Rambler's Top100











Опросы



















Без крайностей | Фото:06.05 11:10   MIGnews.com

Без крайностей

Правительство, которое пытаются создать Нетаниягу и Ганц, только формально можно назвать центристским. По сути, оно остается правым. Примкнувшая к нему немногочисленная фракция Аводы не делает погоды, да и Авода Переца – уже не та, что была при Рабине, Пересе и даже Бараке. Рабин с легкостью формировал коалицию с МЕРЕЦ, и у них практически не было разногласий. Перец же с большим трудом сосуществовал с Ницаном Горовицем в рамках одного предвыборного списка и всячески подчеркивал, что этот союз – временный и вынужденный. Больше всего в Аводе боялись, чтобы избиратели не сочли их слишком левыми, так что разрыв с МЕРЕЦ и присоединение к коалиции Нетаниягу – вполне закономерный итог. Отметим, что Перец присоединился к Биби уже после того, как стало известно о планах аннексии Иудеи и Самарии.

Что касается той части «Кахоль-Лаван», которая пришла в коалицию вместе с Ганцем, то и там левых нет. Сам Ганц никогда не называл себя левым – за него это делали ликудовские политтехнологи, для которых нет более страшного оскорбления. Однако, подписав соглашение с Нетаниягу, будущий второй премьер-министр, очевидно, смыл с себя это позорное клеймо. Кроме того, велика вероятность, что остатки «бело-голубых» со временем растворятся в Ликуде.

Между тем, участие «Ямина» в коалиции пока под вопросом. Последние недели отмечены периодическими стычками между Беннетом и Биби на тему коронавируса. Глава «Ямины» с самого начала эпидемии пытается отобрать у премьера корону главного борца с «короной». Беннет требовал передать все управление чрезвычайной ситуацией министерству оборону, выступал в СМИ с критикой карантина, настаивал на открытии предприятий и бизнеса, а сейчас хочет получить в свое ведение министерство здравоохранения, чтобы «иметь возможность влиять». Но ни того, ни другого Нетаниягу отдать ему не готов. Во-первых, он предпочитает влиять сам, особенно когда речь идет о спасении страны от смертоносной болезни. Во-вторых, он давно недолюбливает Беннета и не простил ему нападок прошлых каденций. Наконец, в-третьих, Биби не нужны в правительстве политики, более правые чем он.

Именно правая риторика помогла Ликуду выиграть третьи выборы, найдя отклик в сердцах избирателей. В ходе последней предвыборной кампании Ликуд намеренно и осознанно вытеснял своих правых партнеров на политическую обочину, занимая их идеологическую «территорию» и оттягивая их электорат. Призывы к правым партиям «объединиться, чтобы не растерять голоса» на самом деле подрывали позицию Беннета, который вовсе не хотел, чтобы его имя связывали с крайними радикалами вроде Бен-Гвира, да и от Смотрича предпочел бы держаться в стороне. В итоге «Оцма Йегудит» ожидаемо не прошла в Кнессет, а «Ямина» оказалась на последнем месте. Беннет не успел проявить себя на посту министра обороны – настоящая война разразилась совсем на другом фронте. Но вряд ли Нетаниягу позволит ему отличиться на ниве здравоохранения, пусть даже ценой потери «Ямины» для коалиции. Другие правые нужны ему как спутники Ликуда, а не его соперники.

Если Нетаниягу повезет остаться у власти, а Трамп пойдет на вторую каденцию (это будет второе везение Биби), то Израиль в будущем сможет успешно проводить правую политику, включая борьбу с террором. Для небольших правых партий это означает либо исчезновение (поскольку им трудно будет объяснить, в чем их принципиальное отличие), либо слияние с Ликудом. Даже в правительстве Беннет будет постоянно находиться в тени Нетаниягу, не в силах противопоставить ему никакой собственной правой идеи. Еще труднее ему придется в оппозиции, где у него нет ни одного союзника. Он, конечно, может кооперироваться с Лапидом, особенно по экономическим и социальным вопросам, но тогда позиционировать себя как правого политика главе «Ямина» будет еще труднее.

Обрезав коалиции оба крыла – правое и левое – Нетаниягу и Ганц раздробили оппозицию, которая теперь состоит из идеологически различных и даже противоборствующих сил. В ней представлены и центр («Еш Атид» - ТЕЛЕМ), и крайние левые (МЕРЕЦ – Объединенный арабский список), и правые (Либерман и, возможно, Беннет). Договориться между собой, чтобы выступать единым фронтом, им будет чрезвычайно сложно.

С другой стороны, каждая оппозиционная фракция, атакуя правительство, сможет укреплять и пропагандировать свою позицию, не компрометируя себя вынужденными союзами и компромиссами. МЕРЕЦ сольется в экстазе с Объединенным списком, Беннет в конце концов найдет общий язык с Либерманом, а Лапид будет выстраивать образ будущего лидера страны. В итоге они, вероятно, смогут создать нечто вроде альтернативного кабинета - более радикального, более яркого и, возможно, более харизматичного, чем погрязший в соглашательстве альянс Биби-Ганца. Пока в обществе сохраняется запрос на умеренную право-центристскую политику, у этого собрания крайностей нет шансов. Но мы не знаем, как повернется ситуация в будущем.

Автор//: Ира Коган


Поделиться
Все по теме
Комментарии


Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook