Rambler's Top100






Опросы

















Нетто проигрыш | Фото: Ricardo Tulio Gandelman/Flickr02.01 17:22   Давид Годовский

Нетто проигрыш

Израильская действительность каждый день подбрасывает нам новые острые темы, вопросы, проблемы. Поэтому то, что было на первых страницах и в главных новостях всех СМИ еще несколько дней назад, сразу тускнеет и уходит из поля зрения общественного внимания. Но, как в известном анекдоте, ложечки нашлись, а осадок остался. Так и у нас, от многих громких тем и проблем, которые как-то разрешились, остается стойкий привкус горечи во рту.

Еще несколько дней назад всю страну, СМИ, парламент, сотрясала одна тема: закон о запрете на публикацию рекомендаций полиции. Но вот, после 48 часов непрерывных словесных баталий, закон принят, и то, что сотрясало израильское общество последний год, отошло в тень. Однако, у тех, кто понимает, о чем идет речь, осталось стойкое ощущение, что в результате баталий и победных реляций проиграли все.

Сначала я хочу высказать свое мнение. Такой закон, будь он принят в своем первоначальном виде, был бы нужен всем. Потому что, должен был бы исправить ту юридическую ситуацию, которая сложилась в нашей стране. А именно - хоть немного восстановить принцип презумпции невиновности, который давно исчез с юридического небосклона.

Сегодня, когда полиция открывает дело против гражданина, он практически сразу признается виновным нашими СМИ и, соответственно общественным мнением. Вы хотите мне сказать, что это касается только крупных политических и общественных деятелей? Тех, за подробностями жизни которых и так охотятся газеты, радио, телевидение и интернет? Поверьте мне, вы заблуждаетесь. Да, о вызове на допрос депутата Кнессета напишут в центральных газетах и покажут по телевизору. Для него это страшный удар. Но в нашей стране существуют не только центральные СМИ, но и обширная сеть муниципальных новостных и рекламных изданий. И они тоже охочи до подобных скандалов, даже если речь идет о владельце маленького магазинчика или гаража, которых задержала полиция по подозрению неважно в чем. И такая публикация наносит "маленькому человеку" (ох, и не люблю это определение) и его семье не меньше вреда, чем депутату или олигарху.

Но публикация об открытии дела, вызове на допрос и т.д. - это еще полбеды (знаю, это звучит плохо, но примем, как данность). Самый большой вред репутации человека, достоинству личности, принципу презумпции невиновности наносит публикация о так называемых "рекомендациях полиции". Речь идет о том, что по окончанию следствия полиция передает дело в прокуратуру и при этом подытоживает его, рекомендуя подать обвинительное заключение или нет. Напомню, человек, по делу которого подаются подобные рекомендации, согласно юридическим принципам, до сих пор не виновен ни в чем. Степень его виновности может определить только суд. Даже не прокуратура. Но полиция уже вынесла вердикт, который обычно звучит так: "есть доказательная база виновности индивидуума и мы рекомендуем подать против него обвинительное заключение". И все это выливается в прессу, независимо, ты владелец маленького районного магазинчика или владелец заводов, газет, пароходов.

Таким образом, роль прокуратуры, которая должна быть надзорным органом (и давно перестала им быть), низводится просто до юридического оформления документов следствия и передачи их в суд. А общественность, не понимающая всех юридических тонкостей, после публикации рекомендаций полиции, считает, что человек уже виновен. И все. Можно ставить точку, на его карьере, работе, семейной жизни.

Поэтому, закон о запрете на публикацию рекомендаций полиции в его первоначальном виде был справедлив и нужен. Однако, в угоду политическим амбициям различных партий, закон выхолостили полностью. И в результате проиграли все.

И я говорю не о том, что закон в итоге не будет распространяться на уже идущие расследования. Это логично. И люди Нетаниягу, которые пытались таким образом добиться запрета на публикацию рекомендаций полиции по ведущимся против него делам, просто изначально были обречены на неуспех. Ну и сами же ускорили начало расследования "дела Ликуда", по которому под следствие попал один из главных защитников этого закона, депутат Кнессета Давид Битан. Полиция поторопилась, чтобы это громкое дело в любом случае не попало под запрет о публикации рекомендаций.

Нет, я говорю о поправке, которую потребовала внести в закон партия "Кулану", возглавляемая министром финансов Моше Кахлоном. Испугавшись давления СМИ, которые окрестили этот закон антидемократичным (очевидно, презумпция невиновности среди демократических принципов нашими СМИ уже не числится), Кахлон потребовал резко сузить действие закона и распространить его только на те дела, которые полиция изначально ведет в сопровождении представителя прокуратуры.

Читателю, не знакомому со всеми тонкостями израильской юридической системы, поясню - речь идет о громких резонансных делах, которые открываются против политиков, общественных деятелей и олигархов. Эти дела, поскольку они обычно весьма объемны, находятся под пристальным вниманием прессы, требуют большой следственной и юридической работы, эти дела сразу ведутся полицией в сопровождении представителя прокуратуры. И, соответственно, по мнению Кахлона, не нуждаются в том, чтобы полиция давала прокуратуре свои рекомендации.

Что же получилось в итоге, благодаря деятельности Кахлона? В итоге, о том, что полиция рекомендует обвинить в чем-то Ицика, который продает вам овощи в магазинчике неподалеку от вашего дома, вы и все жители вашего квартала сможете узнать из вашей городской газетенки, или из городского сайта. А вот о рекомендациях полиции в деле депутата Кнессета или олигарха вы как раз и не узнаете.

Хотя справедливость должна была распространяться и на депутата, и на Ицика, продающего овощи. Но эта справедливость не для Кахлона и его партии.

В результате деятельности Кахлона, у нас есть нетто проигрыш. У всех. Потому что отмена презумпции невиновности для большей части граждан Израиля - это и есть удар по демократии.
Поделиться
Все по теме
Комментарии
Все за 24 часа
Лента новостей
Новости партнеров
Загрузка...


Знакомства
Мы на Facebook