы-израильтяне смеялись над нашими проблемами, вспоминая, как они жили в бараках и питались порошковым молоком. А им, в свою очередь, рассказывали олим времен основания государства – о войне за выживание и о строительстве городов на малярийных болотах… И все, кто на новеньких, думали про себя: но сейчас-то все у вас в порядке. Не то что у нас…

Израиль очень молод, и каждое поколении алии его меняет. Это главная причина, почему новая волна олим всегда раздражает "ватиков" - они боятся, что вновь прибывшие изменят Израиль, к которому они привыкли и который отчасти сами построили. Поэтому "белый" ашкеназский Израиль в штыки воспринял йеменскую и марокканскую алию – они принесут нам сюда восточный балаган! Так и случилось – Израиль сейчас гораздо более восточный, средиземноморский, левантийский, чем был изначально. "Марроканцы" впоследствии сполна отыгрались на "русских" - это же были ашкеназы, но новенькие, и их можно безнаказанно шпынять.

Но и "русские" изменили Израиль. Нынешней алие стоило бы знать: в том, что буквально везде найдется работник, который поговорит с вами по-русски… Более того – что ни вас, ни ваших детей никто не одергивает за русскую речь на улице, на работе, в школе… Что ваши дипломы не называют купленными бумажками, а ваших жен и дочерей - проститутками… … Что можно по-русски сдавать экзамены на аттестат зрелости и даже "страшную" психометрию… Что выходит не меньше десятка русских газет, есть русское телевидение, русские театры, курсы, "русские" депутаты Кнессета, мэры и политики… Во всем этом заслуга наша, олим 90-х. Мы не только выжили сами – мы еще заставили Израиль уважать русскоязычную общину.
Но и нам, Большой Алие, следует кое-что понять. Многие из нас так и застряли в 90-х годах. Мы думаем, что меняется только Израиль, а ведь за эти годы изменился весь мир, в том числе и страны, из которых мы когда-то уехали. В этом мире люди свободно переезжают из одной страны в другую, не сжигая мостов и не пуская глубоких корней. Они могут годами жить в одной стране, считая родиной другую. И если им что-то не нравится где бы то ни было, они считают себя вправе свободно высказывать свое мнение, даже если оно ошибочно.

Израиль, конечно, совершенно особая страна. Здесь трудно жить, если ты ее не любишь. Поэтому таких людей стоит скорее пожалеть, чем осуждать – им и вправду плохо. Но когда они вживутся, привыкнут, полюбят Израиль – они тоже его изменят.
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Новости партнеров


Знакомства
Мы на Facebook